Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Юмор

Naked Art

Жанр: юмор, AU;
Персонажи: фем!Шепард, турианец;
Статус: завершено;
В соавторстве с шедевральным редактором Архимедовной;
Предупреждение: обнаженная натура;
Примечание: Идея не моя, я просто проходила мимо и случайно это написала;
Описание: Она — молодой кадет Альянса, еще не успевший стать расистом. Он — закаленный сражениями турианский наемник. Что станет итогом их встречи?...




— Да ну, — рефлекторно скривилась Шепард, рассеянно наблюдая за вечерним движением транспорта за окном. — Ну что я там у турианцев не видела? На ощупь так себе, а результат все равно один...
— Шепард, ты чего?
 На лице Миранды застыло удивленно-брезгливое выражение, Лиара замерла с полуоткрытым ртом и чуть не вылила ликер себе на грудь, а Кайден нахмурился, прикинув что-то в уме. Судя по его наморщенному лбу, ход размышлений ему не очень понравился.
Коммандер только сейчас поняла, что сказала что-то не то, и, медленно оторвав загипнотизированный взгляд от модного кара цвета заката, залпом допила свой виски.
— Шепард, ты где турианца щупала?! — по-простому спросила Лиара.
— В разных местах, — доверительно сообщила ей коммандер. — И знаешь, результатом была не очень удовлетворена! Но повторять уже не захотелось.
— Ты же расист! — возмутилась Миранда. — Как ты можешь все это объяснить? К тому же, «Цербер» ничего не знал о... подобных контактах!
— Этот турианец вообще живой был? — на всякий случай уточнил Аленко. — До? После? В процессе?!
 Шепард обвела тяжелым взглядом свою полностью лояльную команду и начала вспоминать, какой компромат был у нее на каждого из них. Как назло, в голову ничего дельного не приходило, а тщательно созданная репутация беспощадного расиста, считающего батарианские глаза и выкручивающего кварианско-турианские куролапы, трещала по швам.
— И в процессе тоже, — мрачно подтвердила она, стараясь сохранить видимость интриги и загадочности. — Но подробностей вы от меня не дождетесь!

***


 По залитой лунным светом тропинке, ведущей прочь от гарнизона, бодро шла человеческая девушка. Девушку звали Шепард, ей было чуть больше пары десятков лет, и она уже была достаточно широко известна в узких кругах Альянса, где пока имела звание кадета. Один из капитанов, в принципе отличавшийся элькорским терпением, утверждал, что после знакомства с ней успел обзавестись парой седых прядей раньше времени, а другой ее командующий офицер начал подозревать, что когда-нибудь Шепард станет причиной его смерти. Все еще было впереди, но упорно шло к полному поседению Хакета.

 В данный же момент она решила пожертвовать несколькими часами сна в пользу своего старого увлечения. Увлечение не относилось к расстрелу мишеней, отрыванию чужих конечностей и пересчету подозрительных батарианских глаз, а потому держалось в строжайшем секрете, чтобы ни в коем случае не навредить брутальной репутации сиротинушки с Земли (о том, что вся банда «Красных» в ней души не чаяла, а в день ее совершеннолетия ненавязчиво проводила к ближайшему военкомату Альянса, Шепард тактично умалчивала).

В руке она сжимала аккуратно скатанный в трубочку самый настоящий бумажный блокнот для рисования, а в одном из поясных карманов синей формы Альянса лежала парочка обычных грифельных карандашей. Конечно, в эпоху планшетов и развитого искусственного интеллекта все это безнадежно устарело, но Шепард больше занимал сам процесс. К тому же, пара зарисовок местности, куда ее волей Альянса забрасывало, являлась прекрасным сувениром для знакомых, оставшихся дома. Так как энтузиазма у Шепард было гораздо больше, чем таланта, знакомые неизменно с содроганием думали о тех местах, где она проходит обучение, и пойти по ее стопам желанием не горели. Впрочем, сама Шепард была уверена, что ее недюжинным художественным способностям просто не достает практики. Увы, времени для компенсации этого печального факта практически никогда не было, поэтому приходилось урывать любые моменты. Вот и сейчас она размышляла о высоком (лейтенанте, который ей сегодня улыбнулся), прекрасном пейзаже (с тремя лунами сразу) и старалась не думать, что произойдет, если вдруг попадется кому-нибудь на глаза.

***


 Неспешную прогулку с размышлениями о вечном прервал совершенно посторонний звук — негромкий рокот включенного двигателя какого-то небольшого транспортника. Шепард только сейчас поняла, что, задумавшись, зашла намного дальше, чем планировала, и оказалась у старой, давно заброшенной шахты, где, вообще-то, сейчас никого не должно было бы быть. Тепловое сканирование местности выявило небольшой шаттл, посаженный не так далеко от шахты. В голове кадетки мгновенно выстроилась логическая цепочка: неизвестный нарушитель (или даже не один, но не больше четырех: в транспортнике им было бы затруднительно поместиться) зачем-то проник в шахту и вершит там свои темные дела, желая со страшной силой напакостить Альянсу. Был и другой вариант: высокий лейтенант все же правильно истолковал ее заинтересованный взгляд и сейчас поджидал в интимной обстановке шахты, не забыв прихватить корзину для пикника.

 Впрочем, Хакета потому Шепард и пугала, что инстинкт самосохранения у нее отсутствовал напрочь, зато любопытства и жажды свершения подвигов хватало на троих с избытком. О такой находке следовало бы доложить вышестоящему командованию, которое немедленно выслало бы подкрепление, потом шахту по всем правилам прочесали бы, нашли злостного нарушителя... А Шепард получила бы нагоняй и отправилась копать картошку на дачу майора Михайловича. Уже почувствовав под ногой лопату, Шепард помотала головой. А вдруг злостного нарушителя там никогда и не было, а какой-нибудь любитель-геолог решил прилететь на экскурсию? Тогда Шепард еще и выглядела бы жутко глупо.
 Единственно верный вариант напрашивался сам собой. Кадетка аккуратно убрала блокнот в карман на поясе, машинально проверила пистолет (с ним она не расставалась даже во время прогулки) и осторожно поползла к шаттлу, стараясь издавать как можно меньше шума.
На транспорте не было никаких опознавательных знаков или цветов, да и сканирование омнитулом не дало никакого результата. Зато внутри обнаружилось много интересного оружия (не только человеческого), какая-то провизия, разное снаряжение и даже пара наручников. Или неизвестный злоумышленник задумал что-то недоброе, или у лейтенанта были слишком далеко идущие планы. На всякий случай Шепард прихватила их с собой (Альянсу не помешал бы живой пленник, а лейтенанту — немного совести).
Окончательно заинтригованная, Шепард тихо проникла в шахту. Как и следовало ожидать, кроме разного строительного мусора, невесть зачем оставленных шахтерами светильников, похоже, запитанных от какого-то вечного двигателя, груды ящиков разных размеров, и прочего хлама, внутри ничего не было.
Но зато из смежного помещения, где и велась раньше добыча породы, доносился очень раздраженный голос со странным нечеловеческим тембром: или нарушителем был турианец, или Шепард очень жестоко разочаровывалась в лейтенанте.
Разведка подглядыванием выдала турианские силы в количестве одной штуки, которые с кем-то переговаривались по омнитулу, что, с одной стороны, немного поубавило шепардский исследовательский пыл, зато сохранило интригу в отношении одного лейтенанта. Из подслушанных обрывков разговора выходило, что турианец был наемным охотником за головами и преследовал какого-то подозрительного батарианского типа, но его снабдили ложной информацией, в результате чего прогулка получилась крайне интересной, но абсолютно лишенной смысла.

 Шепард стало немного жаль наемника. То, что турианец прилетел сюда исключительно по работе даже не вызвало у нее сомнений: ну какой идиот сунется сюда с туристическими целями? Она сомневалась, что какой-то батарианец (да и любой уважающий себя космический пират) по собственному желанию вообще сунулся бы практически в лапы солдат Альянса, если только четырехглазый не был полным извращенцем.
 Тем временем Шепард лихорадочно пыталась продумать дальнейший план действий: лучшим вариантом было бы тихо вернуться назад, чтобы турианец ее не заметил. Для вооруженного захвата силы явно были не равны (у Шепард не было брони, к тому же турианец был лучше вооружен). Докладывать о нем Альянсу она тоже не хотела: пришлось бы вдобавок объяснять, что она сама делала ночью в таком месте, да и ничего плохого наемник вроде бы не успел сделать.
 В голове у Шепард уже назревал третий план, простотой и изяществом заставивший бы Хакета литрами пить валерьянку пополам с виски.
— Эй, рогатый!
 Как она и надеялась, разозленный турианец, за своей руганью пропустивший все на свете, оказался застукан врасплох и не защищенным затылком встретил идущий на сближение тяжеленный светильник. Шепард задумчиво посмотрела на упавшего к ее ногам наемника. Наручники пришлись очень кстати.

***


 Турианец довольно скоро пришел в себя и очень недобро уставился на Шепард, безуспешно пытаясь пошевелить руками. По его инопланетной мимике было тяжело сказать, что он думал в данный момент (и что конкретно о самой Шепард). Судя по тому, что рогатый до сих пор не начал возмущаться и качать права, находился он тут не совсем легально, на что кадетка и рассчитывала. А думал он о том, что сделает со своим информатором, если вдруг выберется отсюда живым. Человеческая женщина очень красноречиво держала перед собой пистолет, и судя по уверенным движением (и явно военной форме) имела представление, как им пользоваться. А еще — как скручивать руки так, что ими нельзя было пошевелить (причем его же наручниками, заботливо припасенными для батарианского пирата).
— Поможешь мне с одним делом, и свободен, — небрежно бросила женщина. — Ты, главное, не волнуйся.
— А ты, главное, потом не обижайся, — проговорил он, растягивая слова. Шепард поморщилась: к столь странному тембру голоса было тяжело привыкнуть.

 Турианец украдкой взглянул на свою мучительницу. Женщина, кажется, занималась своими неизвестными делами, не став посвящать его в подробности. Терринус всегда считал людей крайне примитивными существами, и она это лишний раз доказывала. Чем дольше он за ней наблюдал, тем сильнее ему казалось, что она собирается провести какой-то дикий ритуал своего несуразного племени. Сперва она, корчась от натуги, притащила откуда-то из глубины пещеры высокие светильники, давным-давно за ненадобностью оставленные шахтерами, и теперь неяркий свет окутывал ее и Терринуса. Турианцу внезапно стало крайне неуютно находиться в «центре внимания». А может, это была специальная тактика Альянса, чтобы свет бил прямо в нежные глаза Терринуса, и это способствовало допросу? Затем незнакомка притащила несколько грязных и помятых ящиков (страшно было представить, что добывали в этой шахте) из дальнего угла и поставила их стопкой. Терринус так и не смог сообразить, хранились ли в них необходимые для инопланетного шаманства ингредиенты, или же в них потом должен поместиться он сам (по частям, ясное дело)? Он вспомнил некоторые байки из экстранета, где турианские рога использовались для... Он скривился, обнажив игольчатые зубы. Женщина заметила это и, пробормотав себе что-то под нос (наверняка страшное проклятие, направленное на лишение Терринуса плодовитости), будто бы виновато пожала плечами. Терринус ей не поверил.

 А еще он думал, каких Духов прогневал настолько, что оказался в подобной ситуации, а потом пришел к выводу, что всех и сразу. Это если не брать в расчет запятнанную честь предков. Он всегда предполагал, что встретит героическую или хотя бы просто достойную смерть на одном из своих заданий, спасая невинные жизни, нарвавшись на чью-то месть, защищая возлюбленную...

 Разочарование в своей предстоящей кончине мигом сменилось чувством вины. Сколько раз его дорогая Анни просила оставить опасное занятие и получить нормальную, в ее понимании, работу. И каждый раз он клятвенно заверял ее, что вот это задание точно будет последним, а потом он наконец-то отойдет от дел, тем более что за все это время он успел скопить неплохое состояние. Впрочем, они оба знали, что этого не случится. А теперь хотелось выть от досады, что все закончится так глупо, а у них даже не было времени попрощаться в последний раз... Терринус прикрыл глаза и попытался мысленно представить в памяти образ изящной невысокой кварианки. Анни была примой балетной труппы на одной довольно известной сцене Цитадели. Именно там она и очаровала его в первый раз. Тогда он был на очередном задании и пришел не только как зритель — необходимо было выследить в толпе одного человеческого наемника. Это было единственное задание, которое он провалил, зато приобрел нечто большее. И каждый раз, когда он держал тонкую трехпалую ручку в своих мускулистых руках, он ощущал себя самым счастливым турианцем на свете. Каким же он был идиотом, что не послушал ее! Сейчас уже было поздно сожалеть. Человеческая женщина связала его руки на совесть, и он даже не мог пошевелить ими. К тому же, рядом с ней постоянно находился тяжелый пистолет. Возможно, удастся с ней договориться? Но что ей от него нужно? Один его знакомый, участвовавший в Войне Первого Контакта, за бокалом ликера рассказывал, что от людей ничего хорошего ждать было нельзя. Тогда Терринус ему не верил, списав все на алкоголь, а зря.
 Турианец мужественно отвернулся. Да помогут ему Духи!

— Кажется, все готово, — через какое-то время сказала женщина, еле подавив зевок. Терринус неодобрительно развел мандибулами: как только она могла так небрежно и неуважительно относиться к его, Терринуса, предстоящим пыткам и убийству!
Он успел заметить, что на ящиках появился блокнот и какие-то принадлежности, чтобы записывать его показания. Или люди были настолько примитивны, что не пользовались датападами, или все было намного сложнее, чем казалось на первый взгляд.
— Кстати, я Шепард, — виновато представилась женщина.
Наверное, по какой-то человеческой традиции, предписывалось называть свое имя беспомощному врагу?
— Терр, — пробормотал он сквозь зубы. Вдруг, все же выйдет договориться?
— Очень приятно, — кивнула Шепард. — Терр, извини, что так получилось. Но ведь сам понимаешь, что не могу я тебя просто так отпустить!
 Турианец с достоинством кивнул. Окажись он на ее месте, то поступил бы точно так же. Только сейчас он как следует присмотрелся к женщине. Похоже, она была совсем молода (хотя в таком Терринус разбирался плохо), но уже носила военную форму. В нем возникло некоторое чувство уважения к противнику. В конце концов, он был сам виноват, что так бездарно дал застать себя врасплох, а теперь расплачивается за это.
 Шепард про себя подумала, что если бы ее начальство узнало о том, что сейчас происходит, то только выговором дело бы не ограничилось, и одна не в меру любопытная курсантка обязательно получила бы по шее. Поэтому действовать приходилось на свой страх и риск. То есть, конечно, она должна была бы доложить обо всем своему командующему офицеру, но тогда пришлось бы объяснять, что она сама забыла в шахте ночью, а вдобавок рассказать о своем увлечении, чего ей очень не хотелось. К тому же, турианец показался ей неплохим парнем. Но Альянс вряд ли бы отпустил его просто так.
 Всем этим она убеждала себя, что ее план являлся наилучшим выходом для них обоих.

Она пнула один из валяющихся ящиков к импровизированному столу и осторожно присела. Получилось вполне неплохо, даже устойчиво. И освещение падало именно так, как было описано в каком-то онлайн руководстве.
— Послушай: времени у нас не так много, поэтому давай без лишних проблем? — дружественно предложила Шепард, пытаясь наладить с турианцем контакт. В конце концов, ее отсутствие могут обнаружить в любое время. Терринус же начал считать свои оставшиеся минуты.
— А то что? — недоверчиво спросил он, повернув голову.
— Выговор. Если повезет, — вздохнула Шепард. Она начала делать на вытащенном из кармана блокноте первые наброски, осторожно водя карандашом по бумаге. От усердия она даже высунула кончик языка.
Терринус ошалело наблюдал за непонятными действиями женщины. Если ей нужно было его изображение, почему просто не сфотографировать на омнитул? Неужели люди были настолько примитивны?! Где допрос? Где принесение его в жертву? Не выдержав такого издевательства, он попытался встать, неуклюже опираясь на затекшие ноги.
— Стоять! — завопила Шепард, мгновенно сцапав пистолет. — Рисовать буду!
 Турианец вновь шмякнулся на землю, пытаясь осознать, когда его накачали какой-то дурью, потому что адекватно он все это воспринимать уже не мог.
— Извини, я забыла сказать: я художник. Пока еще начинающий, но я постоянно совершенствуюсь! Правда, со всеми этими тренировками времени почти не остается...
 Турианец нервно сглотнул. Кажется, что-то начало проясняться: его не хотели пока убивать, его хотели... нарисовать?
— Я нормальная, у меня справка от врача есть! — обиделась Шепард, совершенно правильно истолковав его молчание. — Экстранет не дает правильного понятия о турианцах, а где мне раздобыть живую модель?!
 Она со злостью вырвала из блокнота лист и, скомкав, зашвырнула подальше. Первый набросок вышел комом.
— Может, тогда развяжешь меня? — вкрадчиво предложил Терринус. — А я тут тихонько посижу. Честно-честно.
— А не сбежишь? — прищурилась Шепард и красноречиво положила руку на свой пистолет. — Ну ладно, твоя взяла: а то поза неестественная выйдет.

Не выпуская оружия, она встала, подошла к Терру и сняла с него наручники. Конечно, в тот момент он мог запросто свернуть ей шею, но кто знал, вдруг это была такая провокация, и из-за угла сейчас выскочат солдаты Альянса? А еще с психами было опасно спорить.
Женщина уселась на прежнее место и продолжила свою работу. Через несколько минут в сторону полетел еще один скомканный лист.
— А ты рисовать-то умеешь? — с сомнением спросил Терринус. Ответом ему был звук снимаемого с предохранителя пистолета. — Ладно, я понял: ты юное дарование, которому не хватает пока опыта. Может, когда научишься... в смысле, руку набьешь, тогда и встретимся?
 Инопланетянка показала ему странную, но почему-то очень обидную конструкцию из пальцев.
— Похоже? — Шепард схватила очередной лист и сунула в лицо Терру. Жутко раскоряченное существо напоминало разве что турианца, по которому проехался кроган верхом на элькоре. — А, к черту!
Следующие пять или шесть попыток тоже не увенчались успехом. Терринус устал стоять и на правах добровольно-принудительной модели выторговал себе ящик, на который можно было хотя бы присесть.
— Кажется, я поняла! — довольно воскликнула Шепард. — Снимай броню.
 Терринус задумчиво щелкнул мандибулами. По меркам турианок и одной кварианки он, конечно, был очень привлекателен... С другой стороны, эта мягкая на вид инопланетянка совершенно не привлекала его, хотя чем-то отдаленно напоминала азари. Но у нее было оружие, а у него нет. А честь предков пропала еще несколько часов назад.
— Быстрее, — торопила его Шепард. — Может, тебе еще музыку включить? Я не могу тебя нормально нарисовать, потому что ты в броне! Невозможно оценить твое строение тела!

 Выхода у Терра не было. Пришлось с чувством собственного достоинства (он надеялся) расстегнуть все клапаны, ремешки, застежки и снять любимую броню, которую он знал дольше Анни. Оставшись в плотном облегающем комбинезоне, он ощущал себя практически голым и еле подавил желание обхватить себя руками.
 Шепард с особым усердием и страшной силой бросилась творить дальше.
—И долго ты всем этим занимаешься? — спросил Терринус, усевшись на ящик и очень даже по-человечески забросив ногу на ногу. Страшно захотелось выпить виски покрепче.
— С детства, — пробормотала инопланетянка себе под нос. — Над моим талантом смеялись, но я им еще покажу. И когда проверну какую-нибудь операцию в Альянсе, тоже покажу. Хотя до этого еще далеко... — она мечтательно вздохнула. — Лучше, но все равно не так. Кажется, я что-то упускаю.
 Терринус успел заметить, что количество листов в блокноте изрядно уменьшилось. Впереди показался проблеск надежды.
— Раздевайся, — небрежно бросила Шепард. — У нас осталось совсем немного времени до рассвета.
 Терр вспомнил, что когда-то в экстранете видел порнуху, начинающуюся примерно так же, и понадеялся, что все происходящее вокруг — один кошмарный сон после очередной пьянки.

 В Иерархии Терринуса обучали многим полезным вещам: как пользоваться различным оружием, как вести штурм, разговаривать с террористами, преследовать батарианских пиратов. Турианец сейчас лихорадочно вспоминал и курс молодого бойца, и накопленный богатый жизненный опыт. Одно дело, когда перед ним стояла его дорогая Анни в откровенном скафандре, прозрачном в стратегических местах, и с вполне определенной целью, а вот что делать сейчас, он решительно не знал! А вдруг у инопланетянки были не платонические мысли?
— А может, я тебе так все расскажу? Или за тебя все нарисую? — взмолился Терр. — Чего ты хочешь?! У меня вообще-то любимая женщина есть!
 Шепард гневно потрясла перед ним последними листами, не оставляя никаких сомнений, что ее цели были отнюдь не эротическими, а насилие сейчас свершится только над хрупкой турианской психикой.
 «Что я Анни скажу? — думал Терринус, расстегивая комбинезон. Нижнее обмундирование под цвет краски на лице очень нравилось кварианке, а сейчас казалось большим идиотизмом. — Хотя лучше ничего не скажу, и эту тайну похоронят вместе со мной. А если эта странная инопланетянка попросит еще и белье снять, пусть лучше сразу убьет!»
 К счастью, Шепард решила ограничиться имеющимся материалом. Она придирчиво нарезала круги вокруг турианца, словно оценивая товар в магазине, и делала какие-то наброски на оставшихся листах.

 Терр закрыл глаза и про себя молил Духов, чтобы это быстрее закончилось. В себя его привело деловитое ощупывание его руки. Шепард хмыкнула и продолжила тыкать его дальше, видимо, оценивая структуру кожи. Через несколько минут она вернулась к своему импровизированному столу и деловито начала что-то дорисовывать.
— Ну как? — без особой надежды спросил Терринус.
— Почти похоже, но немного не так, — нахмурилась Шепард с видом великого художника, оскорбленного непонятливой моделью.
— А, по-моему, очень даже похоже, — поспешил возразить турианец. — Какая осанка, какая стать, ну просто вылитый я! СБЦ по такому портрету ориентировки составлять могут!
 Последний набросок действительно уже больше напоминал задуманное, хотя до совершенства было далеко. Но Шепард бы не дождалась, чтобы он ей в этом признался!
— А мне кажется, пока еще не совсем похоже, — заметила она, критически изучая свое творение. — Но, увы, времени у нас совсем не осталось. А жаль: я бы еще и зарисовку обнаженной натуры сделала!
«А это уже через мой труп!» — подумал Терринус и поскорее стал натягивать свою одежду обратно, путаясь в застежках: пока Шепард не передумала.

— Знаешь, Терр, а с тобой было очень приятно иметь дело, — застенчиво пробормотала Шепард. — Может, как-нибудь продолжим? Я бы мольберт прихватила, краски. И встретились бы в более приятной обстановке, а не в какой-то там сырой шахте.
 Она мечтательно вздохнула, поставила пистолет на предохранитель и повесила на пояс, а оставшиеся листы аккуратно скатала в трубочку.
— Ну... у меня крайне плотный график, работу еще искать новую, больную бабушку навестить надо, жениться, вот, надумал, да, — лихорадочно начал перечислять Терр. Впрочем, последняя идея пришла в его голову только сегодня, и Анни стоило бы поблагодарить за нее Шепард.
— Жаль. — Шепард крайне дружелюбно протянула турианцу руку, которую он с сомнением, но пожал. Броня явно придавала ему уверенности. — Вот, держи, это твой портрет в полный рост.
 Инопланетянка отдавала ему свои наброски. В любое другое время Терринус бы прослезился.
— Бери, бери, у меня память хорошая, потом еще нарисовать попробую, — заверила его Шепард.
 У серой кляксы были турианские рога, а лучше всего великому таланту удалось изобразить орнамент на трусах Терра. Но об этом он тоже тактично промолчал. Турианец кивнул, как он надеялся, со всей оставшейся гордостью и невозмутимостью.

***


Когда через много-много лет Терринус сидел на своем любимом диванчике, а под боком привычно лежала Анни, он вспомнил о том, как когда-то из-за своей глупости оказался в роли натурщика. Осторожно, чтобы кварианка не проснулась, он активировал свой омнитул и набрал запрос о художнице по имени Шепард. Увы, никакой дельной информации не появилось, зато поисковая система запестрила ссылками о коммандере Шепард. Для интереса он потыкал в несколько ближайших фотографий. С учетом прошедших лет, нескольких военных операций Альянса, включая печально известный Торфан, парочки побелевших уже шрамов и абсолютно не мечтательного выражения лица... Все равно Терр ее узнал. Похоже, с творческой карьерой у нее так и не сложилось, а ему тогда очень повезло уйти живым.

***


Шепард загадочно обвела окружающих взглядом. Пусть теперь помучаются, а Лиара загрузит своего дрона в попытке узнать, что же произошло на самом деле.
Когда-то она облазила весь экстранет, пытаясь найти свою добровольную модель. Имя «Терр» всплыло только в какой-то светской хронике, вроде бы за него вышла замуж одна известная в узких кругах кварианская балерина. Наемников с таким именем Шепард никогда больше не встречала. А высокий лейтенант нашел себе другого высокого лейтенанта, окончательно разочаровав Шепард.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Юмор | 13.05.2016 | 1507 | 19 | Фем!Шепард, AU, Naked Art, юмор, CDR_CoraSheridan | CDR_CoraSheridan
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 19
Гостей: 18
Пользователей: 1

MacMillan
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт