Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Зеркало. Глава 14

Жанр: AU;
Персонажи: фем!Шепард/м!Шепард, команда «Нормандии», другие персонажи;
Статус: в процессе;
Аннотация: Джейн Шепард, ренегат, после выбора одного из вариантов Катализатора оказывается в параллельной вселенной, где время идет медленнее и уже есть свой коммандер Джон Шепард, который находится в начале войны со Жнецами и использует совсем другие принципы решения проблем;
Предупреждения: насилие, нецензурная речь, смерть некоторых персонажей.




Джеймс Вега тихо сидел в укрытии за ящиками в небольшой комнатке рядом с лабораторией на базе «Святилище». Он был вынужден «наслаждаться» малоприятным запахом паленой изоляции под какофонию треска плавившегося металла и дребезжания плазменной решетки обеззараживающего поля в помещении за дверью. Вега покосился на Шепарда, который расслабленно сидел напротив него, прислонившись спиной к стене и прикрыв глаза в ожидании окончания процедуры очистки. Джеймса всегда удивляла эта его привычка дремать посреди поля боя в секунды спокойствия, словно ничего особенного не происходит и им вовсе не угрожает перспектива сгореть заживо, единственной защитой от которой служит тонкая перегородка между комнатами. Джеймс тихо вздохнул и тоже прикрыл глаза, стараясь думать о чем-нибудь приятном. В нескольких десятках метров над ними на поверхности планеты был теплый весенний день.

 

Добираясь до точки высадки, они пролетели над несколькими населенными пунктами Горизонта, откровенно разоренными Жнецами. Видели тлеющие пепелища и редкие группы хасков, которые слонялись по улицам, спотыкаясь о строительный мусор разрушенных зданий и еще не подобранные Собирателями трупы жителей колонии. Очевидно, некоторое время назад здесь разразилась серьезная битва. Природа же оставалась созерцательно безразличной к разборкам разумных существ: в этой части планеты была прекрасная погода, небеса радовали глаз приятным голубым цветом, легкими пушистыми облаками и ярким солнцем. Создавая жуткий контраст, в окрестностях базы и внутри фортификации; за исключением пары наземных этажей был настоящий аншлаг из хасков всех мастей, каждый из которых с упрямством, достойным лучшего применения, пытался их убить. Если бы база не была оборудована многочисленными системами защиты, которыми они не преминули воспользоваться, оставив Лолу на пульте управления, вероятно, им пришлось бы вернуться на «Нормандию». Ведь даже лучшие не могут противостоять целой армии тварей в одиночку.

— Можете двигаться дальше, в лабораториях на этом этаже больше никого нет, — раздался голос Джейн из наушника в шлеме.

Шепард поднялся на ноги, вышел в коридор и отправил на разведку пару голографических дронов, которые быстро унеслись вперед и скрылись в полумраке помещений. В лаборатории тут и там лежали обугленные дымящиеся тела хасков, попавших под смертоносные потоки плазмы. Подобные системы очистки использовались повсеместно во всевозможных исследовательских проектах и считались чем-то совершенно обыденным наравне с противопожарными сплинктерами и датчиками задымленности, но Джеймса все равно передергивало от мысли, что из-за случайного короткого замыкания на головы ни в чем не повинных людей может обрушиться поток раскаленного газа. После очистки на всем уровне действовала только аварийная система освещения, что в сочетании с запахом, свистом воздуха в лопастях вентиляторов и тихим потрескиванием остывающего металла создавало атмосферу дурацкого фильма ужасов. Вега едва не начал насвистывать мотивчик из популярного фильма про зомби, просмотренного неделю назад на Цитадели, но вовремя прикусил язык. Вряд ли Шепард оценит шутку: чем дальше они заходили в недра базы, тем мрачнее становился капитан.

 

Пожалуй, на «Нормандии» у Джона Шепарда не было более верного последователя, чем Джеймс Вега. И хотя он позволял себе некоторую фамильярность, в действительности питал к капитану глубокое уважение и даже благоговение. Его железобетонная верность собственным принципам и неуемный энтузиазм в борьбе за общее благо произвели на Вегу неизгладимое впечатление. Будучи сам человеком действия, он одобрял методы коммандера и его ровное отношение как к признанию своих заслуг, так и к гонениям со стороны политиканов и прочих адептов Устава и Инструкции. Джеймсу нравилось быть частью команды «Нормандии» и знать, что он помогает решать реальные проблемы. Поэтому он следовал за Джоном без лишних вопросов и сомнений, даже если, как сейчас, не до конца понимал цели миссии.

 

Шепард и Вега прошли дальше по коридору. Они могли наблюдать внутреннюю обстановку лабораторных помещений через прозрачные перегородки с обеих сторон. Оборудование выглядело необычно, Джон с удивлением узнал в высоких стеклянных контейнерах инкубационные капсулы, похожие на ту, из которой он в свое время вызволил Грюнта. Зачем в убежище для мирных граждан обустраивать экзо-генетическую лабораторию? Чем глубже они забирались, тем сильнее становилось подозрение, что здесь что-то не так. И дело вовсе не в тварях, которые вылезали из каждого угла. Солдаты Жнецов старательно рушили компьютерные сети базы, рвали оптоволоконные провода и подрывали квантовые передатчики. Чем хаскам так не угодила локальная сеть, они выяснили позже, когда их с Джеймсом чуть не расстрелял отряд роботов ЛОКИ, возглавляемый усиленным ИМИР'ом. На нижних этажах был свой ВИ, который агрессивно уничтожал все, что движется. По дороге они изредка находили тела людей в одинаковой форменной одежде, а характер повреждений недвусмысленно указывал, что сотрудники пали жертвами собственных систем безопасности. Практическое отсутствие людей в столь большой фортификации, наличие механоидов армейского образца и виртуального интеллекта с весьма радикальной программой выглядело, по меньшей мере, странно, но даже это было не самым удивительным.

Согласно данным, полученным в результате взлома пары терминалов на пути следования, на нижних этажах базы находилась специальная установка, которая обеспечивала контакт со всеми антеннами и спутниками на планете и через них создавала почти непроницаемое поле радиопомех. Сначала Джон решил, что с его помощью базу пытались скрыть от врагов, но личные наблюдения, сведения с «Нормандии» и записи с видеокамер доказывали обратное, поскольку эта самая установка скорее привлекала тварей к «Святилищу». Иначе как объяснить, что несколько крейсеров Жнецов нарезали круги в этой части орбиты, а внутрь базы лезли все новые и новые хаски, несмотря на колоссальные потери с их стороны от защитных систем фортификации? Интуиция подсказывала ему, что Миранда, если она действительно направлялась на Горизонт, могла заинтересоваться этим феноменом и попытаться разобраться, что здесь происходит. Он и сам хотел понять, что случилось, не только ради любопытства и жажды приключений, но уже из беспокойства. «Святилище» рекламировалось как убежище для беженцев, и Джон знал наверняка, что сюда прилетали десятки кораблей с жертвами войны, но до сих пор они не обнаружили ни одного гражданского — ни живого, ни мертвого. Хотелось бы надеяться, что во время нападения всех успели эвакуировать, но опыт заставлял ожидать худшего.

 

Они преодолели лабораторные помещения и вышли в комнату с пультом управления монорельсом. За терминалом располагалось панорамное окно, через которое в другое время можно было увидеть огромное помещение ангара и многоуровневые стеллажи. Сейчас же за стеклом была только непроницаемая темнота, голубого мерцания экранов из комнаты управления категорически недоставало, чтобы осветить весь зал или хотя бы часть оного. Дроны Джейн суетливо крутились возле заблокированной двери, за которой скрывался коридор на посадочную площадку монорельса. На двери отсутствовал голографический индикатор, видимо, ее не только заблокировали, но и обесточили.

— Джинн, ты можешь возобновить подачу энергии? — спросил он. — Мы не можем двигаться дальше.

— Гм, нет, — через некоторое время ответила она с нотками раздражения в голосе. — Согласно чертежам, ангар и серверная имеют автономные источники питания большей мощности, но я не могу включить их отсюда, не хватает прав доступа.

— И что мы можем сделать?

— Понятия не имею, я не могу подключиться удаленно к обесточенному устройству! Попробуй запустить аварийные генераторы со своего терминала, дело нехитрое.

Шепард сел на место оператора и стал колдовать над консолью под чутким руководством Шелдон. Джеймс вздохнул и прислонился спиной к стене, задумчиво наблюдая за хороводом дронов возле двери — в полумраке они светились, как пара гигантских рождественских фонариков. Помнится, несколько лет назад, будучи зеленым новобранцем, он отбывал службу на одной из дальних погранзастав на границе Альянса и систем Терминуса. Застава располагалась в кольце астероидов на орбите маленькой желтой звездочки, он не знал, зачем нужно было устраивать пост в такой дыре, наверное, из-за каких-нибудь стратегических соображений. Так или иначе, гравитация каменной глыбы была слишком маленькой, чтобы удержать атмосферу, так что снаружи температура приближалась к абсолютному нулю. Металл в обычной форменной броне становился слишком хрупким на морозе, и для работы вовне нужно было надевать специальный громоздкий костюм с усиленными щитами из особенных полимеров, производство которых в те времена стоило дорого. По понятным причинам солдатам не особенно нравился этот маскарад, так что на поверхность чаще всего отправляли роботов и точно таких же дронов. Каждый месяц к ним прилетал конусообразный автоматический шаттл с запасами продовольствия и расходных материалов для обслуживания базы, по прибытию которого механизмы начинали суетиться вокруг него, посверкивая огоньками индикаторов, что издалека казались фонариками на елке.

 

Ему в голову внезапно пришла любопытная идея. Вега задумчиво подошел к двери, шугнув в сторону маленьких роботов, стукнул по ней костяшками пальцев, чтобы услышать металлический звон. Конечно, фокус может не получиться, но чем черт не шутит? Он достал из-за спины «Лавину», выключил предохранитель, отошел на полтора метра назад и направил дуло в центр двери, куда устремился поток замороженных элементарных частиц, опускающих температуру любых предметов до пресловутого абсолютного нуля.

— Эй, ты что творишь? — удивленно воскликнул Джон, обратив внимание на его манипуляции. Вега ничего не ответил, подошел к стене, снял оттуда увесистый огнетушитель и бросил его в сторону двери. На самом деле Джеймс не особенно надеялся, что его идея сработает, поэтому удивился не меньше Шепарда, когда металлическая пластина разлетелась в стороны маленькими серебристыми дымящимися кристалликами, а из-за двери раздалось угрожающее шипение от разгерметизировавшегося огнетушителя.

— Ты смотри, сработало! — изумленно воскликнул Джеймс, тем временем дроны проворно скользнули в образовавшийся проем, чтобы продолжить сканирование. Шепард быстро подошел к двери и выглянул в коридор — весь пол покрывала белая химическая субстанция из огнетушителя, но проход был свободен.

— Окей, путь свободен, — после короткой паузы с некоторым замешательством протянул Джон. — Мы двигаемся дальше.

— Стой, возможно, это не самая лучшая идея, — встревоженно сказала Джейн. — Посмотри в окно.

Шепард и Вега подошли к обзорному окну и увидели внизу подвижный островок света, создаваемый голограммами. Дроны оперативно просканировали коридор, посадочную площадку монорельса, единственный вагон и выскочили через открытое окно кабины наружу. спустились вниз, освещая голубым светом гигантские стеллажи, расположенные вдоль стен, заставленные разномастными транспортными средствами, контейнерами, ящиками. Картина вполне обыденная для складских помещений. Вот только в круге света периодически показывались бесчисленные металлические тела хасков, словно все выжившие особи собрались в этом помещении. Они неподвижно стояли ровными рядами в разных позах, изредка покачиваясь из стороны в сторону, и не обращали ни малейшего внимания на пролетавших мимо дронов. Внезапно один из хасков сбросил оцепенение, но, вопреки ожиданиям, не последовал за роботами, а яростно набросился на соседнего налетчика, разорвал того практически на куски без всякого сопротивления и вновь замер в неестественной позе.

— Что за черт! — испуганно воскликнул Вега, отшатнувшись от окна. — Жнецы сражаются со Жнецами?!

— Джинн, было бы неплохо поджарить их всех разом, — сказал Джон.

— Нет, в этих помещениях отсутствуют системы подачи плазмы, — чуть разочарованно ответила она. — Безопасность должны обеспечивать роботы, но что-то мне подсказывает, что они уже давно дезактивированы.

Шепард ничего не ответил, аккуратно протиснувшись в проем, проделанный огнетушителем, Джеймс вздохнул и последовал за ним. Они прошли прямо по коридору до посадочной площадки, где обнаружили неприятный факт: контактный рельс и система управления поезда так же оказались обесточены. Джон без особой надежды пощелкал переключателями и нажал на кнопки, но никакой реакции не последовало. Он выглянул в окно вагона, чтобы лучше оценить обстановку. Один из дронов Джейн продолжил сканирование, скрывшись в темном проходе в дальнем конце зала, второй крутился между рядами хасков. Шепард вывел на экран своего инструметрона план помещения. Если он правильно понимал, Джейн собиралась провести их в серверную по аварийному проходу, что обеспечивало оптимальную позицию с тактической точки зрения, поскольку отбиваться от тварей в узком коридоре, лишая тех возможности окружить со всех сторон, намного удобнее. Но без возможности добраться до пресловутой пожарной лестницы все преимущество сходило на нет, значит, не имеет смысла особо осторожничать.

Судя по плану, в случае поломки в транспортной системе сотрудникам предлагалось прогуляться по лестнице или воспользоваться лифтом, чтобы спуститься на нижний уровень склада и пройти до второго выхода в дальней части помещения, где, собственно, и скрылся один из механических разведчиков. По понятным причинам лифт тоже не работал, поэтому Джон вышел на лестничную клетку и спустился на несколько пролетов вниз, остановился возле двери и осторожно посмотрел в стеклянное окошко на армию хасков, которая вблизи казалась еще более многочисленной. Беспощадные расчеты подсказывали, что самым разумным будет развернуться и направиться к выходу, но никак не лезть в гущу врагов. Если по какой-то неведомой причине Жнецы активируются, им с Джеймсом конец, потому что побить в рукопашную такое количество тварей просто невозможно. Однако ему не давала покоя мысль, почему хаски не атакуют дронов Джейн, ведь раньше те набрасывались на механических помощников с завидным энтузиазмом.

— Жди здесь, — сказал Веге Джон, невольно понизив голос почти до шепота, как будто «спящую» армию тварей за стеной может разбудить громкий звук.

Он с опаской вышел в зал, аккуратно прикрыл за собой дверь на лестницу и неслышным кошачьим шагом подкрался к ближайшему оцепенелому хаску. Солдат Жнецов стоял абсолютно неподвижно и не подавал признаков жизни, уставившись окулярами в пустоту. Осмелев, он подошел к тому ближе и помахал рукой у твари перед носом — никакой реакции не последовало, отчего Шепарду стало совсем жутко. Однозначно, здесь происходит что-то чрезвычайно странное, у твари не было никаких внешних повреждений, способных объяснить пассивность оной и целой толпы ее товарищей. Жестом Джон подозвал Вегу к себе и указал держаться поближе к стене и подальше от хасков — на всякий случай. Осторожно, старясь двигаться и даже дышать как можно тише, скрываясь в тени контейнеров и ящиков, стоявших вдоль стены, они прошли через зал, невольно вздрагивая каждый раз, когда редкие хаски внезапно шевелились или издавали звуки, которые в звенящей тишине разносились по залу и отражались от стен. Тем не менее, весь путь они смогли преодолеть без проблем, оба дрона Джейн уже ждали их в коридоре, ведущем к серверным помещениям. Когда они отошли на несколько метров от склада, Джеймс шумно вздохнул и сказал:

— Фух, надеюсь, нам не придется делать это еще раз, — едва он закончил фразу, как из темноты электрической вспышкой с угрожающим ревом выскочил вполне работоспособный хаск и набросился на него, повалив на пол. Шепард рефлексивно выстрелил в того, и, судя по всему, по счастливой случайности он смог попасть в какой-то важный узел на его теле. Секунду спустя Вега брезгливо и вместе с тем испуганно сбросил с себя обмякшее тело твари, вскочив на ноги с оружием наизготовку на случай, если хаск был не один. — Твою мать, откуда он взялся?!

Шепард напряженно вглядывался в темноту коридора, опасаясь, как и Вега, что звук выстрела мог привлечь других Жнецов, но, к счастью, из полумрака больше никто не появился.

— Ладно, думаю, можно двигаться дальше, — сказал Джон спустя некоторое время.

— Джон, дроны нашли закрытый бункер, думаю, там могут прятаться выжившие, — сказала Джейн.

— Мы проверим, — мрачно ответил он. — Очень надеюсь, кто-нибудь сможет объяснить, что за дрянь здесь творится.

 

***

 

Инфернальная атмосфера. Когда-то давно Миранда вычитала это выражение в фантастическом романе, названия которого сейчас уже не могла вспомнить. В этот момент она была не способна найти более подходящих слов, чтобы описать происходящее вокруг. Мерный гул работающих серверов, ощутимая прохлада от систем охлаждения и переменчивое мерцание голографических экранов вместе с индикаторами в темноте нагоняли на нее сонливость, но она не позволяла себе сомкнуть глаз. На коленях покоилась головка Орианы, она, напротив, наконец-то забылась тревожным сном.

Несмотря на все свои способности, опыт, талант планирования она не могла предугадать, что ситуация сложится подобным образом. Когда она полетела на Горизонт, Ориана осталась на Цитадели в полной безопасности. Пожалуй, неделя, проведенная рядом с сестрой, была самой счастливой в ее жизни. Ориана провела детство в окружении любящих родителей, поэтому легко сходилась с людьми. Оказавшись на Цитадели, она тут же обзавелась десятком приятелей. В общем, Лоусон могла собственными глазами видеть, что у сестры есть все, чего она ей желала: нормальная жизнь, свобода быть самой собой и делать собственный выбор. Миранда, будучи дочерью Генри Лоусона, была лишена этих привилегий и обречена быть воплощенным совершенством во имя эгоистичных амбиций последнего. Все, кто знали ее достаточно хорошо, могли понять, насколько тяжело бьет по психике подобное отношение, и она испытывала еще большее удовлетворение от того, что смогла уберечь любимую сестру от лишних психологических травм. Подобно родителям всех рас она искренне надеялась, что Ориана успеет сделать все, что не смогла она сама, и собиралась раз и навсегда обезопасить ее будущее от единственной реальной угрозы. Поэтому прилетела сюда, в «Святилище», с целью убить отца, но, как известно, благими намерениями устлана дорога в ад.

Лоусон недооценила сообразительность своей сестрицы, которая разгадала ее планы и подбила своих приятелей — молодых наемников — отправиться следом. На самых глубоких уровнях базы концентрация тварей приближалась к критической отметке, и, в отличие от верхних этажей, здесь роились самые сильные мутанты — баньши, бруты, какие-то неведомые монстры, которые взрывались изнутри роем маленьких цепких механических личинок, распыляя вокруг себя облако ядовитого газа. Какое-то время удавалось скрываться от их внимания, большую часть пути Миранда прошла по инженерным коммуникациям и подвесным лесам под потолком, пока одна из этих конструкций не обвалилась у нее под ногами, сбросив ее в гущу врагов буквально в двух шагах от входа в бункер, где предположительно скрывался Генри Лоусон. Они проделали весь путь за ней и вытянули ее из лап врагов в самый последний момент. Вот уже который день они сидят в этом бункере. Из небольшого отряда наемников в живых остался только один мрачный паренек по имени Конор. Она покосилась на соседний диван, где в уголке, словно дикий зверек, насупился мальчишка, посверкивая темными глазами в полумраке. Стоит ей двинуть пальцем с враждебными намерениями, как этот мальчик умрет — Генри немедленно активирует нервнопаралитический ошейник на его шее. И это разобьет сердце Ориане, она и так страдает из-за того, что притащила сюда за собой своих друзей — того саларианца и девчонку азари. Кроме этого, остальные наемники подчинялись его приказам, так что можно сказать, что Миранда обязана ему жизнью.

 

Этот маленький бункер, в котором они скрывались от нашествия тварей, был оборудован по последнему слову техники. Помимо основных удобств, запаса продовольствия и медикаментов, здесь располагались аварийные серверы ИИ базы и главный пульт управления, благодаря чему Генри мог видеть, что происходит практически в каждом уголке фортификации. Миранда не могла понять его мотивов. За долгие годы ее работы в «Цербере» он покушался на ее жизнь не раз и не два, а сейчас внезапно решил спасти от солдат Жнецов. Генри, очевидно, чего-то ждал, он сутками сидел возле мониторов и напряженно следил за поступающими данными, периодически глотая амфетамины пополам с энергетиками, чтобы не заснуть. При этом он почти полностью игнорировал постояльцев, демонстрируя дочерям лишь обжигающе холодное равнодушие. Конора и его товарищей он вовсе воспринимал как пустое место. Наблюдая искреннее отчаяние Орианы, когда та переживала гибель своих друзей, Миранда пообещала себе и ей вытащить их троих отсюда, несмотря ни на что. Ее безумно раздражала эта ситуация, ее выводило из себя высокомерие отца, но она не давала воли своим эмоциям, показывая молодым людям пример уверенного спокойствия. Продолжала ждать, сама не зная чего, и следить за Лоусоном-старшим в надежде понять, что он замышляет. Генри тем временем невозмутимо достал из ящика несколько ампул со стимуляторами, одну из которых вколол себе. Он неспешно перезарядил дозатор, спокойно подошел к Миранде и отдал ей перечисленное. Она удивленно посмотрела на него.

— Сделай инъекцию себе, сестре и этому, — холодно приказал он, презрительно кивнув в сторону Конора, после чего без комментариев направился к холодильнику, достал оттуда брикеты с протеиновым концентратом, которым они питались это время, так же молча вернулся за стол и невозмутимо начал трапезу.

— Ты собираешься объяснить мне, с чего вдруг такая забота? — с сарказмом спросила Миранда.

— Я сказал тебе, что нужно сделать. Выполняй, — равнодушно бросил он, не отвлекаясь от созерцания экранов.

— А мне совершенно плевать на твои приказы, — так же холодно и едко ответила она. — Я не двину пальцем, пока ты не объяснишь, в чем дело.

Ориана проснулась из-за шума, сонно оглянувшись по сторонам.

— Что такое? — встревоженно спросила она. — Что случилось?

— В «Святилище» появились солдаты Альянса, — неохотно пояснил Генри, всем своим видом демонстрируя, что ему доставляет большое неудобство необходимость отчитываться перед ними. — Они двигаются сюда, так что скоро вам потребуются силы.

— Откуда они взялись? — удивленно спросила Ориана.

— Ты уверен? Дай мне взглянуть, — недоверчиво сказала Миранда, приблизившись к мониторам. Генри положил палец на кнопку своего уни-инструмента, активирующую ошейник, чтобы дочь могла видеть. Старшая Лоусон только презрительно фыркнула и обратила внимание на экраны. По коридору на одном из верхних уровней, где располагались лаборатории, действительно двигались два солдата в форме Альянса. Миранда бросила на отца самый презрительный взгляд и вернулась к дивану, чтобы сделать себе и молодым товарищам уколы стимулятора, силы в скором времени им и правда могут понадобиться. Последующие два часа тянулись как вечность, она старалась не подавать признаков беспокойства, но в действительности сидела как на иголках. Ее смущал тот факт, что солдат всего двое. На их пути обязательно встанут складские помещения, которые кишели хасками всех мастей. Может статься так, что спасательная партия до них не дойдет. По закону подлости в самом опасном месте базы не работали камеры видеонаблюдения, Жнецы основательно потрепали кабельные сети, чтобы ограничить возможности защитного виртуального интеллекта.

 

Во время подготовки к этой операции она не ставила себе целью раскрыть темные тайны отца, которых в его бизнесе наверняка было не мало. Она не нуждалась в благородной вендетте, его раскаянии, не собиралась его мучить за ужасы, которые ей пришлось пройти. Единственное, что она хотела сделать, — это быстро избавиться от Генри Лоусона и по возможности тихо уйти, пока никто не поднял тревогу. Единственное, что ее действительно беспокоило, — это безопасность Орианы, все остальное отходило на второй план. Да и что осталось от того «остального»? Годы, посвященные Призраку, канули в Лету после «Омеги-4». Лоусон не жалела о своем решении следовать за Джоном вопреки воле бывшего босса, но путь назад был закрыт. Бестолковый роман с Шепардом благополучно завершился к обоюдному согласию. В процессе работы над «Лазарем» она изучила Джона до последней детали: не только с медицинской точки зрения, но и с психологической. Миранда прекрасно знала все его достоинства и недостатки, поэтому запретила себе воспринимать их отношения иначе, чем мимолетное увлечение.

Она прибыла на станцию со странным чувством свободы в душе. В течение этого долгого года она медленно, но верно становилась новым человеком, понемногу отпуская свои старые принципы и убеждения. Возможно, причиной тому был возраст или известия о собственном бесплодии. Вопреки ее желанию мысли периодически возвращались к побитым надеждам завести нормальную семью. Она устала быть непогрешимой, невозмутимой, сильной «снежной королевой». Желание спасать мир или бороться за высокие идеалы исчезло, уступив место здоровому эгоизму. Наверное, еще поэтому ничего у них с Джоном не получилось: Шепард никогда не сможет остановиться, вследствие чертова комплекса одиночки всегда будет рисковать своей жизнью ради всеобщего блага и тем самым разбивать сердца тем, кто его любит. Так получилось, что все прошлые связи с коллегами, друзьями, бывшими любовниками оборвались или сошли на нет, пока она скрывалась от наемников «Цербера». Так что, избавившись от опасности со стороны отца, она могла бы начать жизнь с нового листа.

 

В процессе своего расследования Миранда старалась выяснить только местоположение Лоусона-старшего, не вникая в тонкости бизнес-операций. Иначе она могла бы обратить внимание, что содержание бункера «Святилище» стоит неоправданно дорого. Генри Лоусон, которого она знала, не стал бы вкладывать деньги в убыточное предприятие из чистого альтруизма. Но она так хотела поскорее закончить с этим, что оказалась невнимательна и не заметила нестыковок. По странному стечению обстоятельств прибытие на станцию совпало с нападением Жнецов, повсюду творился хаос, так что никто не обратил внимания на ее появление. Ей легко удалось спуститься на нижние уровни базы, но на этом везение закончилось, и все пошло кувырком. Уже на станции она выяснила, что в лабораториях занимались изучением технологий Жнецов и их способностей одурманивания людей. Казалось бы, что такого? Подобные исследования проводили все кому не лень, начиная с саларианских разведслужб и заканчивая коммерческими корпорациями. Но папочка переплюнул всех, решив раскрыть секрет врага, создавая хасков. Столь безумная идея могла прийти в голову только совершенно сумасшедшему идиоту, не имеющему никакого понятия о технологиях Жнецов и их воздействии на психику органиков, или одурманенному гению, преследующему определенные цели. От своего отца она могла ожидать чего угодно, но только не идиотизма.

Кто бы ни придумал этот бред, результат был предсказуем. Практически все сотрудники лабораторий оказались одурманены и во время нападения Жнецов послушно открыли клетки с хасками, выпустили в систему вентиляции наночастицы, превращающие органиков в солдат Жнецов. За считанные часы на нижних уровнях базы не осталось ни одного человека, Миранду от трансформации спасли только перманентное биотическое поле и усиленные щиты костюма. Искусственный интеллект базы зафиксировал факт биологического заражения и сразу же заблокировал все входы и выходы, активировал защитные системы, которые прилежно уничтожили все опасные объекты, в том числе зараженных, но еще не трансформированных сотрудников, до которых смогли дотянуться. Жнецы не заметили потери и продолжали посылать в бой все новых и новых солдат. «Везучие» хаски столпились в складских помещениях, где по недосмотру безопасников отсутствовали системы подачи плазмы, а несколько легких роботов не стали помехой для сотен разъяренных тварей.

 

Лоусон вздрогнула, когда от двери раздались металлические щелчки и скрип систем стерилизации в коридоре между внешними помещениями базы и их бункером, отдаленно похожий на звуки, которые хаски или геты издают при коммуникации друг с другом. Она подошла к двери, чтобы встретить пришельцев, и через несколько мгновений двое солдат в сопровождении голографических дронов вошли в комнату. Ориана и Конор тоже вышли навстречу, глядя на представителей Альянса со смешанными чувствами надежды, любопытства и недоумения. Один из них снял шлем, и Миранда с удивлением узнала Шепарда.

— Джон?! — с искренним изумлением воскликнула Миранда. — Тебя-то как сюда занесло?

— Официально я занимаюсь расследованием исчезновения военного корабля Альянса, а фактически пытаюсь понять, что происходит в этой системе и на этой базе в частности. Наблюдения весьма спорные, — спокойно ответил он, легко улыбнувшись. — Привет, кстати говоря.

— М, да… Привет, — рассеянно сказала она. — Что-то я не пойму, как Альянс связан со «Святилищем»?

— Ты мне скажи, — усмехнулся Джон. — Согласно записям иммиграционной службы, это ты реквизировала перехватчик с моей авторизацией, чтобы добраться сюда. Джейкоб Тейлор руководит логистикой Альянса на Цитадели и решил, что ты таким образом пытаешься передать послание «нормандцам».

— Отправить тебе на почту сообщение было бы проще, — скептически произнесла Миранда. — И в записях ошибка, я прилетела сюда на собственном челноке. — Но ведь кто-то угнал корабль, это факт, — вмешался спутник Шепарда, очевидно, новый оперативник «Нормандии».

— Насколько мне известно, авторизация в Альянсе происходит с помощью биометрического допуска, — холодно и тихо произнес Генри Лоусон, но все присутствующие невольно замолчали, чтобы выслушать его. — А значит, единственным человеком, который мог воспользоваться допуском Миранды, является моя вторая дочь — Ориана, которая выбрала самый простой способ сбежать с Цитадели без бюрократических проволочек, учитывая факт, что линии фронта подошли очень близко к столице Галактики, и без разрешения за границы зоны карантина могут выходить только военные. Теперь, когда мы разгадали эту мистическую загадку, предлагаю сосредоточиться на главном: как вы собираетесь вытащить нас отсюда?

Миранда оглянулась на Ориану, вид у нее был то ли смущенный, то ли испуганный. Краем уха она услышала, как Конор тихо прошептал ей: «Почему ты не сказала, что это был корабль Альянса? Ты хоть понимаешь, чем это могло закончиться?». Сестра нервно шикнула на него, пробормотав что-то вроде «позже поговорим». Молодой наемник пытался не демонстрировать своих эмоций, но все равно выглядел встревоженным, даже злым. Лоусон сделала себе зарубку в памяти: выяснить, что еще за тайны мадридского двора у этих двоих, но сейчас были более серьезные вопросы, поэтому она не стала размышлять на эту тему.

— Мистер Лоусон, я полагаю, — холодно сказал Шепард, оценивающе посмотрев на мужчину. — Премного наслышан. Как же вы оказались здесь, да еще и вместе со своими дочерьми? Насколько мне известно, отношения в вашей семье, гм… не очень теплые.

— Наши отношения с Мирандой и Орианой вас не касаются, — так же холодно ответил старший Лоусон. — Эта база принадлежит моей корпорации, я оказался здесь во время нападения Жнецов, самым безопасным было забаррикадироваться в бункере, что я и сделал.

— Вот как? Замечательно, — вежливо ответил Джон. Миранда внутренне напряглась: зная его очень хорошо, она без труда догадалась, что за его доброжелательным тоном скрывается желание убивать людей. Видимо, по пути сюда они видели что-то очень нехорошее. — Если вы владелец сего заведения, расскажите мне, какие исследования проводились в лабораториях парой уровней выше?

— Какое это имеет значение сейчас? — чуть раздраженно ответил Генри. — Понятия не имею, что там изучали в лабораториях, я бизнесмен, а не какой-нибудь Франкенштейн! Ничего не понимаю в этих ваших научных разработках, моя задача — следить за распределением финансов и прибылями.

— Да неужели? — с притворным сочувствием спросила Миранда. — Ты никогда не стал бы вкладывать деньги в проект, сути которого не понимаешь. Миллионы, которые ты вложил в изучение хасков на этой базе, не принесли никаких плодов? Обращение беженцев в агрессивных тварей; распыление наноимплантов в воздухе, превращающих в хасков всех, у кого нет должной защиты; исследование процесса одурманивания, в результате которого половина сотрудников твоей же лаборатории устроила диверсию. Серьезно, вы вообще ничего не узнали? Ты, конечно, можешь считать всех вокруг клиническими идиотами, но люди от этого не станут глупее.

— А ты, конечно, себя считаешь самой умной? — презрительно бросил он. — Не забывай, кому ты обязана…

— Вот только не надо сейчас рассказывать мне, сколько денег ты вложил в мое образование, содержание и так далее. Наслушалась в детстве по уши и не собираюсь повторять! И нечего менять тему разговора! — раздраженно ответила Миранда. — Попробуй хотя бы раз в жизни ответить за свои поступки!

— Неблагодарная дрянь! Кто ты такая, чтобы меня судить?! Я в тебя вложил состояние, километры собственных нервов! И что получил взамен?! Одиночество, мелкие пакости исподтишка, ненависть, презрение, нелепые обвинения, даже покушение на собственную жизнь! Думаешь, я не знаю, зачем ты явилась сюда?! Если бы не Ориана, вероятно, я сейчас был бы мертв. Что, скажешь, я не прав?! — раздраженно рявкнул Лоусон, не справившись с эмоциями. — Я не собираюсь перед тобой отчитываться! Ты не имеешь права требовать что-либо у меня!

— До чего же зелен нынче виноград! — воскликнула она. — А ты, значит, не пытался убить меня и Ориану?! Думаешь, я забыла Иллиум, Бекенштейн, Цитадель?! Я половину жизни была тебе вечно что-то должна, а вторую вынуждена постоянно бегать вместе с сестрой от твоих головорезов! Ты меня всегда воспринимал, как долбаный научный эксперимент, а не как дочь! И за это я тебя буду ненавидеть до конца жизни, понял?!

— Мири, отец, я вас прошу, прекратите ругаться, — успокаивающе, но взволнованно сказала Ориана, поспешно встав между ними, заметив мерцание биотических зарядов между пальцами у обоих. Она все это время с опаской ждала, что отец и сестра, в конце концов, сорвутся и устроят скандал после нескольких дней напряженного неприязненного молчания и притворного равнодушия.

 

Однако в комнате незримо присутствовал человек, которому небольшая семейная разборка была только на руку. Пока постояльцы убежища выясняли отношения, Джейн направила одного из дронов к пульту управления, чтобы подключиться к серверам, к которым не было доступа с ее терминала. Как и ожидала, в закрытой директории она обнаружила данные об исследованиях технологий Жнецов совместными силами ученых «Цербера» и «Святилища». В своем мире она так и не получила доступа к этой информации и сейчас, пока дроны копировали данные, с интересом прочитала парочку отчетов. Призрак, может быть, и был безнадежным ублюдком, но при этом он оставался настоящим гением. Под его чутким руководством в «Святилище» смогли выяснить, что солдаты Жнецов несущественно отличаются от обычных радиоуправляемых устройств. Конечно, использовался особенный вид излучения, до сих пор неизвестный прогрессивному научному миру, но принцип был тот же. Самые простые хаски были настроены только на прием, но их более сообразительные товарищи могли передавать свои приказы. При наличии специального оборудования сигнал с крейсера можно заглушить, а то и вовсе подменить.

Установка радиопомех была создана для этих целей, из-за генерируемого ею поля солдаты Жнецов, добираясь до ангара, лишались связи с материнским кораблем и замирали в неактивном состоянии. Пока технология была несовершенна, поэтому редкие хаски ухитрялись восстановить слабый контакт и начинали убивать всех, кого видели, воспринимая «своих» за врагов, поскольку те не выполняли приказы. Джейн обнаружила, что сейчас установку питают оба генератора серверных помещений и ангара; стоит перераспределить мощности, и сигнал станет слишком слабым, чтобы удерживать Жнецов, и самые худшие опасения Шепарда могут претвориться в жизнь.

— Джон, кажется, я знаю, как вытащить вас оттуда, — с некоторым сомнением сказала Джейн, рассматривая чертежи. — Самый близкий к вам выход расположен в ангаре — это погрузочный люк, вы можете пройти мимо Жнецов, подняться на верхний уровень стеллажей, взять один из челноков беженцев и улететь, пока никто не заметил.

— Мне кажется, есть какое-то «но», — со вздохом заметил Джон.

— Да, чтобы открыть люк, мне нужно будет включить электричество в ангаре, и есть большая вероятность, что толпа Жнецов, которая там стоит, может «проснуться».

— Как это связано? — непонимающе спросил он. — Не думаешь же ты, что они такие тихие, потому что темноты боятся?

— Нет, слушай, я объясню все позже, ладно? Мистер Лоусон был с нами не до конца откровенен, когда говорил, что не разбирается в научных исследованиях, на самом деле местные ученые сделали потрясающее открытие. Думаю, ребята из Проекта напьются на радостях, получив эти данные, — усмехнулась Шелдон. — Здесь научились управлять Жнецами — не больше, не меньше!

— Гм, окей, — задумчиво ответил Джон, подозрительно взглянув на Лоусона-старшего. Почему тот не рассказал об открытиях своих ученых? Объяснить просто, за подобную технологию сейчас правительство отдаст любые деньги. Но если Генри знает, как контролировать солдат Жнецов, зачем он сидел здесь вместе со своими дочерьми? Почему они просто не ушли отсюда?

Тем временем Миранда и Генри, несмотря на попытки Орианы их успокоить, продолжали общаться на повышенных тонах.

— Я сделал тебя тем, кто ты есть, нравится тебе это или нет!

— Ты не сделал ничего для меня, мне пришлось добиваться всего самостоятельно! Но человеку, который все измеряет количеством нулей на счете, трудно это понять! — презрительно ответила она.

— Все, хватит! — резко рявкнул Шепард, отчего самозабвенные спорщики вздрогнули и синхронно воззрились на него. Джон добавил более спокойным тоном: — Предлагаю отложить сеанс семейного психоанализа до возвращения на «Нормандию», у нас есть идея, как вызволить вас отсюда, если вы, конечно, не хотите остаться здесь.

Возражений со стороны постояльцев убежища не последовало, так что Шепард оперативно пересказал им план действий. Не откладывая дело в долгий ящик, компания быстро собрала свои пожитки, прихватив на всякий случай несколько тюбиков медигеля и переодевшись в более подходящие костюмы для встречи с тварями, отправились в путь. Один из дронов продолжал следовать впереди, чтобы предупредить их о возможной активности Жнецов, за ним шли Джон и Миранда, посередине, как самые слабые с точки зрения военной подготовки, Ориана и старший Лоусон, и, наконец, замыкали шествие Конор и Вега в компании второго дрона. Как и в прошлый раз, в полумраке серверных помещений, вопреки их ожиданиям, не скрывались злобные монстры, и путь до ангара удалось преодолеть без проблем, но когда компания вышла на открытое пространство, где рядами стояли сотни тварей, молодой наемник испуганно воскликнул:

— Твою мать! Как их много!

Вега ободряюще похлопал того по плечу.

— Не волнуйся, парень, они довольно тихие, — добродушно сказал Джеймс, хотя сам в душе был согласен с ним.

— Не отвлекайтесь! Продолжайте двигаться, — приказал Шепард, осторожно продвигаясь вдоль стены к лестнице. К счастью, обитатели убежища были слишком испуганы, чтобы спорить, поэтому пошли за ним без лишних вопросов, опасливо поглядывая на застывшие безобразные статуи разнообразных мутантов. Пока они поднимались на верхние стеллажи, дрон, что был в авангарде, нашел транспортное средство с достаточным запасом горючего, взломал замок и поднялся на крышу оного, чтобы служить ориентиром для группы. На верхнем стеллаже было значительно меньше Жнецов по сравнению с нижними уровнями, они все тоже выглядели совершенно безжизненными. Хотя они ожидали нападения каждую секунду, но когда статуя модифицированной азари внезапно ожила и завопила истошным болезненным криком, они едва успели понять, что происходит. Генри резко упал на пол, увлекая Ориану за собой, скрыв ее от возможной опасности под биотическим полем. Младшая Лоусон быстро сориентировалась и добавила собственной энергии барьеру. Миранда не заметила эту сцену, она была сосредоточена на баньши, поливая оную градом пуль и биотических ударов наравне с Шепардом, Вегой и Конором. Против такого буйного сопротивления единственный солдат Жнецов долго не продержался, через несколько мгновений мутант упал на землю, издавая едкие предсмертные вопли. Перепуганный молодой наемник, тяжело дыша, выдал:

— Блин, чувствую себя героем «Обители мрака»!

— О, ты тоже смотрел этот фильм? — удивленно воскликнул Вега. — Знаешь, парень, ты мне нравишься! Возможно, я даже научу тебя играть в покер!

— Все в порядке? — спросил Шепард.

Генри поднялся на ноги и потянул руку Ориане, чтобы помочь ей встать.

— Ори, ты цела? Ты не ранена? — Миранда оттолкнула отца, встревоженно обняв сестру.

— Да, все в порядке, — смущенно ответила она.

Миранда подозрительно посмотрела на Генри.

— Держись подальше от моей сестры, я вижу тебя насквозь и прекрасно понимаю, чего ты добиваешься. Я не позволю забрать ее обратно, — холодно сказал она.

— Ох, извини за то, что спас жизнь своей дочери, — едко ответил Лоусон. — Я, между прочим, в секунду опасности подумал о ней, пока ты старательно спасала свою шкуру.

— О, господи, ты боже мой! — внезапно с отчаянием воскликнула Ориана. — Вы можете, наконец-то, прекратить этот балаган?! Я устала находиться в центре вашей бесконечной войны! Оставьте меня в покое!

Она оттолкнула сестру, зло глянула на родственников и раздраженно обернулась, направившись в сторону челнока. Миранда и Генри обменялись неприязненными взглядами, безмолвно говоря друг другу: «Ну что, доволен, ты этого добивался?» Вега и Конор уже заняли свои места, так что Шепард мрачно подтолкнул непримиримую пару к транспорту, пока тем не пришла в голову идея под наплывом эмоций затеять очередной скандал посреди поля боя. На борту он сел между Мирандой и Генри, позволив Веге пилотировать корабль. Через пару минут в ангаре включились яркие ксеноновые лампы освещения, с щелчками, мерным гулом и едва слышным жужжанием все механизмы пришли в рабочее состояние, и вместе с ними, как предполагалось, послышались вопль одной из баньши внизу и недовольное ворчание налетчиков, сбросивших оцепенение. Круглая пластина погрузочного люка медленно отодвинулась в сторону, пропуская внутрь яркие солнечные лучи. Твари внизу подслеповато подняли головы наверх, под вопль баньши выражая свое недоумение сменой обстановки, но маленький незаметный челнок уже выскользнул и полетел прочь от базы.

— Джим, давай двигай к точке высадки, — приказал Джон. — Сможешь сориентироваться отсюда?

— Да, это не проблема. Теперь, когда глушилка выключена, я просто запрошу у Стива координаты, — ответил Вега. — Эй, Эстебан! Как меня слышно?

— Вега? Слышу нормально… Вы где и почему… — удивленно ответил Стив, но Шепард его перебил:

— Стив, все вопросы потом, скинь нам свои координаты и заводи мотор, минут через десять я буду у вас, подберем Джейн и вернемся на «Нормандию», — сказал он. — Джинн, ты тоже выдвигайся, встретимся возле челнока.

— Принято, — ответила она.

 

Через несколько минут челнок приземлился на полянке возле небольшой рощицы рядом с основным входом в «Святилище», где под термооптической маскировкой скрывался «Кадьяк» Стива. Сейчас здесь было тихо, Жнецы, судя по всему, сосредоточились на поисках и уничтожении установки радиопомех после выключения оной. Шепард вышел из салона, сказав на прощание:

— Вега, довезешь компанию на том челноке, только передай свои позывные Джокеру, чтобы он с перепугу не открыл огонь, — Джон скептически посмотрел на мрачных Лоусонов и сказал: — И проследи, чтобы эти трое не передрались по пути.

Джеймс дипломатично промолчал, Шепард закрыл дверь и отошел в сторону, махнув Веге рукой. Тот салютовал в ответ и поднял машину в воздух. Когда челнок скрылся за деревьями, Шепард направился к «Кадьяку». Стив деловито проверял показания приборов, когда капитан зашел внутрь.

— Джейн еще не появлялась? — спросил он вместо приветствия.

— Нет, мы последний раз связывались несколько минут назад, — ответил Кортез. — Коммандер, что там у вас произошло? Честно признаться, я сильно удивился, когда Вега вызвал меня с борта челнока «Цербера»…

— Что? — Шепард резко обернулся и посмотрел на пилота. — Что ты сказал?

— Эм… Что Вега связался со мной через коммуникатор на челноке «Цербера», по крайней мере, цифровая подпись соответствует их кораблям, — пояснил Стив и удивленно спросил: — А что не так? Вы не знали?

Испытав внезапный приступ тревоги, Джон нажал кнопку коммуникатора и нарочито спокойно спросил:

— Джейн, ты сейчас где? Тебе еще долго идти до челнока?

Но не дождавшись ответа и еще не убедившись в своих подозрениях, он обнаружил себя на полпути обратно в «Святилище», подгоняемого шестым чувством и тревожной мыслью: «Быстрее, быстрее…», пришедшей неизвестно откуда.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 09.01.2013 | 3222 | 16 | фемШепард, Belisenta, мШепард, зеркало | Belisenta
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 13
Гостей: 12
Пользователей: 1

bug_names_chuck
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт