Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife. Статус кв(о). Глава 7: Церерабральный паралич (Часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: закончено;
Описание: Вайлет встречает старую знакомую, которая кажется девчонкой, Т᾽Сони пышет жаром и выслушивает комплименты, а капитан Кар᾽Данна находит соотечественника, который хочет раздеть голубокожую.





— То есть, вы еще не Спектр Ассамблеи? — несколько обескуражено и на едином выдохе спросила азари. Голубокожая запыхалась в попытках не отставать от длинноногой Блад.
Спутники торопливо шли, стараясь подстроить шаг под бывшего дознавателя. Именно шаг, а не полет в дегравитированном пространстве. Вайлет устала от парения аки птица и решительно включила адгезионную систему на подошвах башмаков. Такая же оказалась и в экипировке кварианца, а Джоана щелкала по полу простенькими элетромагнитными подковками с примитивной логикой. Из-за этого генетически грациозная походка азари превратилась в насмешку над голубокожими поборницами этикета и элегантности.
— Нет, — Вайлет покачала головой. — Обязанности Комиссара по этике возлягут на меня чуть позже.
— Нас об этом не предупредили, — сказал кварианец, вышагивающий по другую руку Вайлет. — Это все осложняет.
— Осложняет? — спросила Вайлет. — В каком аспекте?
— В том… — Кар'Данна переглянулся с азари. — В том, что нам будет нелегко отсюда выбраться. Вы знаете, как называют Цереру?
— Не знаю.
Versha (1).
— Это должно мне что-то сказать? — Вайлет глянула на кварианца. — Я не сильна в хелише, капитан.
— А это и не по-квариански, — усмехнулся Кар'Данна. — Это по-русски.
— Господи, а русские-то тут при чем? — густые брови Блад удивленно полезли наверх.
— Тут много…, — кварианец задумался. — Много граждан бывшей России. Еще с довоенных времен, когда это государство существовало независимо от Евразии.
— Вы хорошо знакомы с историей старой Земли, — констатировала Вайлет.
Кварианец качнул шлемом. Потом снова переглянулся с азари и продолжил:
— Это не мои знания. О человеческой истории мне рассказала одна знакомая.
— Человек?
— Нет, кварианка. Да вы ее знаете, — усмехнулся мужчина.
— У меня мало знакомых кварианцев.
— Эту особу уж точно знаете.
Кар'Данна явно веселился, подтрунивал над Вайлет. По-своему, по-квариански. Но не в привычках бывшего дознавателя было идти на приманку, поэтому женщина лишь пожала плечами. Мол, может, и знаю. Захочешь — сам скажешь.
Но Кар᾽Данна тоже тоже был не промах, и на простую контруловку не повелся.
Вайлет посмотрела на бывшего капитана. Тот чем дальше, тем больше вызывал у нее искренний интерес. Мало того, что он говорил на английском почти без акцента и совершенно точно самостоятельно, не пользуясь услугами переводчика, так еще оказался настоящим кладезем удивительных открытий. Вот, оказывается, в свое время изучал историю Земли. Пусть и не сам. Но зачем? С какой целью?
Уточнить не получилось — они добрались наконец до подъемника на верхние палубы списанного колониального транспорта. Большого и крайне простого по конструкции корабля, который нынче выполнял всего две функции: удерживал воздух и служил одним из «кварталов» столицы этого то ли пиратского, то ли просто независимого ни от одной политической силы мирка.
В чем-то Церера походила на Марсити. Планетоид застраивался совершенно без какой-либо схемы. Но если на Марсе люди, подобно кротам, зарывались в красные пески, то на крупнейшем астероиде Пояса поселенцы вели себя иначе. Сложно сказать, на что это похоже из живой природы, но… Словом, почти вся экваториальная зона Цереры покрыта ровным слоем списанных кораблей — как правило, огромных колониальных транспортов. Словно некий разреженный металлический пояс, соединенный наспех сооруженными гермотоннелями или вовсе вакуумными железными дорогами.
Колоритная троица — человек, азари, кварианец — стояла перед лифтовым подъемником. Азари ткнула в архаичную контактную кнопку вызова, и на столь же древнем дисплее, что приютился над створками шахты, зажглись и начали сменять друг друга тревожные красные цифры. Вайлет мельком огляделась в поисках указателей и нашла искомое: чуть в стороне от лифта на стене была выведена (явно вручную) большая семёрка. Значит, они сейчас на седьмой палубе.
Лифт только-только подобрался к четвёртой.
— Проблема же в том, — словно бы с прерванного места начал Кар᾽Данна, — что мой корабль далековато. И до него надо как-то добраться.
— Так в чем проблема-то? — спросила Вайлет.
— Вряд ли вам отдадут катер, — объяснила азари. — Корабли тут на вес нулевого элемента. Тем более, исправные корабли.
Вайлет глянула на Иону.
— А вы, стало быть, знали, что тут такая ерунда?
Девушка кивнула, а ее спутник добавил:
— Я был уверен, что Спектр Ассамблеи воспользуется своим официальным статусом.
— Боги и демоны, — вздохнула Вайлет. — Почему вы упорно называете меня Спектром?
— Комиссия по этике — это полный аналог Спецкорпуса, — ответила азари. — Разница только в мотивации агентов. Комиссаров по-вашему.
Вайлет перевела взгляд на девушку.
— Боже, а это вам откуда известно? — спросила Блад.
— Это же открытая информация! — почти воскликнула Джоана. — Или вы хотите сказать, что не читаете новостей в Экстранете?
«Спектр поневоле» покачала головой. Последний раз шарилась по Сети она лет двенадцать назад. А может, и больше. Потом перешла на работу в отдел дознаний, и желание получать, а тем более использовать открытую информацию у нее как-то разом испарилось. Это только в развлекательных виртуалках детективы выбираются на след преступника по публикациям в прессе.
Вайлет больше ничего не успела спросить — подъехал лифт. Женщина шагнула навстречу створкам. Одна из дверей подклинила, но вторая отскочила в паз довольно споро, и едва Блад сдвинулась в сторону неравномерного проема, как в упомянутом проеме мелькнула чья-то фигура. Вайлет тут же получила внушительный удар в грудь. Если бы не башмаки, сыгравшие роль якоря, женщина вряд ли бы устояла на ногах.
Виновник происшествия в полном соответствии с законом сохранения импульса отлетел от Вайлет и приложился спиной о полуоткрытую створку лифта.
— Гребаный свет! — раздался высокий, но явно мужской голос. — Тебе не говорили, что сначала нужно пропускать выходящих?
Говорил тот самый тип, что срикошетировал от Вайлет. Говорил и одновременно старался занять вертикальное положение. Учитывая, что спецобуви у него не было, задачка получалась еще та.
На помощь человеку пришла азари — Иона протянула мужчине руку, и тот, не особо глядя на девушку, лихо перевернул себя в позицию «почти стоя» — азари же, повинуясь законам физики, едва сохранила прямостоящее положение. Типчик же, ничуть не смущаясь, свободной рукой нащупал поручень на стене и принял строго вертикальное положение.
— Срань протеанская! — воскликнул мужчина, едва оглядев компанию напротив. — Азари чуть ли не под руку с кварианцем! И с ними еще нечто, похожее на женщину! Вы откуда такие красивые?
— Спокойно, Иона, — кварианец придержал девушку, в буквальном смысле воспылавшую гневным голубым сиянием. — Во всякой выгребной яме есть особо пахучие элементы.
— Сними кастрюлю с тыквы, и посмотрим, кто пахучий! — отозвался человек, на всякий случай отодвигаясь от троицы. — Вы что тут делаете, я вас спрашиваю?
Вайлет все это надоело. Она медленно, напоказ расстегнула набедренную кобуру и продемонстрировала уродцу ручку своего любимого М-9.
А типчик в самом деле был уродцем. Большая, явно несоразмерная туловищу голова, рост не более полутора метров — даже ниже азари — и удивительно длинные, словно от другого человека, сильные, жилистые руки. Разглядеть их в подробностях позволяла одежда — типчик оказался облачен в бесформенные синтетические штаны и то ли кожаный, то ли такой же синтетический жилет-безрукавку на голое тело.
Лицом нахал был вполне под стать телосложению. Глаза разного цвета, двухнедельная небристость с клоком абсолютно седых волос на правой челюсти. Причем именно седых, а не обесцвеченных.
— Лети своей дорогой, хомо, — произнес кварианец, убрав одну руку за спину. Стоящей чуть позади Вайлет было отлично видно, что на пояснице Кара’Данны ждет своего часа небольшой, изящный дробовик. Судя по дизайну — кварианский.
— Я-то полечу, карнавальное ты чудо, — усмехнулся человек. — У меня-то есть корабль. А у вас?
— Короче.
Вайлет отодвинула в сторону Иону и шагнула вперед. Не делая никаких угражающих жестов, даже не кладя руку на рукоять пистолета. Просто встала напротив хама и спокойно опустила руки вдоль туловища.
— У тебя две длинных секунды, чтобы слинять, — сказала Вайлет. — Одна вышла. Делай вывод.
— Пехота, надо полагать, — человек смотрел на дознавателя снизу вверх. — Но черт с тобой, живи, ворчило (2).
— Время вышло, — произнесла Вайлет.
Нахал усмехнулся, отделился от стены и, толкнув на ходу кварианца, устремился вдаль по коридору. Ловкость, с которой длиннорукий уродец разгонял себя в невесомости, просто поражала.

Администрация Цереры располагалась, как и следовало предполагать, в той зоне корабля, которая раньше была отведена под ПИЦ (3) космического транспорта. Двери лифта разошлись (ну, то есть одна разошлась, вторая лишь повздыхала механизмами), и Вайлет сотоварищи окунулись в небольшой фрагмент Порядка в этом богом забытом уголке Солнечной системы.
От лифта шли два прохода. Один, широкий, по центру, а второй — поуже — уходил куда-то вправо и терялся в темноте. Из этой темноты доносились совершенно не соответствующие мрачности прохода звуки веселья — играла земная музыка, слышались разномастные голоса. Вайлет готова была поставить все свои отпускные и премиальные за тридцать лет, что темный и узкий коридор ведет в местный аналог кабака. Такие места имеются на всех космических кораблях размером больше крейсера, но Блад впервые видела, чтобы увеселительное заведение соседствовало с администрацией.
А именно туда вел второй коридор: короткий, меньше десяти метров, утыкающийся в мощные, явно установленные уже после сборки корабля двери. Обе створки массивные, с гермоподбоем, подвешенные на автоматических петлях. Словом, добротная защита как от вакуума, так и от… от пулеметной очереди, если таковая вдруг зайдет в гости.
Охрана у дверей — два крепыша в заношенных морпеховских костюмах, кое-где залатанных на скорую руку, но в целом в неплохом состоянии. У одного, похоже, даже есть кинетические щиты — серые полоски излучателей, сейчас не активированных, упорно наводили на такую мысль. Впрочем, вполне может быть, что все это лишь элементарное позерство.
Оба охранника серьезно вооружены: у одного такой же, как у Вайлет, М-9 «Ярость», второй держит в руках еще более крутую пушку: М-25 «Шершень». Правда, не в классическом грязно-белом цвете «Цербера», а в милитари-сером. Похоже, модель со складов Альянса, наполненных перекрашенными «Шершнями». Последствия узаконенных грабежей, случившихся, когда военные добрались до тайных хранилищ Призрака. По Марсу ходили слухи, что до половины «трофеев» были списаны еще на стадии подсчета и ушли по адресатам. Протащить оружие на Землю уже тогда было проблемой, но остальная Солнечная система не испытывала недостатка в покупателях.
Еще один охранник, пониже ростом, со скромным «Стилетом» на поясе и без брони, встретил троицу прямо у лифта.
— Это Stavka, — коротко произнес мужчина. — По какому вопросу?
Вайлет сделала шаг вперед.
— По вопросу отбывания отсюда подальше, — сказала женщина. — Я забираю кварианца и азари.
— А, вы та самая Виолетта, что поставила на место Антона, — мужчина покачал головой и усмехнулся: — Да, вижу, с большими сиськами тут и в самом деле проблема.
— Есть два больших кулака, — спокойно произнесла Вайлет. — Могу дать подержаться лицом.
— Ладно-ладно, — охранник примирительно поднял ладони. — Шутим мы так. Хотите поторговаться за кораблик — ваше дело. Заходите, с вами поговорят. Только вот кварианец останется здесь.
Вайлет нахмурилась.
— Это какого?
Охранник только пожал плечами. Мол, приказы не обсуждаются.
Двое его напарников выразительно приподняли оружие. Немного, совсем чуть-чуть, но сигнал очевидный. Вайлет не составило бы проблемы положить всех трех секунды за две. Но это совершенно не входило в ее план сегодняшнего дня. Кроме того, нужно быть полным дуболомом, чтобы не понимать: за массивными дверьми есть еще охрана. И возможно, покруче этой.
— Ладно, мальчики и девочки, — Вайлет повернулась к спутникам. — Делаем так. Капитан, вы остаетесь тут. Не будем раздражать местных. Понятия не имею, что там за ерунда случилась, но правила есть правила.
— Я не…, — начал Кар᾽Данна, но Вайлет решительно оборвала кварианца:
— Не обсуждается. Пойдем мы с Джоаной. Так будет лучше.
— Нет, но это…
— Данна! — Вайлет положила руку на плечо кваринца. — Поверьте мне. Я обязалась доставить вас… на планету, и доставлю.
Кар'Данна недовольно покачал головой, но все же подчинился. Ступил на шаг назад, облокотился о стену и кивнул головой. Мол, валяйте, идите.
Вайлет взяла под руку азари и шагнула к укрепленным дверям. Охранник красноречиво бросил взгляд на М-9 в кобуре женщины. Блад лишь усмехнулась. Хоть она тут и чужак, но местные правила знает: с оружием здесь расстаются лишь в самых исключительных случаях. Например, когда обвиняются в преступлении, которое даже по местным, совершенно вольным порядкам — все равно преступление.
Охранник тоже знал порядки. А поскольку обвинять здоровенную женщину-гостя было не в чем…
Мужчина повернулся к двери и кивнул крепышам в броне. Те отступили чуть в сторону и — Вайлет заметила, — убрали пальцы со спусковых крючков пистолетов-пулеметов.
Они с азари прошли мимо охранников, миновали антиштурмовой лабиринт на входе и добрались наконец до открытого пространства.
На этом транспорте ПИЦ был восьмиугольным — любимая геометрическая фигура кораблестроителей столетней давности. Оба визитера вышли в помещение со стороны одного из ребер восьмиугольника. Ребро строго напротив смотрело прямо в космос — сейчас «окно» показывало горизонт Цереры, неровно заставленный старыми кораблями, словно свалка космического мусора.
Спереди слева, возле дальнего левого ребра, стояла перегородка — типа тех, которые используются в медицинских кабинетах для переодевания пациентов. Только эта была чуть выше, насыщенного черного цвета и, конечно, ни из какой не из больницы и не передвижная. Похоже, местные просто установили несколько пластиковых листов, наглухо прикрепив их к полу. Загородка, зацепив часть «окна», выгибалась к левой стене так, что организовывала некий «личный кабинет» в этом своеобразном оупен-спейсе. Возле загородки, подперев ее плечом, стоял немолодой мужчина со скучающим взглядом профессионального убийцы.
По обе стороны от центрального прохода располагались рабочие зоны для администраторов. Левая совершенно безлюдна, в правой же четыре клерка. Двое в шлемах виртуального интерфейса на голвоах, и потому визитеров не замечали. Два других — пожилой мужчина и совсем еще молодая девочка — изумленно подняли головы и уставились на азари. На нее и только на нее. Габаритной дамочки с пистолетом на бедре клерки словно не замечали.
Еще два охранника, до того сидящие за столом у правого дальнего ребра восьмиугольника, вскочили, словно по команде. Нет, они не тянулись за оружием, но взгляды, которыми они буквально пронзили азари, говорили сами за себя: увидеть здесь голубокожую они явно не ожидали.
Вайлет остановилась в середине помещения.
— Ну и где здесь заместитель наиглавнейшего?
— Проходите сюда, дамы.
Патентованный убийца, не отрывая плеча от загородки, поманил Вайлет и Джоану пальцем. В былое время Блад бы и не подумала отвечать на столь хамское приглашение, но сегодня был другой день.
— Чиф ждет, — почему-то улыбнулся мужчина. — Вам повезло. Это большая редкость, чтобы она кого-нибудь целенаправленно ждала — засмеялся охранник.
Без сомнения, это был не просто сотрудник, а личный телохранитель помощницы наиглавнейшего.
— Вас ждут, заходите, — мужчина кивнул в сторону окна. — Вход у стены.
— Спасибо, — выдохнула азари.
Вайлет даже в полуметре от девушки чувствовала, как та напряжена.
Вообще, что-то не так с этой Ионой. Слишком уж дерганная. Понятно, что совсем еще молодая, но вот Алина тоже была по азарийским меркам почти ребенок, но вела себя куда выдержаннее.
Черт! С чего бы это Вайлет вдруг вспомнить историю двухлетней давности и одного из ее главных персонажей?
Женщина незаметно для спутницы сделала глубокий вдох, кивнула азари и прошла ко входу в обитель таинственного чифа. Собственно какой-либо двери не было — лишь простая черная, в цвет стенок загородки, занавесь. Блад отодвинула ткань рукой и пригласила Джоану. Дожавшись, когда девушка нырнет в проем, Вайлет на всякий случай окинула взглядом помещение.
Охранники снова на своих местах. Теперь понятно, что они там делают — перед ними шахматная доска и начатая партия. Причем для одного из них начатая препогано: Вайлет даже с полутора десятка метров заметила, что правый фланг горе-игрока будет смят через два-четыре хода. Скорее через два.
Два клерка вернулись к своим делам. Разве что девушка по-прежнему поглядывает в сторону загородки. Что такая молодая и симпатичная делает в этом гадюшнике?
Личный телохранитель чифа меланхолично поглядывает на Вайлет. Он хорош: ни капли расслабленности, и в то же время совершеннейшее спокойствие. Возможно, биотик. Только они способны вмазать противника в стену за секунду до того, как тот поднимет пистолет.
Вайлет мысленно пожала плечами и нырнула в занавесь следом за азари. Нырнула, с ходу разогналась и… уткнулась носом в плечо тормознувшей Джоаны. Не успев поставить адгезионную подошву на пол, Вайлет чуть не упала — если вообще возможно упасть в практически полном отсутствии тяжести. Даже не успела упрекнуть спутницу в том, что та застыла, будто изваяние. И уж тем более не сразу поняла, почему азари остановилась прямо у входа.
— Тут одна моя знакомая обычно говорит «достаточно близко», — раздался низковатый, с чуть заметной грубой бархатистостью голос. — Этого хватает, чтобы визитеры наложили в штаны. Но маленькая Лиара настолько обескуражена, что я воздержусь от угроз.
Вайлет глянула поверх головы спутницы, встретилась взглядом с хозяйкой помещения — и тоже замерла.
Эту особу Блад знала. Не очень хорошо, но все же знала.
— Так и будете стоять у входа? — спросила второй человек на Церере.
И слегка дернула уголком губ, что должно было означать ироничную усмешку.
— Но этого не может быть, — прошептала Джоана. — Здесь, у людей…
— Я не только могу быть, милое дитя, — раздался тот же сильный голос, — но и была, есть и буду. К вящему недовольству наших с тобой соотечественниц на Титане.
Хозяйка вставила ступню в петельку на полу, и закинула другую ногу на ногу. Поудобнее устроилась на большом, комфортном, явно видавшим виды диване.
Вайлет с трудом удержала свою челюсть на месте.

***


— Ты? — Блад выдохнула это короткое слово со всей выразительностью, наработанной за десять с лишним лет работы дознавателем.
— А ты кого ожидала увидеть? — Пассанте качнула ногой. — Разумеется, это я. После того, как твоими стараниями меня объявили в розыск, ничего не оставалось, как поселиться тут. Но я — это дело десятое. А вот что в Поясе делает наша маленькая Лиара?
— Не зовите меня так! — вспыхнула девушка. — Я не моя мать! Я это я!
— И как мне тебя звать, маленькая Лиара? — серьезно спросила азари. — Ты прибыла на Цереру анонимно.
— Меня зовут Иона Т’Сони! — Джоана шагнула вперед, звонко цокнув магнитными подковками. — И я требую уважения!
— Иначе что? — на губах Пассанте мелькнул оттенок усмешки, и Вайлет просто не могла не провести параллель с Арией Т’Лоак. Что-то в обеих голубокожих было общее, это верно. Однако от Пассанте куда больше пахло страхом, и куда меньше — властью. Будь на ее месте Ариа, пояс астероидов давно бы уже был в руках королевы Омеги.
— Впрочем, это неважно, — продолжила Пассанте. — Ничего не важно. Кроме одного. Что тебе, маленькая Т’Сони, тут нужно?
Девушка на секунду замешкалась, и вперед выступила Вайлет.
— Нам нужно сопроводить кварианского беженца до ближайшего представительства Земли.
— Нам или тебе? — спросила азари.
— Даже если мне, то что? — ответила Вайлет.
— Что твое мнение тут мало что решает, — прохладно, даже чуть с ленцой сказала Пассанте. — Полицию, хотя бы и марсианскую, тут не особо жалуют. Должна бы уже понять.
— Я больше не полицейский.
— Вот даже как?
Азари поднялась с дивана. Подошла к застывшей неподалеку от входа парочке и заглянула в глаза каждой из посетительниц.
— Похоже, не врешь, — сказала Пассанте. — Но и всей правды не говоришь.
— Не имею привычки открывать душу каждой встречной азари.
— Хорошая жизненная позиция, — качнула головой азари, повернувшись спиной к Вайлет и Джоане. — Я даже знаю, как она сформировалась. Помню, как одной голубокожей малолетке удалось надурить голову старой человеческой женщине. Когда я рассказала Этите, та чуть не умерла от смеха.
— Удивительная осведомленность, — сказала Вайлет. — И, к слову… Что, разве матриарх Этита, глава Миссии азари на Красной планете, с некоторых пор шушукается с наемницами и аферистками?
Азари не ответила, а Блад сокрушенно покачала головой.
— Мельчает порода азарийских бунтарей, — Вайлет кисло усмехнулась. — Видимо, вы и в самом деле вымираете, как я и говорила Алине. К слову, а где твоя подопечная? Это ведь ты подговорила молодую девочку вильнуть красивой попой и отправиться в самостоятельное путешествие?
— Мои отношения с Альеной вас не касаются, — отрезала азари. — Никого не касаются. Впрочем, как и твои отношения с соплеменниками.
Пассанте развернулась и снова подошла вплотную к гостям.
— Итак, спрашиваю последний раз. Что нужно Лиаре Т’Сони на Церере? Ни за что не поверю, что она послала свою дочурку за тучу световых лет вот просто так.
— Я не буду отвечать, — решительно сказала Джоана. — Это не ваше дело, доктор Пассанте. Хотя я до сих пор не верю, что это вы. Мать рассказывала мне о совсем другой женщине.
— Девочка, — в голосе Пассанте послышалось что-то типа намека на доброжелательность. — Твоя мама только думала, что способна стать настоящим Серым посредником. Но на деле-то дочка Бенезии лишь молоденький и наивный археолог. Увлеченный. Трудолюбивый. Умеющий копать во всех смыслах этого слова. Именно это и сделало победу над Жнецами возможной. Узнай она меня настоящую, Совету ни в жизнь не удалось бы реализовать план защиты Галактики.
Судя по ошарашенному виду Джоаны, та была просто в шоке от сказанного. Да и сама Вайлет удивилась.
Во-первых, было очень странно слышать, что Галактику спас Совет Цитадели. Да, какую-то роль он играл, не без этого. Но все хроники наперебой говорили — и Вайлет не находила повода сомневаться, — что Жнецов удалось одолеть скорее вопреки воле Совета, чем благодаря ему.
Во-вторых, Вайлет удивилась, что неуловимым Серым Посредником каким-то невероятным способом стала дочь мятежной Бенезии. Бывший дознаватель не встречала ни одного реального доказательства этой теории. Кроме того, стоило огромных трудов признать за мягкосердечной азари — милом друге капитана Шепарда — умение жестоко вести тайные галактические войны. А Серый Посредник, кем бы он ни был, все-таки жестокий галактический игрок. Упаси Боже нас от таких фигур за шахматным столом.
Но с другой стороны… Если об этом, как о свершившемся факте, говорит азари, то информации стоит доверять. Можно говорить о голубокожих что угодно, но в их привычках никогда не было сознательного вранья. И еще они всегда знают больше, чем дают об этом знать остальным расам.
— Что за чушь? — взорвалась Джоана. — Моя мать не имеет никакого отношения к этому… этому…
Пассанте улыбнулась и снова уселась, вставив ноги в петли на полу и лихо подтянув себя к дивану.
— Еще раз, — произнесла азари. — Зачем ты здесь?
— Еще раз, — решительно заявила Джоана. — Это не ваше дело.
— Девочка, со мной так не разговаривают, — тихо и почти нежно произнесла азари.
Вайлет поняла, что если она сейчас не вмешается, то либо Джоана не выдержит и взорвется, либо, что более вероятно, Пассанте угробит их прямо здесь и прямо сейчас. Второе вполне могло бы последовать из первого. Вайлет однажды убедилась, на что способна «кабинетная ученая, ведущий архивариус Тессии». Оказаться на пути биотической волны, с легкостью выкрашивающей толстенные полипластовые стены — увольте.
— Пассанте, — Вайлет взяла Джоану за локоть, призывая помолчать. — Я повторяю: мы здесь исключительно ради кварианца. У меня задание забрать его отсюда.
Женщина повернулась к Вайлет.
— Я не с тобой разговариваю, — сказала она. — И не потому, что ты мне неинтересна. А просто потому, что ты сама ни черта не знаешь о том, во что тебя засунули.
— Засунули? — хмыкнула Вайлет. — Ну и расскажи, во что же меня засунули?
— Как обычно, в политическое дерьмо, — усмехнулась Пассанте. — Мне хватило полугода на Титане, чтобы провонять им. На Марсе ничуть не лучше. Ну а Земля…
Азари снова поднялась с дивана и чинно прошествовала в угол загородки, где поблескивал огоньками пищевой автомат. Хлопнула по кнопке и вытащила из лотка пузатый тюбик — судя по форме, с напитком.
— На Землю я не хочу, — сказала Пассанте. — Больше не хочу. Слишком это…
— Жестоко? — подсказала Джоана.
— Жестоко? О, нет, маленькая Т’Сони, — Женщина засмеялась. — Я знаю, что такое жестокость. Нет, это другое.
Азари не торопясь подошла к выходу и заглянула на секунду за закрывавшую дверной проем кисею.
— Гэри, позови Виталия, — попросила Пассанте и одним неуловимым движением снова оказалась в комнате.
— Ладно, хватит. Мы здесь живем очень просто, — улыбнулась женщина. — Тех, кто доставляет нам неудобства, просто выбрасываем в космос. В данном случае неудобство — это непонимание мотивов неожиданных гостей. Итак, дамы, вы точно ничего не хотите мне рассказать?

— Хорошая история, — сказала азари. — Но неправдоподобная.
— Это все, что я могу сказать, — ответила Вайлет.
Она в кратце рассказала о «задании» со стороны администрации Марсити, опустив лишь то, что искомый кварианец нашел что-то, что должен передать Земле. Вайлет и подсунула молодую азари вместо этого «чего-то». Получилось, что Кар᾽Данна нашел где-то в поясе Оорта дочь Беглянки, которая отказывается говорить подробности своего туда попадания.
Смешно, но это было правдой.
— И это все правда, — завершила Вайлет.
— Я вижу, что правда, — кивнула Пассанте. — Я научилась слышать ложь в словах людей. Ты, впрочем, тоже это умеешь.
— Специально не обучалась, — буркнула Блад.
Женщина признала, что Пассанте читает ее как раскрытую книгу. Знать бы это в их первую встречу, Блад сто раз подумала бы, принимать ли помощь от голубокожей. Но как говорят русские, знал бы где упасть — матрас бы подстелил.
К счастью, азари не была настроена враждебно. Ей просто хотелось знать истинные мотивы визита Ионы Т'Сони на Цереру. В этом азари не была одинока. Вайлет сама бы многое отдала за то, чтобы узнать истинные цели Беглянки. Но молодая азари оставалась непреклонна — напрочь отказывалась обсуждать планы Лиары.
Пассанте это, казалось, даже начало нравится. Во всяком случае, из глаз Айноры исчезло холодное, пропитанное липким страхом равнодушие.
— Девушки, можно? — раздалось от двери.
Все трое синхронно глянули на вход.
Довольно молодой человек — именно человек. Слава всем богам, не азари и не кварианец. Обычный homo sapiens, одетый — видимо, по местной моде, — в просторные штаны и в безрукавке на голое тело. Характерным отличием именно этого аборигена был яркий, расшитый вышивкой красный пояс — широченный, обхватывающий талию чуть ли не до середины живота. На ногах молодого человека красовались обычные контактные башмаки с адгезионной системой.
На взгляд Вайлет, было парню лет тридцать, не больше. Даже не смотря на глубокие залысины, которые тот старательно маскировала кроткой — почти налысо — стрижкой. Весьма экстравагантной, надо признать: по центру головы, между лбом и темечком, из выбритого черепа произрастал солидный клок волос, трижды перетянутый резинками и заведенный за правое ухо.
Лицом незнакомец был стопроцентно из Восточной Евразии. Высокие, чуть-чуть в азиатчину скулы, пронзительно голубые, почти как у азари глаза и, наконец, совершенно правильный, округлый, словно по лекалу обведенный овал лица.
— А вот и Виталий, — произнесла Пассанте.
— Да, вот и я, — подтвердил мужчина и быстро, сноровисто подошел к азари. Походка на адгезионных башмаках в его исполнении была столь естественна, что не оставалось никаких сомнений — человек родился и вырос в условиях пониженной гравитации. Только вот стройная, сильная — может быть, даже откровенно мощная — фигура мужчины ничуть не походила на худосочные и вытянутые тела истинных «космиков».
— Давно не виделись, Айя, — произнес молодой человек и, наклонившись, нежно чмокнул азари в теменные складки на макушке. Азари вернула приветствие, подтянув к себе голову мужчины и наградив того непродолжительным, но совершенно недвусмысленным поцелуем. Безусловно, эти двое были любовниками, если не сказать больше.
Вайлет чуть не проглотила язык. Да и Джоана, похоже, впала в ступор.
— Добро пожаловать на Цереру, дамы, — молодой человек наконец оторвался от фиолетовых губ азари и повернулся к гостям. — Меня зовут Виталий Соболев. Я тут ataman, то есть самый главный. С Айей вы уже познакомились, я вижу.
— Познакомились, познакомились, — сказала Вайлет. — Мы с вашей… подругой давно уже знакомы.
— Ну и замечательно, — широко улыбнулся Виталий и, словно извиняясь, развел руки: — Извините, не предлагаю присесть. Мы тут вообще как-то не очень жалуем места для сидения. Невесомость, сами понимаете.
— Ничего, my peshkom postoim, — ожила наконец Джоана.
Вайлет с удивлением глянула на азари. Уж чего-чего, а знания шипяшего и свистящего, не говоря уж о кошмарной грамматике, русского языка от дочки Беглянки она ну никак не ожидала.
Govorite po-nashemu, ili prosto znakomy s russkim? — спросил Виталий на своем языке.
Govoryu plokho, no ponimayu, — ответила Джоана и продолжила уже на английском: — Я изучала все основные языки Земли. У меня хорошие лингвистические задатки.
— Отлично, — мужчина снова широко улыбнулся. — Мои респекты госпоже Лиаре.
— Незаслуженные, — ответила девушка. — Я рассталась с матерью в глубоком детстве, и не по своей воле. Большую часть моего прошлого я провела в одиночестве.
Chem dal’she, tem stran’she i stran’she, — засмеялся русский. — То есть вы фактически выросли среди космических лучей, да?
— Можно сказать и так, — азари кивнула и добавила: — А с Каром'Данной я познакомилась недавно.
— Насколько недавно? — спросила Пассанте.
— Шесть лет назад.
— Ну да, вот почти вчера, — буркнула Вайлет. Женщину чуть-чуть задело, что веселому Виталию азари рассказывает больше, чем ей.
Показушно добродушный ataman тем временем приземлил свою задницу на диван рядом с Айнорой Пассанте и, картинно приобняв азари, устроился с максимальным для себя комфортом. То, что две женщины остались перед ним стоять, мужчину, похоже, совершенно не заботило.
— Ну хорошо, — Виталий хлопнул свободной рукой по колену. — Расскажите, что вам тут нужно.
— Я уже говорила…
— Я знаю, что вы говорили, — на губах мужчины по-прежнему лежала добрая улыбка, но глаза местного наиглавнейшего говорили куда понятнее, чем мимика.
На деле, Вайлет была готова поспорить на что угодно, мужчина был жесток, жесток и немилосерден. Возможно, справедлив. По-своему, по-местному справедлив. Но играть в словесные игры точно не собирался и неподчинения не терпел.
Вайлет начинала понимать, почему азари в буквальном смысле подстилалась под любовника. Доктор Пассанте, несмотря на показную жесткость, в реальности не такая уж сильная фигура. Да, весьма неплохой актер, стоит признать. Мудра и стара. Но даже молодая Алина Гросс, помнится, раскусила старую азари за две минуты. А ведь Алина по сути совсем еще ребенок… Была. Тогда, два года назад.
— Давайте, я объясню, — Виталий ослабил накал своей широченной улыбки, оставив на лице лишь благожелательную мину. — У нас тут весьма простые правила. Их мало, но они есть. Одно из главных — я должен знать все, что может угрожать wol’nym lyudyam.
— Уверяю, я ничем не угрожаю Церере, — ответила Джоана. — Да и всему Поясу тоже.
— Второе, — мужчина словно не услышал азари. — Я должен знать о всем, что может принести пользу wol’nym lyudyam. У меня тут есть мысль, что дочь Лиары Т᾽Сони ну никак не может прибыть сюда просто интереса ради. Попробуйте меня в этом переубедить.
Ne sobirayus’ dokazyvat’, chto ya ne verblyud, — произнесла Джоана. — Еще раз повторяю, я помню мать только в глубоком детстве. Даже по вашим, человеческим меркам глубоком. В свободном космосе я с десяти лет. Все эти годы я пыталась найти хотя бы одну планету в человеческом секторе, у которой осталась связь с метрополией. Я знаю, что случилось после войны. Поверьте, добраться до Земли — единственного очага цивилизации в этом секторе космоса, — было очень тяжело. Мне повезло — меня подобрал кварианский корабль, ушедший в далекий поиск. Так я познакомилась с капитаном Каром᾽Данной. Вместе мы с ним путешествовали шесть лет, пока не вернулись, наконец, к поясу Койпера. Но там капитана не особенно жалуют, поэтому я попросила его добросить меня до Титана. Как я поняла, там у нас колония.
— Автономия, точнее говоря, — уточнила Пассанте. — Но сдается мне, вы немного промахнулись. Титан немножко дальше от Солнца, чем пояс астероидов. И ближе к становищу Флота.
— Титан сейчас на другой стороне эклиптики (4) от расположения Флота, — возразила молодая азари. — У нас кончалось топливо и продовольствие. А делать оверсан (5) на не предназначенном для этого корабле — это даже для кварианцев слишком рискованно.
— Понятно, — мужчина кивнул. — Вы не хотите говорить всю правду.
— Я сказала правду! — гневно вспыхнула азари. — Почему вы не хотите мне верить?
Пассанте улыбнулась, положив голову на плечо Виталия.
— Потому, что ты утаиваешь цель своего визита на Землю, девочка, — сказала азари. — Не пытайся обмануть меня — это бесполезно. Не пытайся обмануть будущего Спектра Ассамблеи — это чревато. Наконец, не вздумай обманывать Виталия — это просто опасно.
— Я никого не обманываю! — воскликула Джоана. — Ну почему вы мне не верите!?
Азари обвела взглядом немногочисленное собрание. Свою соотечественницу, ее любовника, наконец Вайлет. Той показалось, что в больших, влажных глазах Т'Сони застыл укоризненный вопрос характера «и ты, Брут?».
— Ладно! — Виталий отстранился от Пассанте и снова хлопнул себя рукой по колену. — Мне некогда играть в ugadayku.
Мужчина ловко встал, щелкнув башмаками по полу. Прошел к молодой азари, взял девушку за подбородок и убрал руку, едва Джоана спохватилась и налилась опасным синим свечением.
— Но-но!
Айнора Пассанте вспыхнула таким же сиянием, только раза в четыре ярче.
— Все нормально, Айя, — произнес Виталий. — Маленькая Т'Сони не причинит никому вреда. Ведь не причинит, верно?
Мужчина метнул быстрый, жесткий взгляд в сторону азари. И тут же повернулся к Вайлет.
— Вам, уважаемый будущий Комиссар, советую побыстрее разобраться, кто вам друг, а кто нет. Думаю, у вас это получится.
— Поясните, — Вайлет нахмурилась.
— Ничего не буду объяснять, Вайлет Блад, — усмехнулся Виталий. — Она же Виолетта Балатони. Она же Далила Сан, она же сержант Ярость. Вы по уши в дерьме, уважаемый господин дознаватель. Вы и, может быть, тот несчастный капитан-изгнанник, который сейчас тихонечко напивается декстроалкоголем в заведении на этой же палубе.
Вайлет пожала плечами.
— Не впервой в дерьмо залезать, уважаемый всезнающий ataman. Выпутаюсь.
— Надеюсь, что да, — мужчина говорил совершенно серьезно. — Вы правильный человек, Вайлет Блад. Может быть, не на той стороне, но правильный.
Блад вернула Виталию такой же серьезный взгляд в упор.
— Если я такая правильная, отдайте мне мой корабль, и я уберусь отсюда. Разбираться, где правда, а где кривда.
Глава Цереры покачал головой.
— Как я говорил, у нас есть правила. Немного, но есть. Одно из них говорит, что любой чужак, явившийся на Пояс, обязан отдать свой корабль нуждающимся. Впоследствии корабль разыграют на аукционе, и его получит победитель.
— Это все? — спросила Вайлет.
— Нет.
Обладатель дивной прически в виде пучка волос на темечке улыбнулся.
— Вы тоже можете участвовать в аукционе, — сказал человек, подчинивший себе Айнору Пассанте. — Мы не делим жителей Пояса на своих и чужих. Если вам разрешили сесть на Цереру, вы — полноценный член общества wol’nykh lyudey.
— А по-английски?
Виталий подумал секунду и произнес:
— По-английски это будет не то. Как и объяснение, почему у нас тут так. Привыкайте к нашим порядкам. Порядкам не на основе прогнившей всеземной системы ценностей, а порядкам на основе настоящей русской справедливости. Ну а пока…
Мужчина обвел взором пару гостей.
— Добро пожаловать на Цереру, милые дамы. Мы очень рады гостям.
Na zdorov'e! — фыркнула со своего места Пассанте.

***


Если бы Блад сразу же узнала, что такое местный аукцион, и кто такой его победитель, она бы рискнула всей миссией и связалась бы с Марсом. Нет, даже не с Марсом, а сразу же с Комиссией. Контакты экстренной связи Ален Мортимер вручил ей еще два года назад, когда они познакомились на Красной планете.
Но Вайлет облажалась. Может быть, впервые за много-много лет профессионально облажалась. Не выяснила подробности этого чертова действа с нейтральным наименованием, а когда узнала — было уже поздно. Люди Виталия без проблем проникли на ее картер и наглухо заблокировали все коммуникации. Корабль остался без малейшей связи с внешним миром — местные просто демонтировали антенный модуль. Будь в распоряжении Вайлет машина посерьезнее, например, какой-нибудь полицейский перехватчик, фиг бы чего у людей Виталия получилось. Но «Антарес-Б» — это типовой каботажник открытой архитектуры — совершенно без защитных систем.
Вайлет ощутила что-то типа паралича. Впервые ей довелось оказаться совершенно без связи со своими. Впервые бывший дознаватель почувствовала, каково живется внедренным агентам. Не самое приятное впечатление, что и говорить. Но вместе с тем будоражит, разогревает кровь, заставляет переоценить свои собственные возможности и включить ту часть мозга, которая отвечает уже не за аналитику, а за элементарную сноровку и приспособляемость. Скорее всего, все это ей скоро понадобится. Хотя бы этом чертовом аукционе.
Собственно аукционом тут называли нечто, больше всего похожее на русскую игру «царь горы». Тот, кто с боем пробьется к кораблю, удержит его, разберется с управлением и проведет процедуру отстыковки — тот и победил. Того и приз. Вайлет не составило бы труда сделать так, чтобы «Антарес» не подчинился никому больше, кроме нее. Но Виталий со товарищи все предусмотрели — катер солидно охранялся. Солидно даже для Блад — ей вовсе не нравилась идея прорываться с боем через полдюжины тяжело вооруженных солдат в кинетической броне армейского образца.
А еще у них была автоматическая защитная турель, которая простреливала переходный шлюз до катера.
Нет, в задницу такие игры.
Таким образом, перед Вайлет встали две проблемы. Первая — как убраться с этого чертового вольного камня, причем желательно вместе с кварианцем и азари. Вторая же проблема напрямую касалась Джоаны Т'Сони. То, что Вайлет услышала во время беседы с повелителями Цереры, ей очень, очень не понравилось. Даже если предположить, что дочь Лиары в самом деле не таит каких-то смертельных загадок, уже одно то, что Айнора Пассанте ей не верит, говорит о многом. Доктор, конечно, стерва еще та — это понятно уже два года как. Но по глубочайшему убеждению Блад азари была достаточно проницательным существом. И если голубокожая заподозрила Джоану в двойной игре, это повод поговорить с маленькой Т᾽Сони по душам.
Да, и еще третья проблема. Куда запропастился Кар'Данна, черт его дери?
Впрочем, кварианца даже не пришлось искать. Стоило Вайлет и Джоанне выйти из этой stavka, как Блад услышала шум, доносящийся из местного питейного заведения. Судя по восторженным выкрикам, ударам и грохоту чего-то обо что-то, в кабаке гуляли во всю — с мордобоем и хорошо еще, пока без стрельбы. Хотя… Как и ПИЦ, кабак находился на верхней, девятой палубе прикованного к грунту корабля. И в отличие от ПИЦ, не защищен навесной броней. Только абсолютно упоротый идиот начнет палить в помещении, отделенным от космического вакуума тоненькими, лишенными кинетической защиты стенками.
— Похоже, веселье в разгаре, — сообщила Вайлет и чуть ли не рывком подвинула к себе голубокожую тайну. Джоана ойкнула и попыталась вырвать руку, но… Т'Сони была раза в два легче Вайлет, а в мире невесомости масса играет все. В общем, Блад без особых проблем загребла к себе азари, а попытку последней воспользоваться биотикой погасила верным способом. Его Вайлет показал все тот же Ален Мортимер. Немолодой беловолосый мужчина поведал дознавателю, где на черепе азари есть уязвимые точки, в которых сходятся наиболее крупные нервные каналы голубокожих. Да, у азари, в отличие от остальных рас, нервная система распределенная, но сгустки волокон встречаются и в телах космических ведьм. Самые опытные из них прикрывают сии точки либо украшениями, либо кинетической защитой.
Джоана, понятное дело, к числу опытных не относилась.
Вайлет коротко стукнула растопыренной пятерной в надбровную область девушки, и Джоанна с легким «ох» попыталась осесть на стальной пол. Понятно, что при силе тяжести в три сотых «же», ничего у нее не получилось. К тому же, Вайлет по-прежнему держала голубокожую бунтарку за руку.
— Сейчас я спародирую местного ataman, — сказала Вайлет, стоило азари вернуться в сознание после секундного шока. — Правило номер один, девочка. Слушаться меня во всем. Правило номер два: не проявлять характер. Наконец, правило три — не пытаться меня разозлить.
— Вы! — выдохнула азари, — Что вы себе позволяете!
Азари снова попыталась высвободиться из хватки Блад, но с таким же успехом девушка могла бы разжимать гидравлический манипулятор портового погрузчика.
— Я позволяю себе не дать тебе наделать дел, — сказала Вайлет. — Ты ни черта не знаешь в этом мире. Понятия не имеешь, как нужно общаться с людьми.
— Ну уж точно не так, как вы общаетесь с теми, кому вызвались помогать! — с вызовом ответила Джоана. — Отпустите руку!
Вайлет разжала пальцы, и азари, лихорадочно дергавшая плечом, тут же отлетела в сторону. С тупым звуком приложилась головой о стенку коридора и поморщилась.
— Да у вас просто страсть долбить головами азари о стены помещений, — раздался голос позади.
Вайлет обернулась.
Пассанте, кто же еще.
— Джоана, оставьте нас наедине, — приказала азари.
— Что? — выкрикнула девушка, но из-за боли в голове чуть было не сорвалась на визг — совершенно нехарактерно для голубокожих эстеток.
— Мне нужно поговорить с твоим опекуном.
— Опекуном? — молодая азари аж задохнулась в возмущении. — Этот солдафон мне не опекун! А вы… А вы вообще…
Джоане не хватило слов. Вайлет и Пассанте спокойно смотрели на девушку каждая со своей стороны, и азари ничего не осталось, как исчезнуть. Презрительно дернув плечом, Джоана направилась в сторону кабака. Там как раз что-то назревало — судя по нарастающему гулу голосов из-за поворота темного тоннеля.
— Пошли, — азари кивнула головой в сторону лифта и, не дожидаясь Вайлет, проследовала в указанном направлении. За время, что Пассанте пребывала на Церере, она явно научилась ходить в невесомости. Во всяком случае, у нее это получалось куда лучше, чем у Блад.
Женщины подошли к лифтовой шахте. Охранник, тот, что обходился без брони, вежливо отступил в сторону и нажал кнопку вызова. Двери распахнулись сразу. Точнее, одна тотчас же отъехала в сторону, а вторая подергалась-подергалась и замерла.
— Все сыпется, — мрачно заметила азари. — Не хватает рук чинить эту калошу. Проходи, Блад.
Голубокожая посторонилась, пропуская Вайлет в кабину. Потом зашла следом и набрала быструю комбинацию на щитке управления. Хлопнули друг о друга створки, и лифт поехал… вверх. При этом Вайлет была уверена, что кнопка с цифрой «девять» — последняя в списке доступных.
Азари заметила недоумение Блад.
— Корабль больше, чем кажется местным, — сказала Пассанте. — Это один из недовозвращенцев.
— Недовозращенцев? — переспросила Вайлет. — В смысле?
— Недовозвращенцы — это колониальные корабли, возвращающиеся на Землю, но выброшенные из канала переноса массы взрывом Цитадели, — объяснила азари. — Когда Виталий нашел это чудо за орбитой Харона, это был форменный… как это в вашем фольклоре? А, ну да. В общем, это был форменный корабль-призрак. Абсолютно работоспособный колониальный транспорт, но ни одного человека на борту.
— Мария Целеста, — кивнула Вайлет.
— Что? — азари непонимающе нахмурилась.
— Так назывался тот самый первый корабль-призрак из найденных в Бермудском треугольнике. Еще в докосмическую эру.
Лифт остановился, и — о, чудо! — открылись обе створки.
— Ну да, — Пассанте вздохнула. — Тут у нас сплошные загадки. Выходи, Блад. Я кое-что покажу.
Палуба оказалась копией предыдущей. С той лишь разницей, что приличного освещения тут не было не только в боковом тоннеле, что на девятой палубе вел в кабак, но и в широком, чуть в гору коридоре в местный аналог ПИЦ.
Помещение также было восьмиугольным, но пожалуй, это единственное, чем оно походило на пилотажно-информационный центр.
Все доступное пространство было уставлено ячейками ХТХ. Вайлет аж на мгновение потеряла дар речи — совокупной процессорной и накопительной мощности тут хватило бы на дредноут!
— Это мой личный архив, который я вела сначала на Тессии, а затем на Марсе. Увы, пришлось использовать человеческие разработки для хранения данных, поэтому архив разросся в размерах.
— У нас, в общем-то, довольно передовая элементная база, — заметила между делом Вайлет. — Даже саларианцы это признавали.
— Мне начхать на то, что признавали саларианцы, — сказала Пассанте. Женщина скорым шагом двигалась меж перемигивающимися стойками с миллионами ВИ. — Я прилетела на Марс с накопителем, который помещался в дорожную сумку. И он содержал примерно семьдесят пять процентов информации из той, что сейчас забита в этом зале.
— Не боитесь, что я сейчас достану пистолет и разнесу все ваши драгоценные археологические находки? — спросила Блад.
— Нет, — коротко ответила азари и уточнила: — Во-первых, я все равно сильнее тебя, старый солдат. А во-вторых, ты этого не сделаешь.
— Почему?
— Потому, — азари обернулась, — что тебе самой интересно. С самого начала было интересно. Еще со времен встречи с Альеной.
Пассанте остановилась возле одной из процессорных стоек, откинула интерфейсную панель и что-то быстро, почти по-квариански, настучала на голографической клавиатуре. Сигнальные лампы ячейки вспыхнули с новой силой — интеллектуальная машина принялась искать что-то в недрах своей бездонной памяти.
— Смотри сюда, — Пассанте ткнула пальцем в кубик визуализатора. — Кое-что я тебе уже передавала на эту тему. Там, в отеле, помнишь?
Вайлет кивнула.
— Ну а это — так сказать, продолжение банкета. Смотри внимательно.
Блад решительно отодвинула азари от терминала, уперлась в стойку руками и вгляделась в нечеткую, явно снятую портативной камерой картинку. Судя по служебным данным в углу проекции, снимали дежурным оперативным ботом. Сотни этих летучих устройств, на жаргоне называемых зенками, постоянно курсируют под куполом Марсити. Правда, пользы от них не очень много, ибо совершенно бестолковы.
Да, безусловно, съемки велись на Марсе. Хаотичная застройка, обилие узкоглазых поселенцев и красно-оранжевое небо — других вариантов, кроме Красной планеты, не было.
Оживленная улица, не из крупных. Вайлет покопалась в памяти, но сразу же вспомнить, что это за район, так и не смогла. Скорее всего, какой-то из западных секторов. Там она бывала редко.
Внимание камеры привлек молодой человек в серой куртке. Довольно высокий, около ста восьмидесяти. Глубокие залысины, на лице — маска-респиратор. То ли больной, то ли наоборот, боится подхватить заразу. Мужчина быстро идет по улице, расталкивая прохожих, иногда весьма грубо. Видимо, именно этот факт и приковал внимание бота-наблюдателя.
Вот мужчина сталкивается с каким-то местным, отчего последний чуть было не падает. Съемка немая — Вайлет не слышно, как ругается абориген. Возмущенные прохожие также поливают высокого человека в маске потоком отборных ругательств, пара смельчаков даже пихают его в плечо.
— Стоп! — скомандовала азари.
Воспроизведение послушно замирает.
— Ну и что? — спросила Вайлет. Ей было непонятно, почему это место записи настолько важно, что его нужно просмотреть детально.
— Смотри на руку марсианина, — подсказала азари.
Вайлет присмотрелась. Потом еще раз. И снова, еще пристальнее.
Нет, никакой ошибки. Кисть прохожего прошла сквозь плечо высокого — даже торчат из спины чужеземца наружу пальцы местного.
— Что за бред? — Вайлет тряхнула головой. — Кому пришло в голову делать комбосъемку с помощью бота-наблюдателя?
Пассанте покачала головой.
— Это не комбосъемка, — сказала азари. — Это реальные кадры, снятые реальным устройством. Причем с дистанции в триста метров. И совершенно случайно.
— Не понимаю, — призналась Вайлет.
— Я тоже долго не понимала, — улыбнулась Пассанте. — Пока не начала встречать подобные нелепости повсеместно. У меня в архиве больше двенадцати тысяч таких нестыковок. Словно какой-то программист-недоучка практиковался в сбойном виртуальном рендере. Вот только все записи — ну совсем не виртуальные, а очень даже реальные.
— Погоди, — Вайлет начала догадываться. — То есть та самая история с якобы Алиной, которая убила…
— Именно, — кивнула азари. — Видео из отеля, которое я тебе дала как алиби для нашей с тобой любимой девочки Альены — из той же оперы. Я сначала даже думала, что кто-то неведомый и всемогущий перекраивает реальность.
— Чего? — закашлялась Вайлет. — Какая еще в жопу реальность?
— Ну, я так подумала сначала.
Азари захлопнула панель ХТХ-накопителя и облокотилась спиной о стойку.
— Я долго наблюдала за деятельностью этого неведомого редактора. Все это началось тут, в вашей системе. После войны. Где-то на второй или третий год после взрыва Цитадели. Была ерунда на Титане. Тогда я еще жила с остальными азари… Не очень легально, правда. У меня свои собственные отношения с Советом Матриархов. Сложные.
— Но ты общаешься с Этитой, — заметила Вайлет. Женщина скопировала позу азари — облокотилась спиной о стойку, но встала напротив Пассанте и чуть сбоку.
— Общаюсь, — согласилась Пассанте. — Мы очень давно друг друга знаем. Можно сказать, дружим семьями.
— Будешь рассказывать об этом?
Азари покачала головой.
— Нет. Тебя это не касается. Это… Очень личное.
— Я смотрю, у вас все личное, — хмыкнула Блад.
— Безусловно, — ответила азари. — Мы живем слишком долго, чтобы не стать друг другу родственниками хоть в каком-нибудь колене. Это, собственно, наше родовое проклятье. Мы же не просто так пытаемся разнообразить геном. Наша цивилизация состарилась…
— Да, я в курсе, — прервала азари Вайлет. — У нас с Алиной был не самый легкий разговор на эту тему.
Пассанте улыбнулась.
— Альена — хорошая девочка. У нее большое будущее, уж поверь мне.
— И будущее это подальше от старого человеческого солдата?
— А ты как думала? — Пассанте повернулась к Блад. — Ты ведь прошлое даже для своей расы. Израсходованный материал. Я знаю, что тобой заинтересовалась Комиссия, но поверь, тебя будут использовать и там. Это твоя судьба — служить. Ходить по клеткам шахматного поля. Игроки же — они всегда будут за доской.
— И ты, типа, один из этих игроков?
— Нет, — азари молниеносно погасила улыбку, словно ее и не было. — Я не играю. Я смотрю на поле и, если нужно, сбиваю особо неудобные фигуры на пути королевской пешки.
— Все-таки ты наемница, — констатировала Блад.
— Ты слишком прямолинейно мыслишь, чтобы понять, кто я, — сказала Пассанте. — Но это, может быть, даже хорошо. На доске должна быть как минимум одна башня (6) — крепкая, мощная, прямолинейная и убойно опасная. Как ты.
— Играешь в шахматы? — спросила Вайлет. — Я думала, наша игра слишком примитивна для вас.
— Игра — это не правила движения фигур по полю, — объяснила Пассанте. — Игра — это игра. Битва. Тактика и стратегия. Враги и друзья. Недруги и приятели. Сложная, многомерная структура взаимодействий. Все это, если приглядеться, есть в ваших шахматах. Но… Я отвлеклась.
— Да уж, — хмыкнула Блад. — Что там на Титане?
— На Титане…, — начала Пассанте и вздохнула. — На Титане форменный ад, уж поверь мне. Только глобальная информационная блокада, выставленная Советом, этим скопищем старых мудрых куриц, позволяет еще как-то держать происходящее там под секретом… Словом, слушай. Я уверена, ты должна это знать. Как и два года назад, я не знаю, к кому еще можно обратиться…

Продолжение следует...

===
Примечания:

(1) Здесь и далее латиницей и курсивом выделены слова на русском языке.
(2) Армейский сленг. Grunt — «ворчун», военнослужащий. Широко распространен как в Корпусе морской пехоты (десантно-экспедиционные части ВКСА), так и в регулярной Армии (группировки постоянного базирования и гарнизоны особо важных для Земли колоний).
(3) ПИЦ — пилотажно-навигационный информационный центр.
(4) Эклиптика — плоскость, в которой лежат орбиты планет Солнечной системы.
(5) Оверсан (oversun — буквально «поверх Солнца»):
1) Прыжок на сверхсветовой скорости сквозь фотосферу Солнца. Требует огромного перерасхода энергии, которая тратится на создание защитного силового кокона. Крайне опасен для кораблей без мощного (фактор прироста массы не менее восьмисот триллионов) нуль-ядра.
2) Движение вне эклиптики, обычно с одной стороны Солнечной системы до другой. Крайне затруднено в виду отсутствия навигационной инфраструктуры и обилия космического мусора, не определяемого внутрисистемными аларм-бакенами.
(6) Пассанте имеет в виду шахматную фигуру «ладья», иначе именуемую «зáмок» (castle).

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 09.08.2013 | 975 | RomanoID, Afterlife | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 45
Гостей: 43
Пользователей: 2

shepard1a, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт