Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Тени прошлого. Глава 9. Принцип домино. Часть первая

Персонажи и пейринги: фем!Шепард, Тейн, Гаррус, Кайден, Джек, Джокер, новые персонажи, фем!Шепард/Кайден, фем!Шепард/Тейн 
Жанр: AU, Action, Angst, Detective, Darkfic, Deathfic 
Аннотация: Если пустить прошлое в настоящее, оно уничтожит твое будущее. 
Предупреждения: Ненормативная лексика, ООС.



Тонкие пальцы осторожно обняли пластиковый корпус, прощупывая исходящее тепло. «Сверчок» глубоко пустил корни в инженерную панель и практически вплавился в металлическую поверхность. Одно неправильное действие — энергия ядра вырвется в инженерный отсек, и, смотря какие системы затронул вирус, процесс пойдет по цепочке. Раствориться в кинетической энергии Еве не хотелось, так же как и снимать расплавленный корпус с все равно что бомбы замедленного действия. Искаженное зрение не давало полной картины излучения от «таблетки», и Еве пришлось использовать тепловизионные очки. Осторожно сняв верхнюю крышку с корпуса, химера вперилась взглядом в пульсирующую энергию. По тонким проводкам пробегали электрические заряды, сердцевина «таблетки» раскалилась докрасна. Времени на устранение «Сверчка» практически не было. Более того, открыв разъем на боку корпуса, Ева увидела нечто интересное и в тоже время еще более опасное. Данный «Сверчок» представлял собой лишь «тело» всего механизма, «детонатор» находился где-то в другом месте. Химера опустила руки и сцепила их в замок на животе, вглядываясь в пульсационные нити, исходящие от тела вирусной коробки. Тонкие «вены» опутывали панель, более широкие охватывали пространство инженерного отсека, самая толстая шла к ядру. Где же второй? Должен же быть путь! Ева выбралась из-под панели и оглядела потолок. Ничего нет. Неужели дистанционный заряд? Как же это все усложняет! 
Двери отсека разъехались, и в них зашел Гаррус. Он до сих пор не привык ни к виду химеры ни к исходящему от неё хладнокровию, поэтому остановился на пороге, переминаясь с ноги на ногу.
— Кажется, этот, хм... Легион нашел «Сверчка».
Ага! Нашел-таки. Маленький негодник. Интересно-интересно, где же стоит «детонатор»?

Ева проскользнула в пространство между пушками и вплотную приблизилась к «таблетке». Логично: связать ядро и главное оружие «Нормандии». Если бы противник спровоцировал их на открытие огня, это привело бы к полной перегрузке всей системы. Заряд «Таникса» направился бы не наружу, а наоборот — внутрь корабля. Не знай Ева, как выглядит «тело» вируса под корпусом, или если бы его разминировал кто-то другой, все случилось бы именно так. Тронь «тело» раньше детонатора и можешь заказывать поминальную службу. Поэтому и нет видимого пути, поэтому и сканер инструметрона Евы не уловил низкие частоты детонатора. А вот гет способен принимать подобные сигналы. Молодец! Жаль, что не раньше он его обнаружил.
Химера натянула очки, осторожно сняла крышку на корпусе и четко разглядела ядро вируса, окруженное тонкой защитной прослойкой. Между ядром и днищем «таблетки» был зазор, не более двух миллиметров. Если случайно затронуть ядро, запустится система без всякого обратного отсчета. Обезвредить «Сверчка» сложнее, чем бомбу. Полагаешься лишь на ловкость своих рук и зоркость глаз. Ева продела тонкое длинное нановолокно в зазор, вернула крышку на место, выведя нити волокна наружу, и закрепила их на корпусе, приклеив к ним мини-заряды, больше напоминающие обычный пластырь. Химера быстро выскользнула из глубины орудия и обратилась к турианцу:
— Услышишь хлопок — не пугайся.
— Какой хлопок? — не понял тот.
Главную батарею заполнил свистящий шум, а после между пушками неслабо грохнуло.
— Этот, — пояснила химера.
— И это ты называешь хлопком? — Гаррус озабоченно посмотрел на витающий дымок между орудиями.
— Из-за экспериментов надо мной я не различаю громких звуков. Так что, для меня это был хлопок. Не волнуйся, орудие не повреждено. Стоит лишь откалибровать.
Химера выдавила подобие улыбки. Турианец подернул жвалами, рукой разгоняя дымку над панелью.
— Как же ты различаешь тихие и громкие звуки?
— Никак. Мое восприятие и зрение делают это за меня. Мне не нужны звуки, когда я слышу мысли.

Ева перегнулась через бортик и «поманила» «таблетку» к себе. Она убрала поврежденный корпус в кармашек и вышла из орудийного отсека. Да, она слышала мысли всех: турианца, недоуменно уставившегося в закрытую дверь; Фоакс, проклинающей пароль на диске Калински; Шепард, чьи мысли хаотично исходили из обзорной. Химера слышала всех, сортировала голоса в голове в невидимые коробки, запирала тайными ключами, дабы они не воздействовали на нее. Не различала она лишь мыслей экранированного Тейна и другой химеры. Ева невольно осклабилась. Когда в твоих руках контроль над каждым, мысли и задумки других в кулаке, недоступное подрывает твой авторитет не только в чужих глазах, но и перед самой собой. Теперь она не единственная, кто знает о разуме других, ее влияние на окружение может значительно снизиться. Ева надеялась, что у Каина нет такого широкого спектра восприятия, и он, находясь на другом уровне, соответственно, не имеет доступа к мыслям Фоакс, отчаянно бьющейся с зашифрованным диском. Черт с ними, с мыслями, само присутствие другой химеры неприятно, сковывает, ты знаешь, что за тобой следят, так же контролируют и фиксируют каждое действие, слово. Еще будучи в лаборатории «Миллениума» много лет назад Ева боролась с едким ощущением присутствия других химер, среди которых были изощренные, дикие и жестокие. Таких держали в «сети» с завязанными глазами и в смирительных рубашках. На таких чаще всего ставили опыты, разрезали вдоль и поперек и, следовательно, избавлялись от них раньше, чем от других. Феникс всегда называла Еву более человечной, чем все остальные химеры. Быть может, лишь это качество помогло избежать участи жестоких химер. Знали бы другие, как велико было желание сделать со всеми докторами и лаборантами то же самое, что делали они с ней. Но причинить им боль не физическую, а моральную — более глубокую, более истязающую, более приятную для химеры. Забрать все хорошие воспоминания, оставить лишь боль, давить на кровоточащую рану и смотреть, как человек-разумный корчится перед тобой как червяк. Слышать его крики, мольбу, ощущать его страх от неизбежного, непонятного, уничтожающего. Убив лишь однажды, вкусив весь сок моральных истязаний, ты ни за что не променяешь ментальное воздействие на вид крови, который так любят Берсерки. Уж чего-чего, а от вида развороченных тел химер воротит всегда.

Ева обезвредила «Сверчка» в инженерном отсеке и поднялась в ядро ИИ. Фоакс развернулась на ледяную волну и проводила взглядом химеру, окутанную аурой еще более темной, чем обычно. Давно она не позволяла себе прилюдно показывать свою атмосферу. Однако, дело было даже не в том, что химера показывает темную энергию, а в том, почему она это делает. Она чувствует! Зло, негодование, противостояние, соперничество. От обычных людей подобные чувства исходят горячей волной — это сильные эмоции. Химеры показывают их холодом, и чем холоднее была волна, тем опасней становилась химера. Догадывается ли сама Ева, как выдает себя? Каину, Шепард... Тем более ей, еще до конца не установившейся в своей новой природе. Любые принимаемые чувства вызовут лишь ярость в ней. Проснувшийся Зверь не понимает идущих к нему волн, он отрицает их. Единственным желанием остается уничтожить источник и разобраться в себе, в новых ощущениях, мыслях, совершенно другом восприятии. Новоявленные Берсерки часто путают свои эмоции с чужими, не могут разобраться, кто есть кто. Это сводит с ума, приводит к невообразимым последствиям.
Феникс вздохнула. Находясь под сильным моральным потрясением, взять контроль над Зверем невозможно. Решения и последствия берут начало от эмоций. Не сдерживая их, Зверь разрушает своего хозяина и всех вокруг.

Теплая кровь струится меж пальцев. Руки плотно обхватили еще пульсирующее сердце, ноздри раздулись. Зверь вдохнул первый запах смерти. Первая ступень к Становлению.
Кто-то увидел его, замер, расширив темные от ужаса глаза. Рот открылся в немом крике. Никаких свидетелей! Никто не должен знать! Смерть каждому! Неверные!
Прыжок, мертвая хватка на горле, ласкающий слух хруст позвонков. Темные глаза помутнели, огонек ужаса застывший в них, погас.
Кто еще? Кто станет на пути Зверя? Кто осмелится противостоять такой силе, такому превосходству? Он слышит крики: «Демон! Демон!». Бесполезные, мелочные люди! Убивающие самих себя, убивающие всех, кто на них не похож. Прочь! Уничтожить! Разорвать!
— Асийя?
Чье это имя? Чей голос? Запах, человеческий, от него веет страхом. Наконец-то! Слишком долго эта кобра жила в доме Зверя. Слишком просто относилась ко всему. Змея! Стерва, погубившая самое дорогое в жизни его Хозяина.
Зверь неспешно развернулся к молодой женщине. Она ахнула, прикрыв рот рукой. Глаза стоявшей перед ней девушки полыхали янтарным блеском. Этот жуткий, вытянутый в тонкую струну зрачок, вселял страх, сковывал мысли. Кровь на ее лице, руках, платье... Чья она?
— Ты никогда не станешь для меня матерью.
Утробный, злой голос. Что стало с ним? Откуда такая ненависть?
— Ты убила мою мать, заставила ее перейти черту, — Зверь медленно поднял руку с зажатой в ней головой двухлетнего мальчика. Женщина тихо простонала и опустилась на пол. — Твои дети никогда не будут жить рядом со Зверем!

Фоакс дрогнула от искаженного голоса ИИ. Ева сидела на полу перед своим ноутбуком, смотрела на Фоакс и прислушивалась к хрипам под потолком.
— СУЗИ, ты слышишь меня?
— Чет...
— Ты можешь рассказать мне о первом законе Ньютона?
Повисла тишина, нарушаемая тихими шумами.
— Ты не помнишь закон или слова, из которых он состоит? — химера вернулась к ноутбуку, быстро выбивая нужные параметры.
— Вт... орое. Слов... а.
— Это была СУЗИ? — встрял Джокер. — Она снова с нами?
— Не совсем. У нее..., — химера отвлеклась от монитора и закинула голову назад, — что-то вроде последствий после инсульта. Некоторые слова она не может «вспомнить».
— Это можно как-нибудь исправить?
— Если я влезу в ее «мозг».
— Моя забывчи... вос... ть не повод дл..., — ИИ смолкло, потрескивая передатчиком.
— Для чего? — полюбопытствовала Ева, отсоединяя полную колбу черной жидкости.
— Я... помню, что подобным методом лечат людей при травмах голов... мозг...
— Трепанация? — удивленно спросил пилот.
— Да.
Химера усмехнулась.
— Если ты хочешь «выздороветь» и шутить дальше, тебе придется мне довериться. Тем более вирус больше не поступает в корабль.
— У вас не найдет...ся что-то от голов... Жутко болит.
— Мне нравится твой оптимизм.
— Это не был...а...
В ядре снова повисло молчание.
— Шутка? — утвердительно спросила химера.
— Да.
Звук тихо треснул. СУЗИ отключилась.
— Джокер, связь должна работать. Найди «Абенсберг».
Пилот тихо вздохнул.
— Что там с Шепард?
Ева посмотрела на Феникс. Та повернула голову в сторону, а после слегка покачала ей.
— А ты как думаешь?
— Я оповещу, если свяжусь с ними.
Трижды щелкнув на Enter, химера встала и подошла к Феникс, все так же глядящей в сторону. «Голоса» из обзорной стихли. Теперь их заменял лишь тихий ропот, твердивший одно и то же.

Она не знала, возможно ли скрыться от этого шума хоть где-нибудь. Голоса, один за другим, разъедали мозг, вгрызались в него своей ненужной информацией, рассказывали о заветных желаниях, о том, что тревожит, раскрывали все свои секреты. Приходящие чувства топили в своем избытке. Хватит! Заткнитесь все! Неужели это так сложно?! Зверь забушевал, когда его тело окатило ледяной волной. Что еще? Чего хочет эта химера найти в его воспаленном сознании? Как она вообще смеет прикасаться своими невидимыми путами к его мыслям?! Не получится, нет столько сил, чтобы взять Зверя под контроль. Он неподатлив, не мягок, как другая женщина, с растопленным от многочисленных чувств сердцем, с сожалением к другим — смертным, уязвимым, слишком слабым. Как отвратительно чувствовать ее. Изгнанница. Она что-то знает, что-то крайне интересное кроется в подкорках ее разума. Но она молчит. Чего-то ждет. Свершения? Становления? Своей смерти?! Дикость, дикость идти против самой себя! Вокруг нее витает запах обмана, чужой крови. Крови умолкших навеки. Тех, кто знал больше, кто сопротивлялся. Сопротивление... Хозяин этого тела не сопротивляется. В нем кто-то еще есть. Такой же отвратный и холодный, как спутница второго Зверя. Гадость! Мерзость! Мало силы, много хитрости. Подлая! Уничтожить, испепелить, заставить смолкнуть все голоса, которые «это» принимает, пользуется ими, но открывает доступ ко многому. Глупость! Мысли ничто, чувства... Чувства главное в людях, в их боли, их злобе, сострадании. Истина. Чувства не обманешь, не угомонишь. Слишком трудно.

***
Джейн открыла глаза. Когда же закончится эта пляска разноцветных переливов? Неясные голоса, шепчущие о чем-то своем. И один, непохожий на другие. Рычащий, злой, рассуждающий. Шепард распрямилась и прислонилась к стеклу окна. Она так и сидела в броне, погруженная в невесомость спутанных мыслей. Горло сдавливала сухость, раненая рука саднила, но выйти и предпринять что-то в свою же пользу она не решалась. Джейн шмыгнула носом. Кажется, он сломан, дышать трудно. Пот крупными каплями стекал по шее, скользил по спине, оставляя неприятное ощущение, как от ползающих насекомых. Также совсем недавно считывали ее мысли. Жадно, нахально, без позволения. Ярость тут же нахлынула, взбудоражила ее тело, заставляла куда-то идти, заставляла разобраться с посягателем. Что-то остановило. Другое ощущение. Холодное, сковывающее, полная противоположность горячей безумной злости.

Сколько она уже здесь сидит? Час? Два? Может, всего пару минут? Ощущение времени растянулось, границы реальности вовсе стерлись. Кто она? Зачем здесь? Кем была до того, как оказалась в этом месте? Шепард... Это ее имя. Настоящее? Джейн Шепард. Ее? Шепард — первый человек Спектр, Спасительница Цитадели, Герой Галактики... Разве такой человек позволил бы погибнуть своим детям? Спасти миллиарды и не суметь помочь самым близким?

Шепард...
Дженни!
Шепард...
Эй, Рыжик!
Шепард...
Мама!


Кайден. Что она ему скажет? Что по своей вине она не уберегла второго ребенка? Снова погубила. Ничего не смогла сделать против своей... дочери? Шепард сдавленно рыкнула. Нет! Это существо, эта химера не ее дочь. Чтобы ей не говорили, как бы на самом деле не обстояли дела, ее Сайрин умерла пять лет назад. Ее нет. Все это бред, околесица, дурман, коим пытаются заполонить разум. Это просто свихнувшийся подросток. Похожий на нее, похожий на Кайдена...

Джейн сглотнула тягучую слюну и прислонилась лбом к холодному стеклу. Какое-то знакомое ощущение витало в воздухе. Струящийся по стеклу дождь, чьи-то печальные глаза, несбывшаяся надежда... Шепард обхватила голову. Чем чаще она вспоминала что-то из детства, тем сильнее пульсировала боль. Разноцветный калейдоскоп разливался по всей комнате. Белый, рыжий, голубой, зеленый... Обзорная крутилась как волчок, сталкивая внутри себя яркие пятна и разбрызгивая их по стенам. Женщина распласталась на полу, прильнув щекой к прохладной поверхности. Где-то вдалеке словно острым ногтем скрежетали по железу. Звук эхом отдавался в голове, раскатывался по нервам, заставлял скукоживаться каждую клеточку тела. Это еще что? Шепард едва пошевелила головой и посмотрела наверх. Цепляясь маленькими лапками за стену, к ней подползал гет, расправляя пластинки и изредка пощелкивая. Джейн вытянула руку навстречу и раскрыла ладонь. Ящерка спрыгнула на пол, быстро приблизилась к протянутой руке и, замерев на пару секунд, забралась в ладонь. Гет всегда и везде был с Тео, фиксировал все, что происходит вокруг. Он же записал разговор Сайрин, но почему он не остался с Тео до самого конца? Возможно, тогда бы они нашли лабораторию раньше, спасли бы Тео, и он сейчас был бы здесь. Бегал бы по кораблю с моделькой «Нормандии» в руках и как всегда отобранной кепкой у Джокера. Смеялся бы, строил бы рожицы Гаррусу и угрюмо смотрел бы, когда его порицают, был бы жив... Джейн стиснула кулак с гетом в нем. Почему это создание, машина, здесь? Почему здесь нет Тео? Женщина сдавила ящерку сильнее. Легион протяжно затрещал, вызвав приступ боли в голове Шепард. Бесполезное существо! На кой черт оно нужно Зверю? Кулак вспыхнул синевой — еще немного и мокрого места не останется от этой синтетической жизни. «Отпусти его». Холодная волна прокатилась по телу. Джейн разжала кулак, абсолютно не понимая происходящее. Гет отпрыгнул от женщины, щелкнул и в мгновение оказался на стене, скрывшись там, откуда появился. Кто приказывает ей? Зачем подавляет злость? Это не Ева, Зверь не чувствует наглого холодного прикосновения, это кто-то другой, тот второй, что живет в теле хозяина. Шепард сдавленно простонала от охватившего все тело спазма. Желудок скрутило, рот обильно наполнился слюной. Стиснув зубы, Джейн перевернулась на спину. Легче не стало. Еще в детстве, мучаясь тошнотой от некачественных продуктов, она представляла берег моря, шумящий прибой, закат, теплый песок. Она видела, как идет по берегу и вдыхает солоноватый воздух. Приступы отпускали через какое-то время. Сейчас представить что-либо было сложнее. Перед глазами непрестанно вертелась картинка с черными злобными глазами, красные всполохи защитного поля, бурая тонкая полоска крови...

«Вон!»
«Смирись с этим».
«Изыди!»
«Иначе уже не будет».
«Дрянь!»

Шепард обхватила голову.
— Хватит!
Обилие голосов резко исчезло. Красочные пятна стеклись в одну лужу, рассыпавшись мелким фейерверком. Обзорная приобрела свой первоначальный вид. Тошнота отступила. Женщина закрыла глаза, восстанавливая дыхание. Как будто она километры пробежала: сердце бешено стучало, воздух душил своей жарой. Джейн села и опустила больную голову на колени. Под потолком тихо щелкнуло, но нарушить тишину так и не осмелились.
— Что у тебя, Джефф?
— Э-э... Я облетел вокруг Капека, но я не вижу «Абенсберг». На мониторах тоже чисто.
— Что, совсем?
— Не очень. Телеметрия показывает, что в радиусе пяти километров от строений «Хане-Кедар» сильное тепловое излучение. Пожар или еще что.
— Ты выходил на связь с Кайденом?
— Их канал закрыт, — мрачно ответил пилот.
С какого, спрашивается, хрена? Дело не просто запахло жареным. В буквальном смысле завоняло.
— Собирай всех в челноке, я спускаюсь.
— Есть.
— И, Джокер... Если что увидишь подозрительное, улетай, — прежде, чем пилот успел что-то возразить, Шепард добавила: — Это приказ.
— Слушаюсь, коммандер.

Джейн неспешно поднялась на ноги. Легкая слабость прокатилась по телу, в голове шумело. Но хотя бы не было гула голосов и разноцветья в глазах. Подождав пару минут и убедившись, что она твердо стоит на ногах Шепард вышла из обзорной и, едва заметив движение около лифта, свернула в уборную. Посмотрев на себя в зеркало, она пришла к выводу, что не зря. Левая сторона лица была в кровоподтеках, синяки под глазами, запекшая кровь возле носа. Все-таки сломан. Джейн смыла кровь и грязь, прислушалась к происходящему на палубе и быстрым шагом минула расстояние до лифта. Около челнока она надела шлем и вошла внутрь. Все, кроме Каина, уже ее ждали. В том числе и Джек, упиравшаяся одной ногой в стену челнока, а спиной — в плечо Гарруса.
— Что ты тут делаешь? — спросила Шепард.
— То же, что и все, — не поворачиваясь, буркнула биотичка.
— Лучше останься на корабле, тебе досталось.
— Как и тебе.
Шепард села напротив нее. Спорить с Джек бесполезно, особенно после случившегося. Джейн догадывалась, что ей сейчас больше всего хотелось пристрелить кого-нибудь и точно не одного человека. Она не должна винить себя. Из всех, даже исключая саму Шепард, Джек досталось больше всего. Искать виноватых — какой теперь в этом смысл? Команда сделала все возможное, вся ответственность только на Шепард. Не следовало ей самой идти на Омегу. Стало только хуже.
Джейн шмыгнула носом. Дышать становилось труднее.
— У тебя сломан нос, — заметила Фоакс.
Коммандер стиснула зубы. Серьезно? Сломанный нос ничто по сравнению со смертью сына. Вот кто действительно виновен в этом. Ни Джек, да, черт возьми, даже не Каин, который, рискуя собой, уводил их от Сайрин. Истинная суть всего сейчас сидела наискось от Джейн и внимательно на нее смотрела.
— Если его не вправить, ты задохнешься.
— Да неужели?! — выпалила Джейн.
Она откинулась на спинку сидения. Задыхаясь, вряд ли сумеешь сделать хоть что-то, а если снова начнется приступ, воздух будет крайне необходим. Шепард сняла шлем и вскинула голову.
— Валяй.

Джек распрямилась и села ровно, завидев побитое лицо Шепард. Фоакс обратилась к пилоту, чтоб тот держал челнок ровнее, и подошла к Джейн, приподняв ее лицо за подбородок. Жгучая струна злобы прошлась по пальцам. Феникс представляла, как желанна ее смерть была бы для Шепард. По сути, что Асийя могла сделать? Не вести всех в лабораторию? Отнекиваться тем, что ничего не знает и вообще мимо проходила? Это было бы возможно, если бы ее руки не горели от «Лилит». Жаклин недовольно осклабилась, когда Фоакс встала к ней спиной. Ева внимательно наблюдала за биотичкой. Воздух наэлектризовался неприязнью.

Фоакс осторожно ощупала нос коммандера и мысленно облегченно вздохнула. Смещение небольшое, достаточно пальцевой репозиции. Приложив большой палец правой руки к смещению, она наложила пальцы левой руки на надбровную дугу, переносицу и подбородок. Шепард ощутила приливающееся тепло к лицу и в следующее мгновение услышала хруст. От неожиданности она дернула ногами, недоуменно глядя в глаза арабки. Боли не было. Феникс вынула стерильный пакет из кармана, разорвала его, смочила в желтой жидкости тампоны и вставила их в нос Шепард. Проделав эту манипуляцию, Фоакс вернулась на свое место. Джейн тупо уставилась перед собой. К носу медленно приливала боль, но не столь сильная, как когда-то в юности. Она несмело втянула воздух через рот и глянула на Тейна. Он сидел ровно, положив руки на колени ладонями книзу. Непоколебимый, застывший, неживой. На мгновение Шепард вспомнила Т`Лоак и держащую над ней контроль химеру. Что если Ева так же держит под контролем дрелла? Допустим, но ради чего? Окажутся ли когда-нибудь все интересующие ответы в доступе? Шепард отвела взгляд от Криоса и потерла царапины на шлеме. «Не доверяй призраку». Тут ты прав, Кайден. Не только от прошлых дел, но и от тех, кого знала Шепард, остались лишь призраки. Последние восемь лет словно были не ее. Чья-то другая жизнь, абсолютно не похожая на сумасшедший ритм былой Шепард. Где она просчиталась? Что и когда пошло не так? Почему спасти сына оказалось невыполнимой задачей? Глаза защипало от слез, Джейн сглотнула тягучую, с привкусом крови, слюну.
— «Абенсберг» не вышел на связь. Будьте готовы ко всему, — коммандер откинулась на спинку, глядя на свое отражение в стекле шлема.

***
Капек встретил их еще более неприветливо, чем Эрсбат. Пробивающиеся сквозь туман и дым лучи солнца обволакивали пришедших на пустынную землю и, как чудилось Шепард, пытались растворить в себе. До них доносился едкий запах гари и расплавленного пластика. Шепард смотрела вперед, стараясь не оборачиваться по сторонам, предчувствуя, что нужная цель только впереди. Густой туман не позволял разглядеть что-либо дальше метра, и высадившаяся на возвышенности группа не спеша спускалась к намеченной точке. Тишина давила на и без того напряженные нервы. Никто не проронил ни слова с тех пор, как они высадились. Шепард тихо ступала по каменистой земле, с каждый шагом прислушиваясь. Должен же быть какой-то звук! Хоть где-то! В небольшом ущелье даже не гудел ветер. Планета словно замерла в ожидании чего-то.

Джейн вытерла собравшуюся влагу на лбу и еще крепче вцепилась в винтовку, не сводя глаз с прицела. Раздавшийся голос Джокера в передатчике заставил ее вздрогнуть. Пилот сообщил о точных координатах с телеметрии и оповестил о нахождении в системе фрегата «Гастингс». Шепард поблагодарила и повела плечами. Чего команда Сомерса тут ищет? Райан активно работал вместе с Кайденом по выявлению контрабандного оружия, вряд ли они за все время не побывали на Капеке. Однако и здесь искать нечего. Заброшенный завод «Хане-Кедар» да голые камни. Быть может, что-то поменялось за все года? Но тогда Джокер сообщил бы об активности в этом секторе. Чем дальше они заходили вглубь обозначенной территории, тем меньше Шепард хотелось туда идти. Что если они прилетели сюда зря? Кайден ничего не нашел и повернул обратно. Связаться с «Нормандией» было невозможно. Но и при раскладе обнаружения чего-то, того же оказания сопротивления, воздух прорезали бы выстрелы. Джейн никогда не любила тишину. Если до твоего уха не доносится ничего, кроме собственного дыхания — это не к добру.

Они вышли из ущелья на открытую местность. Вдалеке слышалось потрескивание огня на горящей поверхности, запах гари усилился. Визор выдал Шепард наличие обуглившихся обломков в нескольких метрах от них. Нахмурившись, она подошла ближе. В тумане медленно прорисовывались очертания находившегося дальше всех большого обломка какой-то конструкции. Джейн опустила винтовку и полубоком, не спеша двинулась в ту сторону. Неожиданно поднявшийся ветер осыпал их пеплом и песком. Шепард прикрыла глаза, продолжая свой путь. Поморгав пару раз, она остановилась и, сощурив глаза, разглядела вонзенный в землю большой обломок металла с буквами на корпусе. Шепард выпрямилась, обмякнув. На корпусе читался обрывок: «Абен...».
— Что за черт? — вымолвил Гаррус, также недоуменно глядя на поцарапанные буквы.

Джейн ощутила, как предательски у нее подгибаются колени. Нет-нет, это какое-то другое слово! Это не название корабля, это не может быть он! Она медленно обогнула кусок обшивки, не сводя глаз с букв, а развернувшись, увидела покрытую рытвинами землю и горящие обломки корабля. Теперь никто не сомневался, что это был именно «Абенсберг». Поодаль лежал еще кусок обшивки с такими же белыми буквами «...ерг». Шепард остановилась у края обшивки и опустила голову. Проглотив комок в горле, она высоко подняла голову. Из-за черного дыма неба не было видно. И ни звука, кроме треска полыхающей стали. Она отдала команду найти хоть кого-нибудь из экипажа и связалась с Джокером.
— Как далеко мы от завода «Хане-Кедар»?
Под одним из обломков ей почудилось тело, но, подняв его, Джейн поняла, что мозг снова начинает играть с ней в злую шутку.
— Полтора километра. Вы узнали, что горит?
Джейн обернулась и посмотрела на оборванное название корабля. Язык не поворачивался произнести его.
— Коммандер?
— Это...он.
— Да как же это? — Шепард была уверена, что пилот подскочил в своем кресле.
— Я не знаю, — тихо ответила она, медленно ступая вдоль рытвин и заглядывая под обшивку.
— Их стелс-система круче нашей. Как их можно было найти?
— Я не знаю, — повторила Шепард, стиснув зубы.
— А подбил-то их кто? Как можно уничтожить «Абенсберг»?!
— Я не знаю, Джокер! — выкрикнула Джейн. — Выйди на открытый канал, может какой-то сигнал удастся поймать. Не могли они втихую уйти куда-то.
— Кто-то же должен быть на месте крушения, те же... тела...

Шепард обошла обломки, разглядывая следы от падения. Обломки, камни, распаханная земля, что угодно, но следов не было. Навстречу ей попался Тейн. Он покачал головой. Куда могли уйти мертвые? Что за бред?! Джейн вышла к корпусу корабля. Около него стояли Ева и Фоакс. На белых волосах химеры виднелись темные разводы от копоти.
— Бортовой самописец вне зоны досягаемости, там полыхает.
Шепард едва кивнула и оглядела панели, за которыми находились спасательные капсулы. Закрыты. Среди обломков она тоже не видела капсул. Возможно, если кому-то удалось выбраться, они дальше места падения. Джейн снова вышла на связь с пилотом. Ответ снова был отрицательным. Никого. Ни маяка, ни сигнала, ни следов, ни живых, ни мертвых. Внимание коммандера привлек жест химеры. Ева сняла перчатку с правой руки и медленно перебирала пальцами в воздухе. Она поднесла раскрытую ладонь к лицу и размяла меж пальцев невидимые шарики.
— Что ты делаешь? — спросила Шепард.
— Воздух сильно наэлектризован, но я не могу определить, идет ли это от техники с корабля или еще откуда-то.
— В каком смысле?
Химера выудила салфетку из кармашка на плече и протерла руку.
— Подобная электрификация была на «Немесиде». Телепаты сильно «следят», когда применяют свои способности.

Далеко из тумана Шепард окликнул голос Джек. Джейн нашла ее рядом с тяжелым обломком, под которым находилось чье-то тело. Коммандер стянула вместе с биотичкой продавленную обшивку, открывшую лицо жертвы. Застывшие карие глаза, половина лица сгорела, обнажив мягкие ткани, вдоль шеи рваной полосой легла глубокая рана, скорее всего и послужившая причиной смерти. Шепард уперлась локтем в колено и надавила на уголки глаз.
— Кэт... Боже...
Пересилив себя, Джейн взяла в руку ее оплавившийся жетон. Смит, Катарина. Пилот «Абенсберга». Единственная девушка, пилотирующая фрегат Альянса. Пожалуй, по этой причине, Джокер «недолюбливал» корабль еще больше.
— Еще кого-нибудь нашли? Следы?
Отрицательно. Неужто кто-то забрал весь экипаж — живых и мертвых — и в буквальном смысле замел следы своей деятельности? Для чего, черт побери?! Джейн представила наихудший расклад: что если в лаборатории был полный состав «Абенсберга», а они взорвали ее? Как давно останки корабля полыхают?
— Ты можешь сказать, как давно она умерла? — обратилась к Фоакс Шепард.
Женщина склонилась над пилотом, взглянула в ее распахнутые глаза, прощупала кожу на шее.
— Приблизительно три-четыре часа.
Четыре часа назад они были на Эрсбате. Всего четыре часа! Время для Джейн тянулось неимоверно медленно. Сколько же прошло с момента отбытия с Цитадели? Шепард уже не могла понять, прошли ли дни или часы со всей этой непонятной круговерти.

Они обнаружили еще три тела и ни единого признака живых — ни следов, ни жетонов. Те капсулы, что были найдены, оказались пустыми и так же без следов. Джейн скорректировала путь до завода и, окинув взглядом полыхающие обломки, двинулась вперед. Что же произошло на «Абенсберге»? Какая сила могла уничтожить быстроходный и снаряженный по первому классу корабль? Почему не было сигнала бедствия? Или был, но «Нормандия» не приняла его в силу своих повреждений? Здесь «Гастингс», быть может, они что-то поймали. Чуть ли не бегом, Шепард уменьшала расстояние до завода. Ей казалось, что все ответы там, в заброшенном, некогда инфицированном роботами помещении. Ей важно знать, что Кайден жив. Она не представляла, как рассказать о Тео, как сохранять спокойствие и сообщать о смерти сына, не представляла, каким мужеством нужно обладать, чтобы выдавить из себя скорбные слова. Но Шепард четко знала, что испытал Кайден, сообщая ей о гибели дочери пять лет назад, а после о невозможности забеременеть снова. Джейн сбавила шаг и зажмурила глаза. Сейчас не время для эмоций. Она всегда контролировала сильные чувства, подчас настолько, что окружающие принимали все за равнодушие. Таких слов, как: «Я тебя люблю», «Я не могу тебя потерять», — она так же старалась не произносить. Когда-то она считала проявление чувств слабостью. Сейчас ей как никогда хотелось сказать эти слова Кайдену. Она не может его потерять, как и Тео. Боже, что же она скажет Кайдену?

За несколько десятков метров до завода визор выдал ей наличие пяти целей. Джейн замерла, подняв руку и нацелившись в туман. Из густой пелены навстречу им вышел небольшой отряд.
— Джеймс? — Шепард опустила винтовку. — Что ты тут делаешь?
— Шепард, — Вега приветственно пожал ей руку и осмотрел ее лицо. — Хреново выглядишь.
— Долгая история.
Она кивнула Гаррусу головой, тем самым дав указание обследовать периметр. Вега отдал тот же приказ своим бойцам и отошел с Шепард в сторону.
— Где Соммерс? — спросила она.
— В заключении, — полушепотом ответил Вега, следя за своим отрядом. — У кое-кого есть все основания считать Райана предателем.
— В каком плане?
— Во время последней вылазки он обнаружил нелегальную партию оружия нового образца. До базы она не дошла.
— Он её продал?
— Кто знает, чьи слова являются правдой. По его словам, он накрыл нелегалов в одиночку и передал сообщение о подкреплении. Отряд не видел ни Соммерса, ни оружия. Его прижучили, старпом теперь командует на «Гастингсе», меня временно прикомандировали к ним.
— Что вы делаете здесь? — Шепард, нахмурившись, посмотрела на майора.
Вега ответил ей внимательным взором сперва на нее, а после — в сторону, откуда пришел отряд Шепард.
— Со времен охоты на контрабанду, между «Гастингсом» и «Абенсбергом» была установлена синхронизация на случай бедственного сигнала. Получая его, корабль моментально отслеживает местонахождение другого корабля, и экипаж готовится к отправке к месту бедствия.
— Почему на «Нормандии» такой системы нет?
— Подсказать или догадаешься?
Джейн усмехнулась.
— Пусть на нем и раскраска Альянса, корабль по-прежнему церберовский, и на нем действует система ИИ, которая строго регламентируется целым сводов законов о неприменении искусственного разума.
— Именно. Но даже это не остановило, сама знаешь кого, от внедрения ИИ на «Абенсберг».
— Он был запрограммирован на поведение ВИ, разве нет?
Джеймс огляделся и шагнул вглубь тумана. Шепард последовала за ним. Вега склонил голову к ней и заговорщически произнес:
— На «Абенсберге» стоял уцелевший фрагмент платформы СУЗИ.
— Я думала, она на карантине, — еще тише сказала Джейн.
— Платформа да, фрагмент — нет.
— Кайден знал об этом?
— Разумеется. Именно поэтому его и приставили к «Нормандии», когда на корабле оказалась ты.
— Почему?
— Ты единственная выжившая среди высокопоставленных чинов Совета.
— Они думают, что я всех убила? — опешила Шепард.
— ОН думает.

Коммандер шумно выдохнула. С появлением в Альянсе адмирала Ховерса все изменилось. После вынужденной отставки Хакетта, Ховерс занял его пост и провел полную переподготовку флота и его кадровой политики. Старых бойцов заменили новыми, подготовленными по новой программе, некогда разработанной «Эгидой». Было создано штурмовое подразделение, состоящее преимущественно из биотиков, которым внедряли новые имплантаты и обучали более жестким приемам ведения боя. Ховерс обзавелся не только личной сворой псов, но и нажил врагов среди своих же. Несмотря на его жесткие взгляды, Комитет обороны находил все это весьма действенно, учитывая в каком положении оказалась Галактика после войны.
— Это не его проблема!
— Синхронизация ИСУЗ на «Абенсберге» и «Гастингсе» передает информацию не только о местонахождении, но и о любом контакте с другими кораблями прямиком к нему. Вам лучше убраться отсюда и поскорее.
— Я не уйду отсюда до тех пор, пока не узнаю, что случилось с «Абенсбергом» и Кайденом!
— Ты ведь знаешь, что он пытался завербовать в это подразделение Кайдена?
— Наслышана.
— И Джек тоже. Теперь Ховерс точит зубы на них обоих. И на тебя в том числе.
— Еще до того, как обвинил меня в убийстве Совета?
Вега кивнул.
— С чего бы это?
— Может, потому что кто-то, когда-то хотел видеть тебя во главе Пятого флота.
Джейн рывком отвернулась от майора и, сделав несколько шагов, повернулась обратно.
— Знаешь что? Эта гребанная политика на хрен меня сейчас не интересует! Мы идем на завод, и даже не пытайся меня переубедить!
— И не думал. Я даже проигнорировал тот факт, что я теперь... ну, выше тебя по званию.
Шепард, прищурившись, посмотрела на него.
— Еще б ты осмелился от меня что-то потребовать.
— А это кто такие? — перевел тему разговора Вега, кивнув на Еву и Фоакс.
— Я уже говорила, что это долгая история?
Рассредоточившись, оба отряда двинулись дальше, медленно приближаясь к указанной точке. Едва в тумане стали различимы очертания завода, Шепард включила визор, показывающий отсутствие целей впереди. Хорошо. Если кто-то в здании есть, то они создают видимость запустения этого места. Джейн надеялась — внутри должны быть люди. Не могли уцелевшие, если таковые есть, бесследно уйти и раствориться в тумане.

Коммандер кивнула Еве на дверь без активированного замка. Химера приложила «таблетку» к поверхности и вывела схему завода на инструметрон. Полминуты — и индикатор замка засветился зелёным. Глубоко вдохнув, Шепард активировала замок и нацелилась в открывшуюся темноту. На мгновение все замерли, ожидая либо стрельбы или хоть какого-нибудь звука. По-прежнему ничего. Джеймс отдал приказ двоим бойцам, и они медленно двинулись вперед, включив фонари на винтовках. В нос ударил затхлый запах, поднятая ими пыль медленно оседала на кожу и броню. Здесь никого не было, и давно. Ева сообщила о наличии миниэлектростанции в подвале завода; впереди не было ничего, кроме пустого зала и нескольких подсобных помещений. Отправив свой отряд вниз, Вега остался с Шепард, оглядывая освещенные фонарем стены. Четыре года назад здесь была найдена самая большая партия контрабандного оружия, вплоть до боеголовок, сравнимых едва ли не с ядерными зарядами. Тогда же на заводе оставили несколько датчиков проникновения на случай, если строение посетят «гости». Если бы здесь кто-то был, датчики сработали бы, но не ранее, ни теперь ни единого сигнала не поступило. В отличие от Джеймса, Шепард знала, что прикрепила Ева к двери завода. «Сверчок» перегрузил все рабочие системы, в том числе и датчики, но если бы сюда проникли раньше них, Вега знал бы точно. Значит, они идут в никуда и зря теряют время. Даже если в системе невесть за каким делом оказался бы другой корабль, спасти уцелевших, не оставив ни единого следа невозможно! Само место крушения тоже не покинули бы.

Они прошли весь зал, покрытый толстым слоем пыли, и не обнаружили ничего. Внезапно для всех, Ева подала голос и указала на одно из подсобных помещений, которое вело в такой же зал. Она сняла перчатку и прочертила рукой по воздуху. Джейн проследила за движениями химеры и прищурилась. Ну, неужели, так сложно сказать о своих ощущениях, особенно когда все на пределе? Химера тряхнула рукой и спрятала ее в перчатку. О своих смутных ощущениях она решила не говорить. Ей бы не хотелось ошибиться в разнице между тем, что когда-то было здесь и тем, что есть теперь. Даже если Шепард этого хочет.
Джейн толкнула указанную дверь и вышла на открытое пространство. Шаги эхом отзывались в пустых стенах. Химера застыла на пороге, не решаясь двинуться дальше. Фоакс смерила вибрацию от Евы и исходящие потоки из зала. Как знакомо это ощущение прохлады, покрывающее тебя с ног до головы. Как сильна эта клокочущая пустота внутри нее самой. Она окликнула Шепард, но та продвигалась вперед, увлеченная наличием длинных столбов впереди. Джейн осветила впереди стоящий столб, поднимая голову выше.
— Джейн, стой!
Едва свет фонарика коснулся верхушки столба, в зале загорелся свет. Те, кто еще не успел зайти в помещение, услышали глухой стук тяжелой винтовки, упавшей на пол. Джейн стояла, расширив глаза, глядя на открывшиеся перед ней распятия. На высоких крестах находился экипаж «Абенсберга». Кайден впереди всей команды.
— Madre de Dios, — вымолвил Джеймс, застыв рядом с химерой.
Хватая воздух губами, Шепард шагнула вперед. Голова наполнилась диким звоном, перед глазами вновь заплясал разноцветный хоровод, горло сдавила невидимая мертвая хватка. Поднявшийся жар сменился резкой прохладой, и Джейн ощутила, как сознание медленно покидает ее. Это неправда! Это не может быть правдой! Всех событий за пару дней слишком много. Почему с ней? Разве мало ей было послано всех испытаний, всех потерь за жизнь? Он не должен быть здесь, Шепард не может потерять и его!
Трясущимися руками Джейн достала пистолет и передернула затвор.
— Ева!
Нацелившись на сковывающие тело Кайдена цепи, Джейн выстрелила несколько раз по звеньям, молясь, чтобы не попасть в и без того измученного мужчину. Ева взглядом подхватила Кайдена, плавно опустив вниз. Шепард осторожно сняла с него шлем и подавила рвущееся всхлипывание. На бледном лице Аленко бурой полосой растеклась густая кровь. То же самое было на лице убитого Авеля, тем же мучился Каин, телепортируясь в ошейнике. Джейн вытерла кровь, судорожно вздыхая и поглаживая щеку мужа. Ради чего все эти жертвы? Кому не терпится причинить страдания людям? Каким нужно быть жестоким и беспощадным, совершая подобные зверства?! Шепард прижала голову Кайдена к груди, прикусив губу и сильно зажмурив глаза. Жаркая волна охватила ее тело, биотика вспыхнула ярко-алым огнем. Стоявшие позади нее люди ощутили вибрацию по полу, исходящую от места, где находилась Шепард. Фоакс низко опустила голову. Становление Зверя приняло последний оборот.
— Снимите остальных, — твердо сказала Шепард.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 02.08.2013 | 803 | Тени прошлого, Кайден, Pierrot, фемШепард, Тейн | Pierrot
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 23
Гостей: 23
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт