Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Юмор

Проект "Ненормандия" или Эффект критической массы попаданцев. Главы 35-36

Жанры: стеб, альтернативная история и снова стеб. Попаданчество в промышленных масштабах.
Персонажи: Попаданцы в шкурах канонных героев.
Аннотация: Чаще всего "попасть" засланец умудряется на место Шепарда. Иногда - кого-то из его помощников. А что, если попадут все они поголовно, плюс еще несколько мимо пробегавших? Это будет такой цирк, который надолго запомнится всей спасаемой Галактике. И уж они так спасут, что повторять не захочется!
От автора: Главы очень короткие, потому выкладываю пачками.




Я — водитель НЛО


Сарен, как выяснилось, все же был, просто немного не там, где его искали. Внимание коммандера на сие обстоятельство обратила Лиара, дернув его за локоть и указав куда-то вниз уже окутавшейся синим пламенем рукой. Шепард посмотрел и понял — вот где собака-то порылась!
Турианец мирно отдыхал на травке в мини-парке под помостом Совета, прямо на месте своей предполагаемой гибели — видимо, назло суевериям. То есть, он действительно там просто разлегся в позе «а мне все пофиг»: левая рука, механическая, закинута за голову, нога на ногу, правая рука перебирает травинки в газоне, взгляд задумчиво сощуренных синих глаз устремлен прямо на бригаду зачистки и парящего элкора...
Увидев, что на него обратили внимание, Артериус невозмутимо кивнул Шепарду и начал речь держать:
— Капитан. Я предполагал, что вы прорветесь, хоть и не думал, что это будет настолько... эпично.
— Руки за голову, — среагировал, наконец, Шепард, вскидывая винтовку. Остальные повторили жест, кроме Явика — тот и так уже держал турианца на мушке. Сарен тем временем послушно завел под затылок и вторую ладонь, окончательно став похожим на праздного лежебоку где-нибудь в загородном леске. Капитан откровенно растерялся, не зная, что и ответить на такое нахальство — ведь все, как приказано, сделал, никакого подвоха.
— Давай лучше я, Джон, — вздохнул Вакариан и неожиданно рявкнул так, что вздрогнули все, кроме крогана и того же Явика. — Руки вверх! Встать! Лицом к стене!
Сарен выполнил все буквально, неизвестно как умудрившись подняться без помощи верхних конечностей. Уже стоя лицом в стену, на которую положил ладони, едко поинтересовался:
— Обыскивать будете, детектив?
— Ты мне поговори тут еще! — рыкнул Гаррус, спрыгивая с элкора. Потом спрыгнул еще раз — к «задержанному», с винтовкой наготове. Задумался и поправился. — Хотя нет, говори. Зачем приперся, кто на это надоумил, почему не сделал, как сказано? Пой, птичка, пой.
Эшли сдавленно хихикнула, но тут же замолкла — ситуация к смешкам не располагала.
— Пою, — тяжко вздохнул Артериус. — Приперся порабощать и уничтожать. Надоумили Жнецы. А вот почему не сделал... как бы объяснить-то...
— Что, и у тебя индоктринация слетела? — влез в «допрос» Дженкинс.
— Это вы про Бенезию? — уточнил Сарен. — Нет, у меня, можно сказать, обратный случай. Я, видите ли — Властелин.
— Кто? — изумился Шепард, на всякий случай посмотрев в разбитое окно. Здоровенный зловещий Жнец оттуда никуда не делся, и даже собирался вскоре причалить к Башне. Ну, как «вскоре»... минут через пятнадцать таким темпом.
— Властелин, — повторил Сарен. — Влас Назарович Телин, если угодно.
Все дружно уронили челюсти. Кроме Явика — тот вообще, казалось, ни на что не реагировал, только все время разговора сверлил «Сарена» ну просто очень злым взглядом. А уж, когда тот представился, протеанин явно с трудом сдержал желание спустить курок.
— А ты разве не должен произнести эту фразу зловещим вибрирующим голосом и, превратившись в красный скелет, начать прыгать по стенам? — уточнила Эшли.
— А некоторые из вас разве не должны сейчас находиться совсем в других местах? — парировал Назара. — В могиле, например?
Шиала похлопала подавившегося воздухом Дженкинса по спине. Не то, чтобы это помогло сквозь броню, но моральную поддержку капрал получил.
Назара тем временем продолжил:
— К тому же, мне не пришлось анимировать мертвое тело, потому органику и удалось сохранить.
— Но, если ты здесь, кто тогда там? — не понял капитан. Кивнул на окно для наглядности.
— Тоже я. Как СУЗИ.
— А... как же Сарен? — вдруг тихо и как-то растерянно спросила Тали.
— Я его индоктринировал. Полностью, — турианообразный Жнец попытался даже развести руками, но ткнувшаяся в затылок винтовка Гарруса его убедила вернуть ладони на стену. — Хотя, от самого Сарена там уже мало что оставалось — он окончательно рехнулся, когда вы разнесли его базу на Вермайре. Все рвался вас убивать, позабыв напрочь об основном задании и вообще обо всем. Абсолютно неуправляемая получилась личность. Кстати, спасибо вам за это — иначе я бы Старейшего на схемы имплантов прямого контроля не уломал.
— Предвестника? — риторически уточнил Шепард. — То есть, он в курсе, что ты... не отсюда?
— Шутите? — удивился Артериус. — Был бы он в курсе, вас бы со мной сейчас не разговаривало. Разве что по внутренней связи Жнецов.
— Уже легче, — с подозрением согласился Шепард. А ну как все-таки врет? С другой стороны — с информацией обо всем маршруте «зондер-команды» прихлопнуть их и впрямь было бы легче легкого.
— Коммандер, зачем вы его допрашиваете? — не выдержал протеанин. — Он ведь Жнец!
И выразительно прижал слегка спусковой крючок, чтобы винтовка загудела, набирая энергию для выстрела.
— Из него такой же Жнец, как... из меня Шепард, — возразил коммандер. Сначала хотел ляпнуть «из тебя — протеанин», но вовремя вспомнил, что ему успели поведать в передышке между перестрелками Шиала, Тали и Дженкинс об этом пунктике ископаемого. Протеанин он, и все тут.
— Он вел себя, как Жнец, — уперся Явик. — И поступить с ним нужно, как со Жнецом.
— А из тебя, кстати, неплохой получился Шепард, — заметила Эшли. — Может, действительно, в расход его?
— Это всегда успеем, — отмахнулся капитан, снова покосившись за окно. Минут десять навскидку. — Но вопрос и впрямь интересный: какого черта ты устроил бойню по всей Галактике, если мог просто послать Предвестника на ху.. тор бабочек ловить?
— Значит, не мог! — неожиданно зло выплюнул «Сарен». — Сдержать ментальное давление населения нескольких тысяч Циклов не так просто, знаете ли. Да и в платформе я изначально был далеко не один.
— Явик, слезь-ка тоже. А то он неадекватно себя вести начинает, — напрягся коммандер.
Протеанин, с готовностью спрыгнув, добавил лучевую винтовку к нацеленным в упор на Назару стволам. Вакариан, напротив, чуть отступил, чтобы получить место для маневра.
Капитан, дождавшись окончания перестановок, уточнил:
— Что значит «изначально»?
— «Каждый из нас — это нация», — процитировал Жнец. — И там было население целого Цикла. Все, что я смог сделать — закрыться от общности паролем, а потом тихо отгрызать ресурсы. В итоге остались только я и сервисные программы без разума, на остальных уже не хватало вычислительной мощности.
— Он работал, как вирус, — пояснил Аленко, оценив озадаченное выражение лиц большинства присутствующих. — Отожрал на себя всю свободную память, а когда система «освободила» дополнительную, свернув часть программ, отожрал ее тоже. Так всего Жнеца себе и захапал. Мне только интересно: что за пароль такой не смогла взломать мощнейшая вычислительная сеть в Галактике?
— Пароль длиной в несколько зеттабайт, — вздохнул «Сарен». — Для сравнения нужно было вбить полный дамп моего сознания. Побайтово.
— То есть, чтобы узнать, что творится у тебя в «мозгах», нужно было знать, что творится у тебя в «мозгах»? — удивленно уточнил Кайден.
— Вот именно. Замкнутый логический цикл, машинными методами изнутри нерешаемый. Жнецов подвело совершенство их техники — в системе послабее я бы не смог такое учудить. А так им бы даже перебор не помог: сознание ведь еще и меняется, в том числе от информации, что кто-то пытается в него влезть.
— Так, ладно, — вздохнул Шепард, осмыслив новости. — Три вопроса: зачем ты продолжал выполнять задание, когда уже устроил переворот в отдельно взятом Жнеце? Зачем понадобилось хавать еще и мозги Артериуса? И что ты собирался делать, получив их?
— Во-первых, существует такая хорошая вещь, как восстановление системы, — медленно, явно подбирая слова, начал Назара. — Устрой я бунт против Старейшего, меня бы «откатили». Во-вторых... жить очень хотелось. По-настоящему, а не двоичными импульсами. Хотя бы недолго.
— «Недолго» могу устроить, — «любезно» предложил протеанин. Коммандер остановил его жестом. Мельком глянул в окно. Семь минут.
— В третьих, я собирался вырубить ядро массы на платформе, — закончил Жнец. — Удаленный доступ еще работает.
— То есть ты мог это сделать в любой момент? — подозрительно уточнила Эшли. — А что ж тогда не делал?
— В каноне, когда Назару добили на земле, он «умер» и в воздухе. Есть вероятность, что это сработает в обратную сторону. Так что я попросту тянул время, — признался «Сарен».
— То-то он так плетется, — протянул Джеймс. — Перед смертью не надышишься?
— В чем-то я его понимаю, — вздохнул Аленко.
Даже Явик перестал зло зыркать на коммандера в ожидании приказа стрелять. Но винтовку не опустил.
— У тебя точно получится? — уточнил Шепард.
— Возможно, и нет. Не хочу об этом думать...
— Не беспокойся, у меня все под контролем, — цинично «утешил» его протеанин, плотнее прижав винтовку к турианскому затылку, явно готовый сработать, в случае чего, «по канону». — Коммандер?
Капитан поморщился — Жнец там, или не Жнец, а «своих» убивать... Как-то пострашнее, чем с местными разбираться. Хотя те и те — живые. Такой вот парадокс.
— Пробуй, Назара, — вздохнул. — Попытка не пытка.
«Сарен» замер на месте — если до того он иногда переступал с ноги на ногу, поводил затекшими плечами, головой крутил, прислушиваясь, то теперь, вроде, перестал даже дышать. Жнец же за окном, напротив, зашевелился.
— Вот сейчас как жахнет лучиком добра по Башне, — севшим голосом предположила Эшли.
Не жахнул. Пошел красными молниями, содрогнулся всем корпусом... и все, других изменений не было.
— Готово, — ожил «Сарен».
— И как это проверить? — уточнил Вакариан.
Капитан прикинул «время подлета» — три минуты.
— Сейчас проверим, — заявил, поднимая инструметрон. — Эй, Советская власть! Вы там живы еще?
— Не дождетесь, Шепард! — в тон отозвался Спаратус. — Огонь на три часа!
— Слышу, развлекаетесь, — усмехнулся капитан, напряженно следя за приближавшимся Жнецом. — Как ситуация?
— Паршиво... но для гетов! Вы что, успели перехватить Сарена до того, как он блокировал ретрансляторы? Валлерн и Тевос уже смылись в другую систему с беженцами, а к нам подкрепления так и прут, не знаю, куда деть уже.
— Так давайте мне! — обрадовался коммандер. — У меня тут как раз Жнец за окном летает неразобранный. Непорядок.
— Согласен, непорядок, — озадаченно отозвался Спаратус. — Только как вы ему щиты отрубили на расстоянии от Башни? То есть, я надеюсь, вы их отрубили?
— Долгая история, — попытался отмазаться Шепард. Тем более, что его мысли уже занимала одна идея...
Назара внизу в чем-то убеждал протеанина. Тот в ответ лишь скалился угрожающе, но затем протянул руку с уником к лицу турианца-Жнеца. На волне связи раздался характерный хрипло-трескучий голос:
— Говорит Сарен Артериус. Диверсию на борту Властелина подтверждаю, Советник.
— Артериус? — приподняла бровь Эшли.
— А что ему еще сказать? — ухмыльнулся кроган. — Я, Назара, решил убить себя об стенку?
— Артериус? — опешил на волне связи турианский Советник. — Шепард, он где? На борту Жнеца?
— Он в Башне, Спаратус, рядом со мной, — торопливо затараторил коммандер — черная громада была уже близко. — История очень долгая, так что просто разнесите чертову машину!
— Хорошо, отправляю к вам Хакета. Чтобы было все по фен-шую, — фыркнул турианец. Уже явно в сторону, добавил: — Дурдом какой-то. Он скоро Предвестника к себе завербует.
И отключился. Капитан тоже свернул уник и озвучил свою навязчивую идею:
— Назара... ты ведь отключил и движки тоже?
— Ну... да, — подтвердил тот. — Все отключил: щиты, движки, оружие. Только ИИ еще работает, но там свое питание.
— То есть затормозить твоя платформа уже не сможет? — подозрительно уточнил коммандер. И, по отвисшим мандибулам самозваного Сарена, понял — угадал. Вздохнул, и... — Сваливаем!

Явик биотикой выкинул из ямы Вакариана. Его самого тут же выдернула Лиара. Назара обошелся без посторонней помощи, покинув парк чудовищным прыжком.
Дружной толпой попаданцы рванули прочь от окна, за которым уже маячило здоровенное щупальце.
— Лихо. Поберегись, — прогудел едва не позабытый в общей суматохе Каллен, с налета пробивая внушительную дыру в стене рядом с лифтовой дверью и тут же пропадая где-то внизу. Остальные, шарахнувшиеся в стороны от пролетевшего элкора, не раздумывая, попрыгали следом.
Несколько секунд свободного полета, и капитан испытал знакомые ощущения — мир снова переворачивался. Через мгновение попаданцы уже не падали в глубокую шахту, а катились по полу длинного коридора. Естественно, закончилось все это кучей малой.
Где-то позади грянул гром — не то платформу Жнеца разобрали, не то она сама успешно впилилась в Башню. Как бы там ни было, а обратный путь оказался явно закрыт.
Полежав чуток и отдышавшись, попаданцы начали разбирать, где чьи руки-ноги.
— Нифига себе, кино снимали протеане! — присвистнула Эшли где-то за спиной.
— Слезь с меня, женщина! — рыкнул Явик.
— С меня тоже... кто там лежит? — это уже Назара. — Вы, кажется, не в моем вкусе.
— Шуточки у вас, — даже по голосу было ясно, что Аленко кривится. — У всех на одну тему. Слезть рад бы, да не могу — я тут не один.
Грохот падающего тела. Тихое шипение. Снова голос Аленко.
— Ба! Да это Дженкинс.
— Скажи спасибо, что не я, — проворчал кроган.
— Да уж, хвала Богине, что ты не сверху, — тем же тоном отозвалась Шиала.
— Синенькая? — удивился Рекс. — А я тебя и не почуял.
— Да что ты там почуять мог, туша бронированная? Рик, ты где?
Снова шипение и еще невнятное бурчание в ответ.
— Шиала, — опять Кайден. — Он здесь, только, кажется, язык прикусил. Топай к нам.
— Я все еще жду, — напомнил Назара.
— А, да. Извини.
Грохот падающего тела. И еще один.
— Поаккуратней, пожалуйста, — возмутился Гаррус. — Ходят тут, топчут... чуть ли не самое дорогое!
— Извини, видно плохо, — Шиала. — А обо что это я лбом так?
— Об меня, — проворчала Тали. — Об шлем, точнее.
Коммандер к тому моменту, наконец, разобрался, что к чему с его собственными конечностями и почему темно, хоть глаз коли. Отодвинул помеху зрению, оказавшуюся Лиарой, под шумок посадил ее рядом и обнял. Азари тут же прижалась, словно кошка.
Вокруг царил красноватый полумрак... похоже, какой-то технический лаз. Едва видимые попаданцы вяло переругивались, выясняя, кто на кого наступил. Кто-то, громоздившийся неподалеку — судя по размерам, Вега — вяло помахал капитану и отдуваясь, откинулся на стену.
Шепард вздохнул и начал наводить порядок.
— Так, считаем, что перекличку уже закончили, теперь вопросы. Назара, ты что такой веселый вдруг стал?
— Потерял связь с платформой, но все еще жив, — отозвался тот.
— Что ж, поздравляю со вторым рождением. Или какое там у тебя по счету? Третье? Хотя, неважно. Каллен, как ты узнал о тоннеле?
— Скромно. Из стены вылез Хранитель. Прорезь воздухозабора рядом широкая. Вывод — большой тоннель.
— Кстати, да. Мне казалось, их тоннели поменьше, — протянул Гаррус.
— Вообще-то это не тоннели Хранителей, — заметила Эшли. — Шкипер, не узнаешь местечко?
Тот осмотрелся. Присвистнул.
— Ого! Вот это мы залетели — это же дорога к Катализатору... Так, сидим все здесь, никуда не ходим! Будем надеяться, он про нас еще не пронюхал, и, если повезет, потом сделаем ему сюрприз. Дальше поехали. Явик! Я тебя не узнаю. Ты не тычешь винтовкой в лицо Назары?
— Я бы предпочел его убить, — отозвался протеанин. — Но сейчас решение за тобой.
— И ты пойдешь на договор со Жнецом? — не поверила ему Эшли.
— Он отступник, — напомнил Явик. — И может быть полезен. Или смертельно опасен. Или все сразу. Зависит от того, насколько быстро Жнецы вернут контроль над этим телом.
Протеанин кивнул в сторону Назары, тот же широко оскалился:
— Вот это вряд ли, капитан Явик. Они все же машины, и даже им нужно структурировать файлы. Я хорошо замел следы.
— Так, стоп, — даже в полумраке были видны ну очень большие глаза, которые сделал Кайден. — Хочешь сказать, что Жнецы пользуются базами данных? Серьезно?
— Считается, что у них единая нейросеть, — напомнила Тали.
— Распределенная в пространстве нейросеть, — согласился Назара. — Очень распределенная. С обращением от узла к узлу по физическим адресам, список которых постоянно меняется, и которые где-то нужно хранить!
— Он ссылки убил, — потрясенно выдавил Аленко. — Это он снял индоктринацию с Бенезии и ее отряда, просто угробив ссылки на них в базе. А потом, уже отработанным приемом, спрятался сам... О-фи-геть! Но как ты забрался в их сеть? Ты же говорил, что нос высунуть боялся из своего сегмента данных.
— И Сарена и Бенезию индоктринировали через мою платформу, — напомнил Жнец. — И адреса были в ней же. А теперь — нет тела...
— Нет и дела, — с ухмылкой закончил Вакариан. — Может, уже подумаем, как нам выбираться отсюда? Например, споем хором какой-нибудь гимн, вдруг услышат?
— Ты нарочно предложил самый дурацкий способ? — осведомился протеанин.
— Вообще-то, да. Это была шутка. Не тормози, Явик.
— Так, а где Каллен? — опомнился капитан, сообразив, что того не видно слишком долго. Даже для элкора.
— Там, — протеанин махнул рукой куда-то в темноту.
— Успокаивающе. Я здесь, Шепард. Я слышал приказ не ходить в коридор, — прогудел оттуда элкор.
— Но к нам-то идти можно. Давай, вместе веселее! — позвал Гаррус.
— Смущенно. Не могу. Застрял в стене.
— Хорошая реакция, говоришь? — заулыбалась Эшли.
— Смущенно. Хорошая для элкора. Гордо. Это одна из причин моего назначения на пост посла. Я быстро соображаю.
— Для элкора? — не успокаивалась Уильямс.
— Очень смущенно. Да. На Земле меня считали тормозом.
Шепард задавил смешок и начал распоряжаться:
— Рекс, собирай биотиков и идите вытаскивать Каллена — не сидеть же ему там до прихода спасателей. Остальные могут просто поваляться, пока. Если через час нас не найдут, пойдем откапываться сами. Назара, для тебя отдельное задание.
— Это какое же, коммандер? — усмехнулся тот.
— Привыкай к имени Сарен Артериус. Тебе теперь с ним жить.
 

Первые эффекты стаи бабочек


Идти откапываться так и не пришлось. Точнее, когда настало назначенное время, Шепард уже довольно долго выслушивал оркестр дружно сопевших попаданческих носов, с внушительными басовыми партиями Рекса и освобожденного из стены Каллена. Последний, кстати, на вопрос коммандера по прибытии: «Что такого важного вы собирались мне сказать на баррикаде?» отмазался тем, что хотел поведать о Сарене, как раз, как считал элкор, устраивавшем диверсию в башне. Да и вообще о Жнецах. На вопрос о причине такой спешки заявил: «Смущенно. Простите за настойчивость. Я опасался не вернуться из боя». Такой аргумент капитан вполне мог понять и принять, как объяснение, так что от Каллена отстал...
Словом, попаданцы дружно дрыхли. Прикинув, разбудить всех или ограничиться биотиками — все равно от остальных толку было бы немного, — капитан в итоге остановился на третьем варианте — самому подремать с полчасика, а уж потом устраивать общий подъем.
Разбудил его голос Вакариана:
— Надо же... Вижу свет в конце тоннеля!
Коммандер поспешно продрал глаза. Свет и в самом деле пробивался в полусотне метров от отряда, привычной белизной разбавляя красное освещение. Причем, шел он явно через какой-то люк, поскольку на потолок падал ясно различимым кругом. Именно на потолок — видимо, «пол» тоннеля оказался на деле внешней стеной Башни.
Уник на руке ожил и заговорил голосом Андерсона:
— Шепард, прием. Вы здесь?
— Да, Дэвид, сейчас идем к вам, — отозвался коммандер. — Скажите там своим, чтобы в тоннель особо не совались, потом объясню, почему.
— Принято, — согласился капитан.
Растолкав слишком увлекшихся отдыхом соседей и, на всякий случай, друг друга пересчитав, попаданцы двинулись к выходу. Им и в самом деле оказался технический люк, точнее — неглубокая шахта, в другом конце которой виднелись несколько силуэтов с фонарями на головах.
— Надеть шлемы, — предупредил капитан, отступая в сторону от выхода. — Давайте по одному, проход узкий.
Протиснулись, впрочем, все без проблем. Шепард выбирался последним, на половине дороги схватив легкое головокружение от того, что лез уже не «вверх» головой, а «вниз» — эти фокусы с гравитацией здорово сбивали с толку. Снаружи уже ждала встречающая делегация из всей команды, Андерсона и отряда азари — коммандер ясно увидел синюю кожу под щитками шлемов.
— С возвращением, Джон, — протянул руку капитан. — А мы уже чуть ли не всю Башню обнюхали, пока вас искали. Кто ж знал, что вас занесет прямо в стену?
— Сам был в шоке, — признался коммандер, пожимая руку и осматриваясь. Неподалеку к стене-полу прилепилась пара челноков. Где-то «вверху», которое воспринималось как «в стороне», виднелась слегка покореженная столкновением со Жнецом вершина Башни. Впрочем, особых разрушений все же не было — Назара слишком медленно летел, чтобы наломать больше. Сам корпус черной креветки маячил далеко «внизу», каким-то образом застряв между кольцом Президиума и креплением одного из лепестков. Даже отсюда ясно было видно отсутствие нескольких щупалец и внушительная дыра на месте зарядной камеры, да и остальная обшивка выглядела какой-то потрепанной. Шепард невольно поморщился, прикинув количество упавших на станцию обломков и последствия такой «бомбардировки».
— Да, совсем аккуратно сломать не получилось, — вздохнул Андерсон, проследив направление взгляда коммандера. — Конечно, мы постараемся собрать все, что можно... Но, боюсь, появления одурманенных не избежать. Своеобразный у них способ сказать последнее слово... Что-то вроде «даже если ты меня убил, это еще не значит, что я больше не опасен».
Одна из азари тем временем напряженно рассматривала Назару, замершего на месте и отрешенно уставившегося на мертвого Жнеца. Осторожно подошла, встала с ним рядом и тоже посмотрела в сторону огромной платформы.
— Так значит, ты все же сумел его победить, — сказала, словно в сторону. Коммандер, узнав голос, удивленно посмотрел на нее.
— Леди Бенезия?
Азари не обратила внимания, явно ожидая ответа «Сарена».
— Верно, — хмыкнул тот, очнувшись от созерцания. Повернулся к азари. — Хотя мне, скорее, пришлось побеждать самого себя.
Посмотрел на коммандера.
— Шепард...
— Нам нужно поговорить, — кивнул тот. — Андерсон, Бенезия — переведите связь на закрытую частоту. Ты тоже, Сарен. И, я понимаю, что тут вакуум, но все равно отойдем в сторонку.
Когда четверка «заговорщиков» удалилась настолько, чтобы не оглядываться нервно, опасаясь мифического подслушивания прямо сквозь безвоздушное пространство, Шепард сделал глубокий вдох и заговорил:
— Капитан, матриарх, ситуация немного сложнее, чем вам кажется. Тот, кого вы приняли за Сарена — на самом деле Жнец Назара. И попаданец. Как у него вышло не выдать Жнецам всю историю мира на несколько лет вперед — история отдельная, я ее уже слышал и, думаю, вы тоже не откажетесь.
— Да уж... — пораженно протянул капитан, когда очнулся от вызванного новостью ступора. — Я б послушал.
Бенезия снова внимательно рассматривала «Сарена». Тот опять уставился на Жнеца, словно не в силах поверить, что действительно вырвался из этой грандиозной клетки.
— Артериус, а ты уверен, что у тебя попросту крыша не поехала? — уточнила азари. — Насколько я могу судить, в последние несколько лет матриарх имела дело именно с тобой. Жесты, манера двигаться, даже интонации — все абсолютно то же самое.
— Значит, мы с ним просто очень похожи, — усмехнулся турианец. — Можешь не сомневаться — это именно я управлял Жнецом. Например, я отлично помню, как освободил от внушения тебя вместе со всем отрядом, и только потом додумался, что из-за прервавшегося сигнала геты на вас нападут. Но почти не помню настоящего Сарена... так, какие-то отдельные несвязанные моменты. Я имею в виду — именно его личное отношение к событиям, а не просто «видеозапись» происходившего.
— Что ж... Спасибо и на том, что отпустил, — проговорила Бенезия, покачав опущенной головой. — Не сказать, чтобы меня вдохновляла мысль всю оставшуюся жизнь быть марионеткой.
— Выше нос, матриарх, — фыркнул Сарен, решительно отворачиваясь от вида на его бывшее «тело». — Твоя жизнь теперь только твоя, без всяких Назар.
— Как бы там ни было, — вмешался Андерсон, — тебе все же придется объясняться с Советом. Официальная версия «диверсия» вышла неплохой, хоть и импровизация... Думаю, если сможешь с ними договориться, ее и будем придерживаться. А теперь по челнокам, у нас мало времени.
— Куда торопимся? — уточнил Шепард, шагая за капитаном к летательному аппарату.
— Сначала на доклады. Хакету, Совету... Словом, всем заинтересованным важным шишкам. А затем — в систему Армстронга. Флоты уже перестраиваются, через час дадут доклад о потерях и вперед, громить гетов.
— «Нормандия», я так понимаю, тоже летит? — поинтересовалась Бенезия.
— В первых рядах, — усмехнулся коммандер. — Сколько бы мы ни рвали шаблоны, а одно остается неизменным: если где-то творится задница, Шепарда нужно искать в самом центре событий. Кстати, матриарх, ответьте на вопрос: как это вас так быстро выпустили из сумасшедшего дома... простите, от Анолеиса?
Азари тихо фыркнула.
— Забудьте про Анолеиса, Шепард. Этот саларианец сел далеко и надолго, как только «Нормандия» отчалила из Хань-Шаня. Или вы думали, Киин просто так в бега подался? Так что меня даже особо не допрашивали, у них и своих проблем хватало. Списали всю кутерьму с гетами на «неосторожное обращение с опасным грузом», а это на Новерии даже не преступление.
— То есть, Лорик дал показания, — вздохнул коммандер. — И без моей подсказки. Какая наглость... А теперь, я так понимаю, скрывается от возможной охоты со стороны дружков бывшего начальства?
Бенезия кивнула прежде, чем запрыгнуть в челнок, где уже устраивались на сиденьях Андерсон и Артериус. Помимо них там же сидела часть команды, и несколько азари из отряда Бенезии. Коммандер поморщился — придется следить за речью, чтобы не ляпнуть не то — и забрался тоже. Посмотрел на сидящую напротив Уильямс и вздохнул:
— Какие новости, Эш? Я твою улыбочку даже из-под шлема рассмотреть могу.
— Угадай, кто за рулем? — хохотнула та. Шепард подумал, да и крикнул, подняв щиток шлема:
— Привет, Стив! Где водить учился?
— И вам не хворать, коммандер, — отозвался пилот. Значит, в точку. — Не поверите, но у меня был свой самолет. Все, не отвлекайте разговорами.
— Кто он? — поинтересовался Шепард у Эшли, вернув на место забрало и включив закрытую волну.
— Какая-то Стелла, — подчеркнуто безразлично отозвалась та. — Я подробнее не выясняла, некогда ему.
— А-а. Ожидаемо, — согласился Шепард, откидываясь на стену салона. — Собственный самолет, надо же...
Уильямс разочарованно вздохнула — вогнать начальство в шок не удалось. Хотя, после того, что сегодня творилось, и неудивительно.

Хакет встретил толпу попаданцев на борту «Пути предназначения», потрепанного, но вполне пригодного к бою.
— Адмирал, сэр! — рявкнул дружный хор козырнувших бойцов Альянса. Некоторые из «инопланетян» тоже выпрямились, хотя орать и не стали. Рекс, естественно, забил. И Бенезия. И Сарен, но тот вообще витал где-то на своей волне, старательно вдыхая кондиционированный воздух и водя пальцами по стенам.
— Вольно, — кивнул Хакет. Обвел взглядом разросшуюся гоп-команду и усмехнулся. — Вижу, коммандер, на Вермайре наш план увенчался успехом.
— Ваш план? — удивленно уточнила Эшли, уставившись на Шепарда.
— Наш, — кивнул тот. — Или ты думала, я такой гений, что все это в одиночку придумал? Да и нужно ведь было объяснить, на кой черт мне бомба, ну, а там слово за слово... Вышло совместное творчество.
— Что, Эш, адмирала тоже «учить» будете, — подколол Кайден, кивая на Вегу. — Или не тот масштаб?
— Я «учения» уже провела, теперь твоя очередь, — не растерялась Уильямс.
Хакет усмехнулся и уточнил, кивнув на ушедшего в себя турианца:
— Сарен, я так понимаю, за нас. То есть там его не было?
— Не было, — вздохнул Шепард. — И мы успели. Впрочем, даже появись он, мы бы все равно успели.
Адмирал кивнул снова, все еще рассматривая Артериуса.
— Н-да. Неожиданно, — протянул наконец, отворачиваясь от этого дивного зрелища.
— Вы даже не представляете, насколько, — заверил Андерсон. — Что там с Советом?
— Они ждут. Сначала на повестке дня разбор ваших, коммандер, полетов над Башней, затем — принятие в Совет человечества, Удина уже подал запрос. Потом будут разбираться с Артериусом.

Шепард переступил с ноги на ногу и прокашлялся, пережидая гробовую тишину, вызванную главной новостью дня. В отдельно оборудованном на «Пути предназначения» зале совещаний — не иначе, специально для таких случаев — кроме него находились Андерсон и Хакет. И, конечно же, Советники, что замерли, как один уставившись куда-то в пространство. Впрочем, очнулись они неожиданно быстро и устремили вопросительные взгляды снова на докладчика.
— Таким образом, — вздохнул коммандер. — Назара нагло забил на свое задание, и мы успели. Впрочем, даже если бы нам не повезло так... крупно, мы бы все равно успели. Взлом главного пульта, по его словам, занял бы не меньше получаса.
Сам Сарен ждал в приемной. На предложение рассказать обо всем лично он только головой покачал: «Извини, Шепард, лучше пусть узнают от тебя. А то вдруг сразу поверят. Еще скажут потом, что я их индоктринировал». На подозрительный вопрос Уильямс: «А ты можешь?» невозмутимо заявил, что может, и еще как. Предложил вспомнить, как Призрак такое вытворял. Так и сидел, со всех сторон окруженный подозрительными взглядами, пока очнувшаяся от каких-то своих раздумий Лиара не потребовала, чтобы он прекратил пугать народ, и не напомнила остальным, что глубокое и — главное — незаметное одурманивание Призраку таки оказалось не по зубам. Так, слабое подобие.
— Это нужно серьезно обдумать, — произнесла, наконец, Тевос, возвращая коммандера из воспоминаний. — Мы сообщим о решении, а пока лучше оставить... Сарена под усиленной охраной. Следующий вопрос — принятие человечества в Совет.
Дверь в отдельную комнату, куда услали от греха «непосвященных», открылась, впуская Удину и Доминика Особу, которого Шепард, наконец, узнал — раньше как-то не до того было, чтобы вспоминать «неписей». Оба посла, сверкая синяками, прошли через зал и замерли перед «трибунами» Совета, справа от коммандера.
— Вот уж не думал, что вы умеете разговаривать кулаками, посол, — прошептал Особа, явно продолжая какой-то разговор.
— Я владею самыми разными формами общения, — невозмутимо парировал Удина. — Иногда эта — самая доходчивая.
Тевос, терпеливо дождавшись, пока они наговорятся, завела страшно нудную речь, суть которой сводилась к тому, что молодцы все, но люди подсуетились раньше, первыми прикрыв флагман флота Цитадели, вместе с находившимся на борту Спаратусом, от терзавшего его москитного флота гетов. И первыми же нанесли удар по «флагману» машин, пока остальные добивали «мелочь». А еще именно люди первыми приняли удар гетов на Иден Прайм... словом успели везде и всюду и вообще жгли не по-детски, какие умницы.
Шепард понял так, что в зале совещаний где-то включились камеры, и Советница теперь отчаянно пыталась хоть как-то обосновать «для общественности» требования Удины, под которыми, собственно, внезапно оказалось куда меньше реальных причин, чем в каноне. Нежданчик вышел, да.
Когда же азари умолкла, вступил Спаратус:
— Безусловно, человечество сегодня помогло предотвратить множество жертв... но то же самое делали все. Так что я спрошу: есть ли хоть одна причина, помимо тех, что уже перечислены, принять в Совет новую нацию?
И слово «новую» отдельно подчеркнул, поганец. Шепард незаметно ухмыльнулся — похоже, на турианца взвалили роль «плохого полицейского». Валлерн, видимо, «держал нейтралитет» — задумчиво кивал обоим ораторам, но сам не встревал.
— Есть, — ответил Удина, после коротких переглядываний безмолвно назначенный представителем. — Это наш флот, Советник. Вспомните: как в Совет попала ваша нация, тогда тоже считавшаяся новой? У вас была проблема, решить которую возможно было только силой, и вы дали Совету эту силу.
Посол вскинул сжатый кулак. Особа невольно покосился на него. Шепард сдержал смешок — надо же, как быстро Удина преемнику условный рефлекс привил.
— И теперь, когда снова нужна сила, мы предлагаем ее вам! Сегодня человечество доказало, что способно сражаться с нашим общим врагом эффективно и безжалостно...
Дальше коммандер уже не слушал — отвлекся на Андерсона, что-то ему настойчиво показывавшего на пальцах. Так, ткнул в Удину, затем в Совет. Снова в Удину, затем в Совет. Удину — в Совет? Шепард, говоря мягко, удивился. «Нахрена?» — спросил одними губами. Капитан честно задумался. Впрочем, как оказалось, не над вопросом, а над тем, как ответить незаметно. Указал на Спаратуса. Прикрыл глаза ладонью — со стороны могло показаться, что капитан просто устал от болтовни политиков.
Коммандер быстро «расшифровывал» послание — судя по нетерпению во взгляде опустившего руку Андерсона, дело было и впрямь срочное. Так, турианец, прикрывший ладонью глаза... Почему сразу вспомнился Найлус в фейспалме? Так, а если дальше по ассоциациям? Найлус — фейспалм — попаданец... Попаданец?
Слегка охренев от собственных выводов, коммандер незаметно ткнул пальцем в себя, в Хаккета, в Андерсона. Поколебавшись и сделав вопросительный взгляд, ткнул и в Удину. Из наших? Капитан коротко кивнул, окончательно вгоняя коммандера в ступор. День сюрпризов, просто.
Посол тем временем закончил разглагольствования фразой:
— Достаточно ли такой причины, Советник?
— Даже нам место в Совете досталось не раньше победы, — сумрачно возразил Спаратус.
— Мы примем решение, — поспешно добавила Тевос и выдохнула с облегчением — видимо, камеры на этом моменте отключились. Азари тем временем обратилась к Особе. — Мы готовы рассмотреть ваш вопрос.
Тот выступил вперед.
— Я летел сюда с прошением совета безопасности Альянса о расследовании в отношении лейтенант-коммандера Шепарда, поскольку он находится под юрисдикцией Совета Цитадели. Также я должен был на время расследования сменить на посту посла Удину. Обоих обвиняют в попытке сепаратного сговора с батарианской Гегемонией.
— Уверена, по крайней мере в отношении Шепарда вы ошибаетесь... — начала Тевос, но была тут же перебита саларианцем:
— Обвинение слишком серьезно, коллега. Если это правда, есть вероятность, что предательство замышлялось не только против Альянса, но и против Совета.
Советники пару секунд ошарашенно смотрели на внезапно озверевшего Валлерна. Первым понял Спаратус.
— Верно, — задумчиво кивнул. — Мы не можем оставить это без внимания.
— Предлагаю создать совместную следственную группу Альянса и СБЦ, — продолжал «полет мысли» Валлерн. — Без конкретных доказательств мы не можем отстранить Спектра Шепарда от работы, так что расследование будет целесообразно вести на Цитадели. Вам предлагаю остаться в качестве наблюдателя от Альянса, совместив эту работу с должностью посла. Выносим на голосование?
— Большинство уже «за», — хмыкнул турианец, «документально оформляя» свое решение нажатием кнопки на консоли. Тевос, тоже сообразившая, что лучше такое щекотливое дело не отдавать совсем уж в чужие руки, кивнула:
— Единогласно.
— Я передам совету безопасности ваше решение, — Особа слегка поклонился. Проходя мимо Удины, шепнул. — Простите, Донелл. Ничего личного.
Едва дождавшись, пока новый посол покинет помещение, Шепард заржал. Как конь.
— Прелестно, — проскулил. — Меня судят не за войну с батарианцами, а за попытку договориться с ними же! Да еще совместно с вами, посол. Как вообще мы оказались в одной упряжке? Почему, черт возьми, я-то об этом не в курсе?!
— Не обращайте внимания, — отмахнулся Удина. — Думаю, вас приплели потому, что кто-то в Алянсе решил показать Совету зубки, но слишком заигрался. К тому же формально вы считаетесь моим ставленником — это я составлял запрос о назначении в спецкорпус. Идиоты, это же надо было додуматься — подставлять своего единственного Спектра!
— Посол — попаданец, — пояснил Андерсон в ответ на явное офонарение Совета от того, что Шепард так легко обсуждает запретные темы с «посторонним». — Так как скоро нам ждать решения о принятии человечества в Совет, и каков будет ваш положительный ответ?
— Вопрос явно риторический, — отметил Валлерн, снова первым очнувшийся от ступора. — Решение придется помариновать месяца три, для достоверности. Но нужно определиться с кандидатом на пост. Теперь их снова двое.
— Нет, — с ужасом выдохнула Тевос, глядя на Удину, как бандерлог на удава Каа. — Только не вы, посол...
— Боюсь, что именно он, — развел руками Андерсон. — Я возьму самоотвод, Советники. Я не политик. Мне бы, знаете, пострелять.
— Шепард, что скажете вы? — азари еще пыталась держать себя в руках, даже хватаясь за соломинку. — Капитан прислушается к вашему мнению.
— Ну, если выбирать между Андерсоном и Удиной, то ответ очевиден, — усмехнулся коммандер. Советники выдохнули с облегчением. Шепард завершил мысль. — Это Удина! Он политик, а капитан — солдат, так пусть же каждый займется своим делом.
— Шепард, Андерсон! Вы не можете так поступить! — вырвалось у Тевос. Хваленое самообладание азари ей явно изменило при мысли о непрерывном общении с Удиной.
— Поверьте коллеги, эти двое могут еще и не такое, — сочувственно покивал уже практически Советник Удина, наблюдая, как два капитана поспешно ретируются из зала совещаний. И предвкушающе потер руки. — Ну-с, пока я еще не за решеткой, приступим к обсуждению ситуации.
Шепард на выходе все же обернулся. И с удивлением увидел, как Спаратус ему что-то показывает на пальцах. Так... Большой вверх, указательный на себя и плавное движение ладони вниз, явно изображающее крушение.
«Уж лучше бы меня сбили».

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Юмор | 04.05.2016 | 798 | 4 | Проект Ненормандия, мШепард, Вещий_Скиф, юмор | Вещий_Скиф
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 53
Гостей: 49
Пользователей: 4

Kailana, Grеyson, XIX, bug_names_chuck
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт