Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

ME Afterlife: Комиссар по этике. Глава 7. Удвоение голубизны

Жанр: приключение, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Выкраденная из полицейского департамента Алина становится свидетелем того, что в борьбе за уничтожение свидетелей — она один из самых нежелательных свидетелей. А еще она держит себя в руках в общении с мужчинами и тренируется в опознавании тех, кто не хочет быть опознанным.
Тем временем, на орбите Марса заприметили чьи-то красные солнечные батареи...



— Блад, куда это ты собралась?
Окрик из коридора заставил полицейскую обернуться. От неловкого движения габаритной женщины Алина чуть было не врезалась в шкафчик у стены, но в последний момент увернулась.
— А тебе что? — Блад нахмурилась, глядя на коллегу — светловолосого мужчину в гражданской одежде. В отделе дознаваний, как успела заметить Алина, вообще не злоупотребляли служебной формой.
— Блад, кончай мне тут бычить, — мужчина бросил на стол планшет и подошел к паре женщин.
Со стороны было весьма смешно: белобрысый коротышка решительным шагом подваливает к двум женщинам, каждая из которых минимум на полторы головы его выше, а одна из них еще и килограммов на тридцать тяжелее.
— Азари под арестом, — продолжил мужчина, останавливаясь перед Блад, приосаниваясь и пряча руки за спину. — И я что-то не помню, чтобы шеф подписывал разрешение на ее прогулки по отделу.
— А мне положить на то, что ты помнишь, и что нет, Риман, — сказала Блад. — Я оформляю задержанную на следственный эксперимент.
— Да ну? — усмехнулся названный Риманом. — И где документы?
— Сейчас будут, отвали.
Блад отвернулась и кивнула Алине — мол, пошли дальше. Но Риман не унимался.
— Блад, ты это, кончай выкобениваться. Раз-два-три прокатило, а может и не прокатить, слышишь?
Вайлет лишь отмахнулась и подтолкнула Алину в спину.
Они дошли до какого-то маленького окошка в стене, где Алина углядела заштатный виртуальный терминал. Блад положила руку на сенсорную поверхность, терминал узнал сотрудника, пискнул и разродился целым ворохом интерфейсных окошек. Вайлет что-то настучала на виртуальной клавиатуре, потом переключилась в режим голосового ввода и, подтянув к себе Алину, продиктовала, глядя в экран:
— Вайлет Блад, майор, дознаватель второго класса. Номер жетона девятьсот девяносто, девяносто два шестьдесят два. Текущее дело номер двести восемьдесят шесть двенадцать. Осуществляю следственный эксперимент в отеле «Тар» по месту преступления. Подозреваемая Алина Гросс, гражданка Ассамблеи, добровольно принимает участие в следственном эксперименте.
Блад толкнула Алину в бок.
— Да, я Алина Гросс, — сказала азари. — Согласна на проведение следственного эксперимента. Участвую в нем добровольно.
Вайлет еще что-то настучала на клавиатуре, и терминал погас.
— Все, формальности улажены, — сказала дознаватель. — Теперь ты имеешь право выйти на улицу. Пошли.

Правда, сразу выйти на улицу им не удалось. В одном из бесконечных коридоров полицейского управления они буквально воткнулись в настоящий людской ажиотаж. В небольшом проходном коридоре столпилось человек тридцать, не меньше. От обилия мужчин и женщин, где-то в форме, где-то в гражданском, буквально рябило в глазах. Безусловно, все до одного полицейские — было что-то общее в этих совершенно разных на вид людях. Какая-то общая аура, совсем не радужная и не жизнерадостная, но преисполненная веры в правильность своего дела. Подобная аура витала и над головой Вайлет Блад, разве что Алина готова была поклясться, что дознаватель отличается от большинства присутствующих примерно так же, как матерый волкодав отличается от стаи терьеров.
Вайлет выдернула из толпы одного из сотрудников, чуть не оторвав ему рукав форменного мундира. Правда, не застегнутого ни на одну пуговицу и надетого явно в спешке.
— Что за шум, а драки нет? — спросила Вайлет.
— А, это ты, Вайл, — мужчина поздоровался с дознавателем за руку. — Не поверишь, десять минут назад из муниципалитета спустили очередную проверку табельного оружия. Вот, сдаем, понимаешь. Все, кто смог найти свою пукалку.
— Сдаете? — в голосе Вайлет читалось недоверие.
— Ну, а что делать? — пожал плечами мужчина. — Приказ есть приказ.
Вайлет потеряла интерес к сослуживцу и потянула Алину за собой в людское месиво. Несмотря на то, что людское море расступалось перед габаритной женщиной, Алине все же досталась своя доля тычков и толканий, а однажды даже легкий хлопок по ягодице. Возмутиться азари не успела — Вайлет буквально за руку тащила ее за собой, да и выследить шалуна с распущенными руками в этой давке было тяжело.

Наконец, они добрались почти до противоположного конца помещения, и Алине стало ясно, в чем загвоздка. В боковой стене было открыто маленькое окошко — судя по аккуратности проема, разобранное стенным конструктором. Внутри окошка напротив терминала сидел бесконечно усталый офицер. С видом мученика он принимал под подпись табельное оружие сотрудников. Всем без исключения полицейским дознавателям не терпелось побыстрее покончить с формальностями, поэтому людская очередь шумела, огрызалась, колыхалась в нетерпении. Большинство дознавателей тащили свои «Стражи», не вынимая из кобуры и даже не пытаясь проверить их состояние. Несколько молодых ребят, включая смешливую рыжеволосую девчонку вряд ли старше двадцати, держали оружие за ремешок кобуры — как дамскую сумочку.
— Ваша полиция всегда так пренебрежительно относится к личному оружию? — спросила Алина, пользуясь тем, что Вайлет решительно протолкалась в начало очереди и замерла на мгновение.
— Большая часть моих коллег, — усмехнулась Блад, — не очень хорошо знает, за какой конец держать пистолет, чтобы он стрелял. Это же дознаватели, следователи. Тут даже стажеры с юрфака имеются. Зачем им пушки?
— Мне показалось, что вы по-другому относитесь к...
— Я из шестого отдела, девочка, — Блад повернулась к Алине. — У меня ствол даже под подушкой. О, смотри, наши люди!
Вайлет углядела в толпе чуть впереди высокую широкоплечую фигуру коротко стриженного мужчины и, не долго думая, рванула к нему. По-прежнему держа Алину за руку — чуть не вырвала из сустава.
— Игорь, как дела, старый козел!? — хохотнула Блад, двинув широкоплечего в лопатку. От удара мужчину аж развернуло, и Алина в ужасе закрыла глаза, ожидая жестокого мордобоя. Оба полицейских, словно скалы над прибрежными водами, возвышались над людской массой, и начнись потасовка...
К счастью, драка не началась. Блад выпустила руку Алины и стукнула кулаком в подставленную ладонь Игоря.
— Все пучком, старуха! — засмеялся мужчина, приобнимая Вайлет. — Вот, зашел в кои веки домой, а тут такая веселуха! Прошлую-то инвентаризацию я умело задвинул, но тут как под заказ. Как ты? А это кто?
Игорь повернулся к Алине, свернув белозубой улыбкой. Мгновение в голубых глазах гиганта отражалась напряженная работа мысли, но тут мужчина улыбнулся еще шире (казалось, что это невозможно) и галантно протянул руку азари:
— Мое почтение, госпожа Биби-землянка!
Алина засмеялась и вверила свою руку могучей лапище Игоря. Полицейский коснулся щекой тыльной стороны ее ладони и обратился к сослуживице:
— Виола, ты законтрактовала себе Малышку Блю? — в притворном восхищении выдохнул Игорь. — Слушай, а возьми меня в свою группу, а? Я тоже хочу так зарабатывать!
— Алина Гросс — задержанная, Игорь.
— Не понял...
Мужчина дважды посмотрел сначала на Вайлет, потом на Алину.
— В каком смысле...
— Двигайтесь, двигайтесь! — крикнул кто-то из очереди, и троица высоких фигур шагнула на несколько шагов вперед.

Так получилось, что азари задвинули ближе к широкоплечему, и девушка ощутила запах дорого парфюма. Вот уж никогда бы не подумала, что полицейские дознаватели получают достаточно, чтобы покупать себе «Легенду Килиманджаро». В голове немножко закружилось — Алина заставила себя признать, что это исключительно из-за острых ароматов человеческой парфюмерии, и только.
— Ты арестовала Малышку Блю? — Игорь буквально вонзил в Вайлет «гневный» взгляд. Алина заметила, что у человека точно такие же васильковые глаза, как у нее. Не такие большие, конечно, но...
Вот ведь зараза!
Алина глубоко вдохнула и заставила себя выкинуть из головы то, что туда ломилось. Если ее флюиды выберутся из-под походного комбинезона и доберутся до этой массы полицейских, преимущественно мужского пола, будет... Плохо будет.
— Арестовала не я, — ответила дознаватель. — Там вообще сложный случай, Игорь. К слову, раз ты здесь, может быть, поможешь...
— Ради тебя и твоей спутницы что угодно! — засмеялся мужчина.
— Двигайтесь! — из очереди.
— Смотрите, это же сама Биби-землянка! — оттуда же.
— Следующий! — это уже из окошка с усталым интендантом.
— Черт, я потом тебе расскажу, — Вайлет отодвинула от Алины излишне любопытную рожу одного из коллег. — Давай сегодня вечерком пересечемся после работы?
— Запросто! — Игорь умудрился говорить, не снимая с лица улыбку на все тридцать два зуба. — О, смотри, всего два человека осталось!
— Черт! Я забыла «Страж» в сейфе! — Вайлет держала руку на поясной кобуре. — Никогда не доверяла этой рогатке. Игорь, сдашь за меня?
— Запросто! — повторил мужчина. — Шифр как обычно?
— Угу, — кивнула Блад. — Буду обязана!
— Ты мне уже обязана, старушка, — засмеялся здоровяк и повернулся к Алине. — Сударыня, составите нам с боевой подругой компанию сегодня вечером?
Алина не смогла сдержать улыбки. Жизнерадостный, пышущий энергией Игорь умудрился вложить в одну фразу целую кучу смыслов, кое-какие из которых загнали бы Алину в фиолетовую краску, если бы она уже с минуту не вентилировала легкие, занимаясь восстановлением равномерности кровотока.
— Думаю, с Алиной вы как-нибудь попозже пообщаетесь, — вставила Вайлет. — Все, Игорь, мне пора. Не забудь мою пукалку!
Вайлет подняла ладонь, и теперь уже здоровяк щелкнул по ней огромным, в полголовы Алины кулачищем. Девушке стало страшно только от одной мысли о том, на что способен этот кулак в потасовке или, паче того, в рукопашной. Но Вайлет лихо остановила пятипалый кусок скалы, зажав кулак Игорья в своей, тоже немаленькой ладони.
— Окей, мы побежали, — сказала Блад. Будет время — пересечемся.

Они с Вайлет вывалились из очереди. Кое-кто из полицейских натурально тыкал пальцем в сторону азари, сразу с десяток человек оживленно о чем-то перешептывались, глядя на странную парочку.
Блад больше не тащила Алину за руку, словно на привязи, но дала понять, что лучше не оставать. Пробравшись к выходу из переполненного помещения, они, наконец, выбрались из этой кутерьмы.
— У вас всегда так шумно сдают оружие? — выдохнула Алина.
— Что? А, нет. Просто динамят рабочий день. Вообще, очень странно это все.
— Что все?
— Я про оружейную инспекцию. Ее уже проводили три недели назад. Выборочно, правда, но проводили. Смысл устраивать тотальную проверку личного оружия так рано? Странно. Черт!
— Что такое? — всполошилась азари.
— Да я так, — Блад повела плечами. — Все через анус как-то. Надо бы проверить, какого хрена муниципалитет тут издевается, отписать им пару ласковых. Но время, время... Нет времени совершенно. Приходится бежать, просто чтобы стоять на месте. Пошли.
— А кто этот Игорь? — поинтересовалась Алина, пытаясь не отстать от полицейской.
— Да уж не запала ли ты на моего старого друга? — фыркнула Блад. — Это Игорь Кирироф, мы с ним вместе служили сначала в космопехоте, а затем в шестом отделе. Отличный парень — его заговоренным прозвали еще с армии.
— Заговоренным?
— Ну да, — пояснила Блад. — Он за все время службы не получил ни одной царапины. Даже во время битвы за Землю умудрился обойтись парой ушибов и все. Заговоренный, одним словом. Бывают такие.
— И с чего бы этот герой битв пошел в следователи? — спросила Алина.
— Его комиссовали, как и меня, — неохотно сказала Вайлет. — Долгая история, потом как-нибудь расскажу. К слову, вот мы и выбрались.
Они вышли, наконец, из здания полицейского департамента. Миновав бронированные будки охраны, где Вайлет пришлось достать из нагрудного кармана жетон сотрудника полиции, они выбрались на свежий воздух. Ну, если к искусственной атмосфере Марса вообще применимо определение «свежая». Стоило ступить шаг от крыльца, как почва будто ринулась вниз.
— Я даже не заметила, что в полиции стоит гравитатор, — сказала Алина.
— А, совсем слабенький, — махнула рукой Блад. — Он на земную тяжесть настроен только в спортзале. Ладно, убивца, поехали в «Тар». Думаю, ради такого случая мы можем воспользоваться служебным положением.

Вайлет подвела Алину к стоянке аэротакси, по каким-то своим критериям выбрала машину, открыв колпак азарийского транспорта. Алина села справа, дознаватель заняла место водителя. Такси рвануло вверх, едва успели захлопнуться створки — Алина вцепилась в подлокотники. Неприятная тяжесть сковала все члены тела, желудок рухнул куда-то вниз. Алина с трудом сглотнула. Инерционные виды транспорта никогда не привлекали азари из-за своей какой-то животной грубости в отношении к пассажирам. На Вайлет Блад перегрузки, казалось, совершенно не действовали.
— А теперь, Гросс, Алина Гросс, слушай внимательно.
Полицейская закончила набивать маршрут на терминале, перевела такси на автопилот и повернулась к синекожей спутнице.
— Сейчас нас никто не слышит, поэтому буду говорить по существу, — сказала Вайлет. — Первое, что ты должна знать: да, я верю, что ты не убивала чиновника. Погоди, не перебивай, благодарить будешь потом. Слушай.
Так вот, ты не убивала Бергера, это ясно без очков. Но кто-то очень, повторюсь, очень серьезный хочет обставить все так, будто ты это сделала. Тут дело даже не в том, что ты становишься невинной жертвой и все такое. Все куда хуже. Кто-то хочет переложить вину одного человека на другого. Даже если эти оба азари, я не имею права допустить такого. Это во-первых.
Далее. Я тут кое-что узнала о твоем нанимателе — Кайле Бергере. Это очень странная личность. Нет, погоди, не перебивай, сказала же. Так вот, этот Бергер очень странная личность. Будучи чиновником ЕАСО и работая на Земле, он показал себя образцовым гражданином. У него первый и единственный устойчивый брак, несколько очень серьезных работ по ксеноархеологии. Не удивляйся, среди чиновников ЕАСО еще поискать товарищей без ученой степени. Так вот, говорю тебе, это просто ангельский цветочек, а не человек — нам бы сюда побольше таких в планетарную администрацию.
Парадокс в том, что Кайл Бергер серьезно изменился, попав на Марс. Он работает тут уже больше четырех лет, и за эти годы отметился в десятке весьма мутных дел. Большая часть касается вопросов правообладания на неосвоенные земли — кое-кто из администрации полагает, что выкупленные с помощью Бергера земли потенциально содержат новые артефакты. Уж не спрашивай, какие там — протеанские или еще какие. Я ни бум-бум во всех этих археологиях.
На Марсе не принято поощрять противоправную деятельность чужаков, синенькая. Тут противоправной деятельностью имеют право заниматься только свои, коренные. И вот мне известно, что на Кайла Бергера дважды готовили покушение, и оба раза он чудесным образом выходил сухим из воды. Потом с ним чисто по понятиям говорили уважаемые люди, и, вроде бы, какой-то компромисс был достигнут. Во всяком случае, Бергер перестал переть, как баран на новые ворота, в сторону того, что касается землевладения и артефактов. Но полгода назад стало известно о том, что некто мистер Маро — это местный застройщик из числа самых серьезных — напал на след самого здоровенного Артефакта. Ну, я думаю, дальше ты получше меня все знаешь, да?
В общем, слушай сюда, Гросс, Алина Гросс. Наш с тобой Кайл Бергер никогда, повторюсь, никогда не был замечен в желании пустить пыль в глаза. Это в высшей степени рациональный сукин сын. На Земле он и близко таким не был, но неважно. В общем, Бергер никогда не пытался что-то кому-то доказать. Он просто вкалывал — грязно, зачастую весьма гнусно, но вкалывал. И вот, вдруг, задумал появиться в высшем обществе в компании ни кого-нибудь там еще, а самой что ни на есть экскорт-компаньонки, да еще с самой Земли! И не просто из какого-нибудь там агентства, а из легендарной «Тессиары». Не мне тебе объяснять, что прайс на услуги синекожей экскорт-девицы у вас начинаются с цифры с пятью нулями.
При этом у нас нет никаких подтверждений, что господин Бергер имеет в наличии подобные суммы. Это окромя того, что ЕАСО ни в жизнь бы не позволило своему чиновнику использовать столь дорогостоящие... и спорные методы дипломатического воздействия на переговорах.
— Да, мне тоже это показалось странным, — вставила Алина. — Насколько мне известно, услугами «Тессиары» пользуются только частные компании. Для ЕАСО это весьма нетипично.
— Нетипично, — фыркнула Блад. — Это просто дико! ЕАСО, какой бы ширмой оно не было для транснациональных производственных корпораций, все-таки остается межгосударственной структурой и дипломатической силой. С ним считаются даже инопланетники. Ты ведь в курсе, что большая часть технологического оборудования для колонии на Титане была поставлена «Гроссберг Матириэлс»? А этот монстрик — лишь малая часть того, что прикрыто сверху, словно кепочкой, ЕАСО.
— Нет, не в курсе...
— Список намного длиннее, — продолжила Блад. — Биотехнологии, которые в долг получили кварианцы, родом из «Глобал Кемик Инсайтс». Волусы выстраивают свои бизнес-модели на ВИ производства «Сайбердайн Легаси Инк.». Это не говоря о том, что промышленные мегакорпорации старой Земли обеспечивают технологическими ресурсами все колонии и Автономии, включая нашу.
— Я думала, Марс получил независимость...
— Меньше думай, — оборвала Блад. — Вся эта так называемая независимость — филькина грамота. Мы целиком и полностью в кармане земных корпораций. Тут нет ни одного района города, который не куплен ими. Правда, ни одна из них не входит в холдинг под крылом ЕАСО, это факт. Именно поэтому долгое время мы рассматривали Кайла Бергера как вполне понятный ответ ЕАСО на достижения конкурентов.
— Но?
— Но, черт побери, ЕАСО не занимается покушениями и промышленным шпионажем! — Блад разрубила рукой воздух. — Иначе бы с ними не стали сотрудничать инопланетяне, болезненно честные такие. Уж в любом случае Стол Палладинов не принял бы помощи от корпоративных акул, не гнушающихся убийствами. Именно поэтому поведение Бергера в последние пару лет вызывало множество пересудов. Мы несколько раз обращали внимание ЕАСО на деятельность его представителя на Марсе. Вроде бы, холдинг обещал внимательнейшим образом разобраться с Кайлом.
Вайлет замолчала.
— И? — Алина посмотрела на полицейскую.
— Что и? — Блад нахмурилась. — И разобрался с ним. Кто-то. А тебя, дурочку синюю, подставил. Ладно, это все лирика.
Вайлет Блад сверилась с маршрутным компьюьтером.
— Мы сейчас садимся недалеко от «Тара» — того отеля, где...
— Я знаю, что там произошло.
— Хорошо. Так вот, никаких следственных экспериментов не будет. Это предлог, под которым я выкрала тебя из участка.
— Зачем? — искренне удивилась Алина. Меньше всего азари ожидала от дознавателя таких вот проявления доброты и сердечности.
— Затем, что кое-кто связался со мной и сказал, что у него есть важные сведения о твоем деле. Что он знает, кто настоящий убийца. Но непременным условием передачи этой информации должно быть твое, синенькая, присутствие. Не спрашивай, какого хрена. Я сама не понимаю. Но ты, сдается мне, вполне безопасна, чтобы выбраться с тобой в город. А я не привыкла отказываться от источников информации, какими бы они не были.


О том, что такое «Тар», Алина уже порядком подзабыла. Но премиум-отель быстро напомнил, накатив приятную земную гравитацию, едва ноги азари ступили за порог здания. Вайлет Блад, шедшая рядом, казалось, чуть присела — но и только. По всей видимости, полицейская немало времени проводила в том самом спортзале, на «утяжеление» которого только и хватало мощности гравитатора в полицейском департаменте.
Они подошли к стойке регистрации. За ней стояла улыбчивая девушка в строгой форме служащего отеля. Не обращая внимания на дежурные приветствия на местном, Вайлет, также на местном, что-то жестко произнесла. Дежурная за стойкой склонила голову и, как принято на Марсе, двумя руками передала полицейской электронный ключ от номера.
Вайлет кивнула Алине, приглашая за собой.
В лифте полицейская распахнула свой заношенный комбинезон (и как ее в таком виде впустили-то!?) и вынула из-за пазухи странный пистолет с низко расположенным стволом. Из другого кармана Вайлет вытащила серый цилиндрик и прикрутила его к дулу пистолета, из-за чего тот сразу стал длиннее раза в полтора.
— Ожидаете неприятностей? — спросила Алина.
— Не хочу, чтобы они ожидали меня, — буркнула Вайлет. — Выходи, мы приехали.

Коридор резанул мозг Алины приступом дежа вю. На миг ей показалось, что события последних трех дней повторяются, словно в заезженном кошмаре. Сейчас она войдет в номер, там ее поприветствует живой и здоровый Кайл Бергер, она мило побеседует с мужчиной, потом он захочет завербовать ее для каких-то своих дел... А потом все повторится: удар биотикой, удар креслом, забытие, смерть мужчины, визит полиции...
— Номер двадцать восемь десять, — подсказала Вайлет.
Алина без труда нашла нужную дверь и положила палец на звонок. Глянула на полицейскую. Вайлет, постреливая глазами по коридору, кивнула. Алина утопила клавишу звонка.
Дверь открылась, едва Алина отпустила кнопку. Вайлет одним движением смела азари в сторону, и сама тотчас исчезла из проема. Когда дверь открылась полностью, в проем смотрела только перископическая прицельная насадка на стволе пистолета Вайлет.
— Заходим, чисто, — скомандовала полицейская и первой переступила порог. Алина последовала за ней, стараясь выдерживать дистанцию.
Противно закололо в пальцах рук — словно миллионы микроскопических иголочек воткнулись в кожу и принялись раскачиваться в такт, подчинаясь каким-то ритмичным волнообразным сигналам. Алина опустила взгляд и с недоумением узрела тусклое синее свечение вокруг кистей рук — и левой, и правой.
— Я знала, что ты водишь за нос наш детектор биотики, — раздался голос Блад. — Нет ни одной взрослой азари, кто не владеет биотикой с умением как минимум второго уровня.
— Я... я и сама...
Алина растерянно поднесла светящуюся руку к лицу. Запахло озоном, в глазах немного помутилось.
— Не играй с темной энергией, девочка, — посоветовала Вайлет. — Это куда опаснее, чем заглядывать в дуло заряженного и снятого с предохранителя пистолета.
Алина послушно убрала руки от лица. Обе кисти уже начинало прилично согревать усиленным кровотоком.
— Я бы на твоем месте успокоилась, — сказала Блад из номера. — Тут везде датчики. А ты уже балансируешь далеко за гранью сервисной биотики. Иди сюда, тут никого пока нет.
Алина проскользнула в номер, тускло освещенный только дежурными лампами, и закрыла за собой дверь. Стало совсем темно. Стоило клацнуть замку, как незримый голос из глубины неосвещенного номера произнес — с еле слышной усмешкой:
— Может, никого и нет. А может, кто-то и есть.
Скорость, с которой Вайлет наставила пистолет на источник звука, потрясала воображение.
— Успокойтесь, офицер Блад. Я не причиню вам вреда.
Щелкнул статический разряд, и у дальней стены материализовалась фигура незнакомца. Вернее, незнакомки, ибо это, без сомнения, была женщина.
Окутанная в темный, словно наэлектризованный и оттого облегающий фигуру плащ, женщина спокойно стояла у стены, опираясь о нее локтем. Голос незнакомки показался Алине смутно знакомым. Впрочем, это невозможно: у азари не было знакомых кварианок.

Для представителя Мигрирующего флота особа была, пожалуй, слишком высока и крепка. Кварианцы в основе своей куда мельче и тоньше в поясе. Эта же кварианка ростом на ладонь не доходила до Алины, да и стройная талия все-таки существенно уступала ей по «осиности». Что уж говорить о сравнении с «двухсоставными» кварианскими женщинами! Голова кварианки, как до сих пор принято у многих из кочующего народа, запакована в герметичный шлем с затемненным щитком. Правда, в отличие от большинства соплеменниц, кварианка носила длинную, просторную юбку. Руки инопланетянка прятала за спиной.
— Очень неожиданно, — произнесла Блад, опуская пистолет.
— Ожидали увидеть крогана? — усмехнулась кварианка, и Алина снова чуть ли не до боли стиснула кулаки. Голос кварианки был ей знаком! Нет, это вовсе не та особа с космической станции. Но знаком же! А самое главное, он был совершенно необычен для кварианцев, которые так и не избыли свой рыкающий акцент — приходящийся кстати в переводе, скажем, на испанский или русский, но совершенно чужеродный в переложении на стандартный английский.
— У вас есть информация относительно моего дела, — сказала Вайлет. — Вы хотели видеть Алину Гросс. Вы ее видите. Мне нужна информация.
— Не так быстро, госпожа дознаватель, не так быстро.
Затянутая в темное фигура проскользила от стены к центру комнаты, где из пола тут же вырос небольшой стол и кресло за ним. Кварианка с комфортом уселась.
— Думаю, обойдемся сумерками, — сказала кварианка, заметив движение Алины к стенному выключателю.
— Что вам еще надо? — спросила Вайлет.
— Мне нужна безопасность, — ответила кварианка. — Мне нужна надежная защита.
— Если ваши сведения достаточно важны, — Вайлет сделала ударение на слове «достаточно», — полиция, без сомнения, предоставит вам защиту.
— Вы не понимаете, — покачала шлемом кварианка. — Мне нужна настоящая защита. А не опека полицейского департамента.
Вайлет ступила ближе к столу, и навстречу ей тут же выпрыгнуло кресло. Женщина положила пистолет на стол и уселась, знаком пригласив Алину сделать то же самое. Для азари тоже нашлось местечко, стоило Алине приблизиться к центру комнаты.
— Может быть, приступим к сути? — спросила Вайлет. — Я могу гарантировать защиту только свою собственную, ну и департамента полиции. Уверяю, это довольно высокий уровень безопасности.
— Насчет последнего не уверена, — протянула кварианка, и Алина, наконец, вспомнила этот голос.

Вспомнила, но не могла поверить, ибо все происходящее в этом случае напоминало фарс, сюр, абсолютно невозможную комбинацию из трех шестерок на двух костях. Но если учесть телосложение кварианки, ее длинную юбку и нежелание показывать руки — то уже что-то получалось.
— Однако ваша защита, как мне кажется, дорого стоит, — произнесла «кварианка». Алина уже совершенно точно была уверена в своей версии, но до поры до времени решила не показывать, что вскрыла маскарад таинственной особы. О, да, таинственная женщина все-таки изменила свою речь, но не настолько, чтобы обмануть чуткий, музыкальный слух Алины. Как-никак, четыре выпущенных вокальных альбома. Под псевдонимом, конечно, и с синтезированной внешностью.
— К делу, — сухо сказала Вайлет.
— К делу так к делу, — кивнула особа, и на стол упал диск с данными. — В этом файле вся информация, которую мне удалось собрать о заказчике убийства, в котором обвиняют это дитя.
«Кварианка» взглянула в сторону Алины.
— Также там информация об истинной личности так называемого Кайла Бергера, а также подробности о его настоящем появлении на Марсе. Поверьте, эта информация мне дорогого стоила, и по большей части она носит характер предположений. Но!
Женщина вытащила откуда-то из-под плаща небольшую пробирку и положила ее рядом с диском.
— В этой капсуле — образцы плоти того, кто три с лишним года скрывался под личиной Кайла Бергера. Я понятия не имею, что это за существо, никогда еще в жизни не видела столь интересной подделки под человека. Но совершенно точно это не человек.
Вайлет придвинула к себе диск и пробирку.
— Убийца этой подделки — вы? — спросила полицейская.
— Да, — «кварианка» склонила голову. — Но я предпочитаю термин «устранитель». Бергер, с которым общалась ваша юная подопечная, не являлся человеком. Бергер-человек — тот, кого подкинули на место убийства. К его смерти я не имею никакого отношения.
— Кто подделал записи системы безопасности отеля? — рубанула напрямик Блад.
— Тот же, кто заказал убийство подделки под Бергера, — ответила женщина в кварианском шлеме. — Тот же, кто загнал на медицинскую койку инженера. Тот же, кто подставил вашу подопечную.
— Понятно, — Вайлет кивнула и подняла со стола пистолет. Направила длинный ствол оружия точнехонько в лоб таинственной незнакомке. — А теперь мой последний вопрос. Правильность ответа на него определит вашу судьбу, госпожа наемный убийца.
— Спрашивайте, — в голосе «кварианки» не слышалось страха. Только некоторое облегчение, что ли...
— Кто вы? — Вайлет подвигала пистолетом. — Пока я не буду досконально знать, с кем работаю, я пальцем не шевельну, чтобы защитить вас. Впрочем, могу и шевельнуть, но это вам не понравится, честно.
— Вы всерьез уверены в своем преимуществе, майор Блад? — спросила «кварианка».
— Да, — дознаватель повернулась к Алине. — Синенькая, ты ведь узнала свою соплеменницу, верно? Пожалуйста, не томи, назови мне ее имя.
— Снимайте кварианский шлем, — сказала Алина, не в силах скрыть улыбки. — Доктор Пассанте, вы отличный ученый, неплохой разведчик и, как вижу, сносный киллер. Но из вас никогда не получится хорошей актрисы.


***

За 18 часов до передачи приказа «Бургундии» на транспортировку к Марсу. Штаб ГРУ ВКСА, отдел оперативного планирования объединенных сил специальных операций.
Действующие лица:
Адмирал от разведки Денис Казаков — руководитель департамента информационной разведки ГРУ ВКСА
Командор-адмирал Леви Краевич — начальник объединенного стэка сил специальных операций
Майор Майк Ларивашвили — командир второго отдельного разведывательно-диверсионного корпуса ГРУ ВКСА

Казаков: Господа, прошу садиться. Сегодня заседание будет кратким.
Краевич: Хотелось бы верить.
Казаков: Да-да, Леви, можешь не верить, но дело короткое.
Ларивашвили: Как в двадцать восьмом, Ден? Я помню, чем закончилось короткое дело.
Казаков: Нет, на этот раз действительно просто и быстро. Так, все уселись? Открываем сводку, смотрим пункт двенадцать. Нет, это на следующей странице.
Краевич: Кхм... Мне это не нравится.
Ларивашвили: Мне тоже. Ден, и это ты называешь просто и быстро? Это же мало того, что жопа мира, так еще и вотчина корпораций!
Краевич: Плюс азари.
Ларивашвили: Плюс азари.
Казаков: Тем не менее, все весьма просто. Смотрите на вторую директиву штаба, там все понятно.
Краевич: Мне ни хрена не понятно.
Казаков: Леви, я начинаю подозревать, что ты вовсе даже не еврей, а очень даже хохол белорусской национальности.
Краевич: Перестань, Ден, не смешно. Тут написано, что на Марсе зафиксирована активность сверхсложной информационной системы. По критериям Розенблума.
Ларивашвили: Кто такой Розенблум?
Казаков: Майк, я тебе объясню. Потом. Если захочешь.
Краевич: Извини, но я не верю, что марсиане могли создать или сохранить ИИ. А значит, это какая-то штука извне. Мне это не нравится. Это не задачи для спецухи. Это, Ден, твоя вотчина. Здесь нужны нюхачи, а не диверсанты.
Казаков: Читайте директиву пять. Там явно сказано, что в виду особо важной тематики задачи ее решение обязано быть комплексным. Поэтому с меня, ребята, нюхачи, а уж с вас — оперативники. Майк, у тебя есть отряд, подготовленный по марсианской программе?
Ларивашвили: Найдется. Но мне это все равно не нравится, Ден. У нас сейчас крайне сложные отношения с красными.
Краевич: Меня больше беспокоит другое.
Казаков, Ларивавшвили: Что?
Краевич: Базовая тематика донесения. Ну, этот артефакт, как его там. Я не помню ни одного случая, когда столкновение на почве обладания марсианским артефактом не приводило к грандиозной вони на всю Систему. Согласно послевоенным конвенциям, подписанным всеми, включая кварианцев, наследие древних рас считается экстерриториальным, и на него претендуют все расы Содружества народов.
Казаков: И что?
Краевич: А то, что если мы ищем следы сохранившегося ИИ — это одно дело. Тут никаких проблем быть не должно, в своем праве. А вот если это замешано на дележ Артефакта, то здесь нам крылья обрежут тут же, едва синенькие или какие-нибудь, простигосподи, кварианские паладины почувствуют, что это их по праву.
Ларивашвили: А что ты все время кварианцев вспоминаешь, Леви?
Казаков: Да, кстати. Что ты, Леви?
Дружный хохот.
Краевич: У них на ходу почти двадцать шесть тысяч кораблей, из которых больше половины еще не сняли вооружение. У нас, чисто для справки, менее шестисот боеготовых и всего четыре дредноута. Ну, плюс минус еще четыре сотни вспомогательных. Херовая арифметика. Я не хочу проблем с кварианцами.
Казаков: Никто не хочет проблем с кварианцами. Больше всех не хотят проблем с кварианцами сами кварианцы.
Снова хохот.
Ларивашвили: Ден, а Леви дельно говорит. Что, если паладины пронюхают про артефакт? Ну, то есть про то, что им заинтересовались мы, военные?
Казаков: Значит, надо сделать так, чтобы не заинтересовались.
Краевич: И как ты это себе представляешь?
Казаков: Леви, давай ты сейчас сядешь за планшет и на паре страниц представишь, хорошо? Все, что потребуется, я тебе выделю.
Ларивашвили: у меня есть идея, господа.
Казаков, Краевич: у тебя?
Дружный хохот.
Ларивашивили: Ден, у тебя же была экспериментальная шаланда, нет? «Бургундия», кажется.
Казаков: Не была, а есть. Глючная как саларианская радиостанция. Там работы еще года на два. Если вообще вся эта мандула заработает, как планировали.
Ларивашвили: Она же чисто на тебе висит, на нюхачах-слухачах?
Казаков: Да.
Ларивашвили: А давай ее прикрутим к Марсу, и пусть нюхает-слушает. А мы с Леви своих ребят подгоним куда-нибудь в пояс астероидов, их там сами Жнецы не найдут, не говоря уж о кварианских паладинах. Пусть твоя шаланда послушает эфир, поищет следы этой, как там, розенблумовской системы сложной. Я зуб даю, что ИИ не на Марсе. Наверняка сигнал идет откуда-то из внешнего кольца. Как только запеленгуем — тогда мы с Леви без лишнего шума из камней и выпрыгнем.
Краевич: А как быть с директивой два? Там предписано принять меры к дезинформации дружественных нам цивилизаций, и в особенности азари.
Казаков: Это я возьму на себя. Голубые будут заняты чем угодно, только не поиском ИИ.
Ларивашвили: Скорми им очередной артефакт, Ден. Раньше работало.
Краевич: Только смотри, не прогляди действительно рабочий объект. Иначе нас научники с потрохами съедят.
Казаков: Леви, таки не говори мне за то, как мозхи пудрить, я тебя умоляю!
Дружный хохот.


***

Настоящее время.

Прыжок к Марсу не занял много времени. Спустя два часа «Бургундия» уже осваивалась на орбите Красной планеты, а диспетчеры орбитального пространства судорожно тасовали маршруты рейсовых кораблей с учетом появления СГМР НД ВКСА «Бургундия». В этой аббревиатуре «плавал» почти весь рядовой экипаж корабля, и только офицеры могли без запинки продекларировать: «Судно гравиметрической разведки научного департамента Вооруженных космических сил Ассамблеи».
Реальность, разумеется, плавала где-то совсем далеко от этого обозначения. Все, что здесь было правдой, касалось последних четырех букв, а именно, принадлежности корабля вооруженным силам. Ну, может быть, стоило реабилитировать еще одну букву С, обозначающую собственно слово судно. Во всем остальном «Бургундия» находилась бесконечно далеко от своего официального названия.
Так же, как в свое время «Нормандия» строилась для разведывательных целей, новый исследовательский корабль ВКС предназначался для разведки. Но разведки не тактической, а именно что информационной. Разведки в очень широком толковании этого слова: на корабле было невпроворот сложнейшей вычислительной и прочей квантово-электронной техники, настолько сложной, что только для ее обслуживания на борту находились двенадцать высококлассных инженеров, включая трех законтрактованных кварианцев. В поддержку инженерам придавались два доктора наук (оба в статусе вольнонаемных) и целый взвод профессиональных техников, специализирующихся на сверхсовременных кибернетических системах.
Кроме этого, «Бургундия» была оснащена аж двумя вспомогательными реакторами, поскольку энергопотребление систем корабля находилось на уровне тяжелого крейсера — при форм-факторе «Бургундии», близком к фрегату.
Но самая большая отличительная особенность СГМР НД ВКСА заключалась в модуле аналитического прогнозирования. К этой части корабля доступ имели всего шесть человек: четыре штатных сотрудника, из них двое с ученой степенью, стюард, не покидающий модуль ни при каких условиях, и собственно капитан.

Но с момента принятия корабля Грин ни разу не бывал в надстройке четвертой палубы, где разместились аналитики. Довольно странно для действующего устава флота, где командир боевой единицы имеет абсолютные права доступа в пределах вверенного ему объекта, но... Кое-кто из Управления шепотом поведал Грину, что специалисты, монтировавшие аналитический узел, все как один находятся под наблюдением профессиональных психологов и психотерапевтов — это если не считать присмотра ребят из ГРУ флота. Словом, посещать святая святых аналитического узла Грин в ближайшее время не собирался. Достаточно было того, что этот модуль корабля работал исправно. Необходимости в визите вежливости Рональд Грин не испытывал.
Общение с аналитиками происходило через двух из пяти сотрудников модуля: либо лейтенанта Делайлу Томсон, либо Бориса Кривенко — тоже в звании лейтенанта. Сейчас была вахта Делайлы.
— Мостик — аналитикам. Доложить статус, — скомандовал Грин.
— Аналитический модуль функционирует в штатном режиме, — отозвалась Томсон. — Загрузка процессоров околонулевая, энергетический баланс положительный, ожидаем заданий.
— Понял вас, Делайла.
Молчание.
Вот так всегда. Никто из экипажа даже не знает, как выглядят аналитики. Суровые ребята из разведки завели их на корабль, предварительно удалив оттуда весь экипаж, включая капитана. Заводили по одному, и то скорее не заводили, а заносили — все пять офицеров аналитического модуля прибыли на «Бургундию» в персональных носилках.
А кроме того, ни один из «специалистов» не сказал ни слова сверх того, что положено говорить по уставу. Грин даже не знал, действительно ли он говорит с женщиной. Голос обоих коммуникационных офицеров аналитического модуля синтезировался терминалом. Как объяснили ребята из все той же разведки, чтобы Грин случайно не узнал кого-либо из аналитиков где-нибудь на Земле. И не продал их врагу.

— Капитан, мы на стабильной, — сообщение из рубки. Навигатор поделился долгожданным извещением о том, что корабль занял стабильную орбиту и более не нуждается в регулярной коррекции положения. Теперь каждый час по сорок две минуты «Бургундия» будет находиться в зоне уверенного приема планетарного сигнала. Необходимые формальности уже улажены, в распоряжении Грина администрация Марсити выделила самый жирный коммуникационный канал из имеющихся. Одному богу известно, какие там межправительственные протоколы начали работу, но факт остается фактом: в распоряжении «Бургундии» оказался чуть ли не весь эфир Марса.
— Начать разворачивание главного приемного комплекса, — теперь Грин обращался к связистам. — Доложить о завершении.
— Есть, сэр! — отозвался Далес. — Время готовности минус четыре минуты.
— БСС, что в округе?
— Все чисто, командир, — доложил лейтенант Лакерник. — От нас шарахаются, как от зачумленных.
Еще бы. Наличие боевого космического корабля Ассамблеи способно кого угодно заставить изменить маршрут. Нетерпимость военных к случайным встречам известна всем, кто когда-либо сталкивался с кораблями ВКС в космическом пространстве. Те из «столкнувшихся», кому не повезло вызвать пристальное внимание средств самообороны бэтлшипов, рассказывали подробности встречи в ярких, очень ярких красках. И преимущественно с использованием ненормативной лексики.
— Комплекс связи, готовность минус две минуты, — это Далес.
— Капитан, входящий вызов от планетарной администрации.
— Переводите.
Экран в верхней части БИЦ засветился голубым и тут же сформировалось изображение — марсиане решили использовать незащищенный канал.

На Грина смотрела очаровательная смуглая брюнетка лет сорока, в строгом брючном костюме, с перехваченными на затылке в тугой узел волосами. Косметики совсем немного, но особе с такими внешними данными она и ни к чему.
— Капитан Рональд Грин? — спросила женщина.
— Так точно, — Грин коснулся ладонью виска. — Чем могу помочь, мэм?
— Марианна Картэн, служба безопасности корпоративного сектора Марсити.
— Да, мэм, мне известна ваша должность.
Грин не лукавил. Всех мало-мальски важных шишек Марсити он тщательно зубрил все те два часа, что «Бургундия» добиралась до Красной планеты. В табели о рангах мадам Картэн стояла на весьма высоких позициях. По большому счету, женщина контролировала работу всех силовых ведомств на всех корпоративных объектах Марса, от офисных центров Диптауна до удаленных лабораторий и промышленных секторов.
— Можно, я буду говорить без формальностей, мистер Грин?
— Разумеется, мэм, — улыбнулся капитан. — Можете называть меня Рональдом.
— Хорошо, Рональд, — женщина вернула улыбку, но от внимания Грина не ушло, что она не предложила именовать себя просто Марианной.
— У меня прямой вопрос, Рональд, — Картэн чуть подалась вперед, блузка под пиджачком оттопырилась, и камера ухватила эдак с четверть открывшейся груди мадам Картэн. — Какого черта вам потребовалось на Марсе? Я знаю, что «Бургундия» — это глаза и уши ВКС Ассамблеи. Знаю, что весьма зоркие и весьма чуткие. Но поверьте, нам нечего скрывать, и любая информация, которую только затребует Земля, будет немедленно предоставлена. Нет необходимости выпытывать и вынюхивать. Я достаточно неформальна в своих высказываниях?
— Более чем, мэм, — Грин кивнул. — По существу я не услышал вопроса, мэм. Если вам интересно, что «Бургундия» делает на орбите Марса, так это не секрет: осуществляет служебную деятельность в соответствии с межправительственными соглашениями между Землей и Автономией. Точно такие же привилегии есть у вашего флота — любой корабль Автономии имеет право на подключение к общедоступным информационным сетям Земли. Любой единичный корабль Автономии имеет право на стабильную и непересекающуяся с другими объектами орбиту вокруг Земли.
— Не заговаривайте мне зубы, Грин! — женщина прищурилась. — Мне известно, что ваш корабль создан для информационной поддержки сил специального назначения ВКС. Поэтому я прямо спрашиваю — что Земле понадобилось в Автономии? Предупреждаю, что любое вмешательство в дела Автономии грозит серьезными политическими последствиями!

Вот, Грин, ты ведь этого хотел? Ты хотел настоящего дела, ты хотел первого испытания «Бургундии» в реальных условиях? Так получи и распишись, Грин. Вот оно, то самое политическое дерьмо, ради которого создавалась «Бургундия».

— Вы преувеличиваете, мэм, — Грин заставил себя дружелюбно улыбнуться. — Мы осуществляем дежурство и мониторинг открытого информационного пространства, не больше. Не идет речи ни о каком вмешательстве, мэм.
Самое смешное, что это — абсолютная правда. Сам капитан корабля понятия не имел, ради чего или ради кого «Бургундию», обошедшуюся казне в полтора миллиарда кредитов, вдруг направили на орбиту Марса.
На этом и строится военная тайна. Не знаешь больше, чем тебе положено — не сможешь выболтать, даже если захочешь.
— Ладно, как хотите, — Картэн отвернулась от камеры. — Но предупреждаю, что я не допущу произвола земных ВКС в системе Автономии.
— Как вам будет угодно, мэм, — Грин снова изобразил улыбку. — Это все, мэм?
Ответом стал разорванный канал связи.
— Истеричка, — произнес Грин в отключенный экран. — Закомплексованная истеричка. Далес, что со связью?
— Готово, сэр! В режиме ожидания!
— Отлично. Подключай коммуникатор аналитического модуля и начинай сканирование. Теперь от нас уже ничего не зависит, работать будут яйцеголовые.

Капитан Грин сильно ошибался, называя научных сотрудников аналитического модуля яйцеголовыми. Головы у них были совершенно обычные: в меру круглые, в меру большие, но без переборов. Однако два из четырех офицеров-аналитиков все-таки отличались от остальных.
Во-первых, они не говорили. Языковой аппарат присутствовал, но нервные ткани были хирургически отрублены от всех второстепенных систем, включая полностью отключенную от мозга нижнюю ветвь ЦНС. Жизнедеятельность организма двух из пяти специалистов аналитического модуля поддерживалась искусственно — с помощью нескольких каскадов ВИ, вычислительные ядра которых находились в глубинах аналитического модуля плюс резервные мощности в стендах-саркофагах.
Двое из пяти офицеров «Бургундии» не могли разговаривать, дышать, есть, пить, удалять процессы жизнедеятельности. Все это вместо них делали сервисные механизмы. Электроника управляла кровотоком, распределением кислорода по частям тела, температурой и деятельностью потовых желез. Двое из пяти сотрудников аналитического модуля даже не имели собственных глаз: необходимые визуальные сигналы подавались напрямую в зрительную область мозга. Двое из пяти офицеров-аналитиков покоились в герметичных саркофагах с активированной системой жизнеобеспечения, предусматривающих автономное существование на протяжении полутора суток.
Но сейчас двое из пяти сотрудников аналитического модуля были накрепко увязаны с бортовыми системами «Бургундии», представляя нечто среднее между человеком и ВИ. К слову, о виртуальных интерфейсах. На службе у аналитиков было порядка четырехсот восьмидесяти тысяч процессорных ядер ХТХ, обеспечивающих взаимодействие по-прежнему органического мозга офицеров со всем обилием электроники, квантоники и оптитроники, присутствующих на корабле. При необходимости эти два человека могли полностью взять контроль над «Бургундией» в свои, так сказать, руки. Фигурально выражаясь, конечно, ибо мозг обоих офицеров был отрезан от периферийной нервной системы. По сути, все человеческое тело предназначалось лишь для запитывания мозга необходимыми биологически активными веществами. При всех успехах современной медицины, подготовить полностью синтетическую ячейку для функционирования человеческого мозга она еще не могла.
В отличие от капитана корабля, сотрудники аналитического модуля имели доступ ко всей базе сверхсекретных документов и регламентов, и оперировали этой информацией они виртуозно. Имели они и постоянный контакт с ЦФИ ГРУ ВКСА — организацией, породившей их и давшей шанс проявить себя на службе у человечества. Скрытый даже от капитана корабля квантово-повторительный коммуникатор обеспечивал постоянный контакт с Центром, пусть и на небольшой скорости, но постоянный и стабильный. Инструкции по поиску информации в инфосфере Марса офицеры-аналитики получили еще до того, как капитан Грин привел «Бургундию» на марсианскую орбиту. Теперь, имея в своем распоряжении колоссальные вычислительные возможности сотен тысяч ВИ и устойчивый, широкий канал связи с планетарной информационной системой, все пять сотрудников аналитического модуля приступили к выполнению своих обязанностей.
Заступившая на вахту Делайла Томсон обеспечивала связь с командой корабля и общий мониторинг систем аналитического модуля.
Борис Кривенко отдыхал от вахты, восстанавливая силы в специальном релакс-отсеке модуля.
Стюард Кори Тучински обеспечивал быт Делайлы и Бориса, а вместе с тем поддерживал в операционном состоянии капсулы с прайм-офицерами аналитического модуля — Объектом Девять и Объектом Тринадцать. Оба прайм-офицера не воспринимали окружающую их реальность, полностью погрузившись в операционное поле ИЧМ — первую попытку человечества заново воссоздать ИИ на принципиально новой архитектуре «человек + ВИ». Очевидно, что элементная база, доступная человечеству, позволяла создавать сколь угодно сложные вычислительные системы. Проблема же была в том, что после уничтожения синтетиков выбросом сверхсветовой энергии из Горна, абсолютно все системы ИИ, находящиеся на службе человечества и других народов Галактики, полностью потеряли самосознание. Превратились в сверхбыстро считающих идиотов. Неимоверно продвинутых ВИ, но все-таки не искусственных интеллектов.
По сути, «Бургуния» была опытным полигоном для апробирования в деле нового подхода к созданию синтетических жизненных форм. С той лишь разницей, что теперь для работы синтетика требовалась координационная нагрузка разума обычного человека.
Если бы капитан Грин знал, какой корабль ему предлагают возглавить, он бы ни в жизнь не согласился на это назначение. Меньше всего Рональда Грина увлекала идея стать извозчиком для двух потерявших человеческих облик, созданных в лабораториях военной разведки персонажей. Но капитана Грина никто не спрашивал о том, что он хочет и чего не хочет. Как никто ему не говорил, что на самом деле есть аналитический модуль «Бургундии».

===

Ссылки:

ГРУ — главное разведывательное управление.
БСС — Боевая система сопровождения — служба радиолокации, наведения и сопровождения целей. Основные «глаза и уши» космического корабля.
ЦНС — центральная нервная система.
ЦФИ ГРУ ВКСА — Центр фундаментальных исследований Главного разведуправления Военно-космических сил Ассамблеи. Головная научно-исследовательская организация военного ведомства Земли.
ИЧМ — интерфейс «человек-машина».

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 07.05.2013 | 1198 | 4 | приключения, детектив, Комиссар по этике, ос, ME Afterlife, RomanoID | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 28
Гостей: 21
Пользователей: 7

Forpatril, Kailana, Grеyson, Батон, Darth_LegiON, AwesomeLemon, Gothie
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт