Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Юмор

Проект «Ненормандия» или Эффект критической массы попаданцев. Главы 26-28

Жанры: стеб, альтернативная история и снова стеб. Попаданчество в промышленных масштабах.
Персонажи: Попаданцы в шкурах канонных героев.
Аннотация: Чаще всего "попасть" засланец умудряется на место Шепарда. Иногда - кого-то из его помощников. А что, если попадут все они поголовно, плюс еще несколько мимо пробегавших? Это будет такой цирк, который надолго запомнится всей спасаемой Галактике. И уж они так спасут, что повторять не захочется!
От автора: Главы очень короткие, потому выкладываю пачками.




Срыв покровов начать!


Джокер уже довольно долго нервно барабанил пальцами по приборной панели. Задумчиво рассматривал ровную линию индикатора звука на общей частоте. Чем-то эта линия нехорошо напоминала выпрямившуюся кардиограмму... Поймав себя на такой мысли, пилот суеверно изобразил плевок за плечо и, не найдя поблизости ничего деревянного, легонько постучал себе по лбу, решив, что голова, в которой бродят настолько дурные идеи, вполне сойдет за породу дуба.
Впрочем, даже когда он убрал руку, стук не прекратился. Точнее, это был топот. Он нарастал, сотрясая линию индикатора мелкими волнами, а затем те и вовсе встали дыбом под вопль коммандера:
— Джокер! Заводи движки, пора сваливать!
Мельком брошенный взгляд на камеру наблюдения в трюме показал — и в самом деле пора. Десантная бригада шустро запрыгивала на борт, а за ними по заснеженной крыше и посадочной площадке в одном проявлении накатывал настоящий прилив насекомых. Кажется, попаданцы их здорово разозлили!
Руки уже заученно мелькали над голограммами, словно по волшебству моментально выдернув из трея индикаторы состояния движков. Заводить, конечно, ничего не пришлось — фрегат все же не челнок, чтобы усесться на такой крохотный пятачок. «Нормандия» просто зависала рядом с площадкой, откинув на нее десантную аппарель, так что Джокер всего лишь чуть поддал газу, краем глаза наблюдая, как под рванувшим из дюз выхлопом корчатся горящие жуки. А убедившись, что на борт забрались все десантники, рванул с места ввысь, трюм закрывая уже на лету. Что удивительно — бойцы при этом не попадали с ног от слишком резкого для гравикомпенсаторов старта лишь потому, что вцепились кто во что, но сказать в адрес пилота пару ласковых никто и не подумал. Привыкают, что ли?
Хмыкнув, Джокер полностью ушел в работу — метель никто еще не отменял, и предстояло набрать высоту, при этом ни во что не впилившись, а из ориентиров на руках были только забитые «снегом» от сплошной стены снега показания ладара да сомнительной точности виртуальная карта местности из архива Хань-Шаня.
В трюме Шепард отвернулся от закрывшегося люка и обозрел окрестности. Попаданцы разоружались у шкафчиков, караульная смена из экипажа «Нормандии» бдила у закрывшего лифт защитного барьера, еще один мерцал на входе в инженерный отсек. Спасенные ученые и охранники — последние уже без оружия — скромно толклись вдоль стеночки, выжидающе уставившись на капитана. Особенно выделялся среди толпы элкор, внушительно громоздившийся над прочими разумными. Что до азари — тех, казалось, вообще ситуация больше не напрягала. Спали себе спокойно в уголке, скромно сложившись чуть ли не штабелем. Наверное, чтобы не наступил кто ненароком. Хотя выбрать они умудрились тот самый угол, где обычно ночевал Рекс, так что...
— Нет, ну вообще оборзели! — прервал капитанские размышления изумленный бас крогана. — Воевода, полюбуйся!
— А у тебя прозвищ все прибавляется, — хохотнул подошедший Кайден. И тут же осекся — в протянутой трехпалой лапе Урднота покачивался его же спальный мешок, плотно набитый сразу тремя сопящими десантницами. Причем, те на неожиданную тряску даже не среагировали.
— Это как они? — ошарашенно выдохнул Аленко, рассматривая такую картину во все глаза.
— Наверное, они очень тесно друг к другу прижались, — мурлыкнула ему на ухо Уильямс. Лейтенант от такого «объяснения» отчаянно побагровел и, почти прохрипев:
— Мне пора идти! — смылся на верхнюю палубу.
— Шутки шутками, а мне-то что делать? — не успокаивался растерянный кроган.
— Вытряхни, — посоветовала сержант. Рекс посмотрел на мешок с сомнением. Вздохнул:
— Да, ладно. Перетопчусь пока, — и положил синеньких, где взял. Эшли, хмыкнув, переключилась на другую цель — Гарруса, с тоской рассматривавшего свое «рабочее место».
— Что грустишь, птичка?
— «Мако» жалко, — трагически вздохнул Вакариан. И как раз в этот момент фрегат слегка тряхнуло — не то ветром, не то отголоском взрыва. — Он ведь прямо возле реактора... был.
— Кстати, да, — озадаченно согласилась сержант. — Шкипер, нам не влетит за уничтожение корпоративного имущества?
— Вряд ли, — усмехнулся коммандер. — Если что и попытаются сказать, так спишем на форс-мажор и боевые потери.
Затем вновь повернулся к «гостям».
— Вопросы, жалобы, недоумения есть?
После недолгих переглядываний вперед выдвинулся Вентралис.
— Никак нет, капитан. Фактически, нам ведь недолго лететь?
— В общем и целом, двадцать минут, — не удержался коммандер от подкола.
— Извините, капитан, но уже сорок, — вмешался Джокер. — Ветер озверел совсем и нихрена не видно, даже на ладарах. Будем заходить через космос.
— Сорок, так сорок, — покладисто согласился Шепард. — Пилота вы слышали, так что предлагаю последовать удачному примеру азари и хотя бы присесть, куда придется.
— В общем и целом, им есть от чего так попадать, — прокомментировал Вентралис. — Фактически, если бы не их биотика, нам бы пришлось несладко.
Больше вопросов не было, так что капитан тоже отправился к лифту. Остальные попаданцы, пока он разговоры разговаривал, успели уже разоблачиться и уехать, кроме «местных» Эшли, Рекса и Гарруса, да еще Лиары, которая явно хотела что-то сказать.
— Что-то не так? — шепотом поинтересовался коммандер.
— Я не вижу Бенезию, — отозвалась азари. Капитан нахмурился — действительно, этот момент он как-то упустил. И тут же чуть не подпрыгнул, когда почти над ухом раздался гулкий монотонный бас:
— Поясняюще. Матриарх с личной ассистенкой заняли левый коридор за лифтом под временную каюту. Извиняясь. Неловко об этом просить, но, возможно, вы сочтете достойными внимания некоторые мои припасы.
— Припасы? — Шепард не знал, чему удивляться больше — тому, как тихо подкрался этот гигант, или его неистребимой коммерческой жилке. — Считаете, сейчас подходящее время для торговли?
— По порядку, — пробубнил торговец. — Гордо. Мне удалось вынести часть моих припасов при эвакуации. Грустно. Мой бизнес потерпел серьезные убытки. Чем раньше я начну восполнять их, тем лучше.
Капитан, пораженный железной логикой элкора, вздохнул и сдался.
— Хорошо. Гаррус! Отвлекись от душевных терзаний и взгляни, что хорошего есть у почтенного торговца.
— Так ведь у нас пушки спецкорпуса, — не понял тот. — Думаешь, можно найти что-то лучше?
— Ну, хоть матрицы боеприпасов посмотри, — пожал плечами капитан. Элкор с готовностью опустился на пол, чтобы турианец мог добраться до увесистого рюкзака на его спине.
Шепард тем временем прошел в указанный коридор. У стены действительно виднелось что-то вроде палатки, явно сварганеной из чехла от «Мако». И как Вакариан это дело еще не заметил?
А за откинутым пологом нашлись две азари, сидящие слишком близко друг к дружке, и старшая что-то шептала младшей, а ее рука явно расположилась на коленке собеседницы.
— Ой, — тихо пискнула увязавшаяся за капитаном Лиара. — Этой Бенезии тоже нравятся азари...
Шепард от такого зрелища чуть сам не окосел, но сумел взять себя в руки.
— Всем нравятся азари, — шепнул в ответ. — Не будем мешать.
И, подхватив археолога под локоток, уволок. Обратно в «общий» отсек трюма, хотя хотелось — в соседний коридор. Но дела, дела...
Поняв, что слишком уж долго держит азари — хотя она вовсе и не возражала, коммандер нехотя разжал руку.
— Думаю, тебе тоже стоит отдохнуть. Сегодня был слишком долгий день.
Та вздохнула с явно слышимым сожалением, но к лифту ушла молча. Капитан, помедлив, зашагал следом. На ходу подключившись к внутрикорабельной сети, вызвал Джокера:
— Джефф, кто там на связи из жаждущих общения?
— Хаккет оставил тебе письмо, — доложил пилот. — Сказал, пароль к секретным документам у тебя на унике есть. СБ Хань-Шаня пока успокоились, Совет... А, вот как раз и они!
— Ясно. Отвечу, как только доберусь до радиорубки.
Добраться оказалось тоже не так просто — сначала пришлось ждать, пока постовые у лифта обменяются кодами доступа с кем-то с верхних палуб, только после этого отключился барьер. Затем еще выслушать доклад Прессли о принятых мерах безопасности — старпом явно обрадовался долгожданной возможности все сделать «по правилам».
И вот, наконец, перед коммандером предстали три голографические фигуры.
— Шепард, пришел сигнал с Вермайра, — выпалил Советник-саларианец. Капитан, механически кивнув, открыл было рот, чтобы поблагодарить за помощь и выключить связь поскорее, да так с открытым ртом и застыл.
— То есть, и все? — уточнил. — Больше никакой информации?
— А вам она разве нужна? — усмехнулся турианец. — Сдается мне, вы все и так прекрасно поняли.
Коммандер кивнул снова, нащупал за спиной кресло и тяжело в него опустился. Мгновение задумчиво рассматривал Совет, затем не выдержал:
— И какого хрена вы раскрылись только теперь?
— Мы не были уверены, — принялась увещевать азари. — И имели всего два варианта проверить догадки — сказать вам напрямую, или же подождать ваших действий, чтобы убедиться. Согласитесь, было бы опрометчиво доверять информацию о подмене Совета настоящему Шепарду.
— Знаете, — вздохнул тот. — Я вот как раз в шкуре Шепарда, и могу точно сказать — он бы принял помощь хоть от иномирян, хоть от черта с рогами. Ладно, неважно. Спасибо, хоть теперь просветили. И от подробностей о Вермайре я бы тоже не отказался, кстати.
— Для начала не могли бы вы пригласить тех из команды, кто тоже... не в своем теле, — предложила Советница. — Нам явно стоит согласовать действия.
— Тех из команды? — удивился Шепард. Затем понял — власть предержащие повторяют ошибку Стерлинг, считая попаданцами его самого, Крайка и, возможно, еще кого-то. Одного. На лицо наползла довольная ухмылка при мысли о выражениях лиц Совета, когда они услышат... — Что ж, это просто. Джокер!
— Да, капитан.
— Группе высадки — общий сбор.


Постоялки, посиделки... Что дальше?


Поразмыслив, Шепард решил, что на сходку неплохо будет притащить еще Бенезию. Идти пришлось лично и все-таки отрывать матриарха от «личной ассистентки». Да уж, личной... Дальше просто некуда, какой личной. Заодно полюбовался на неведомый танец мумбо-юмбо вокруг элкора, в исполнении Гарруса, потрясавшего датападом, словно скальпом поверженного врага. Шепард даже глаза протер — мало ли, что от бессонницы причудится. Но глюк не пропал, а резвой рысью подлетел к капитану и, явно не находя слов, сунул планшет ему под нос. Длинные столбцы символов навели ровно на одну версию, учитывая бурное ликование турианца.
— Калибровочные таблицы?
— Они самые! — отрапортовал тот, устрашающе скалясь. — У этого элкора поразительно много полезных, просто жизненно необходимых вещей!
— Намек понял, — вздохнул коммандер. — Кредит спецкорпуса тебе в когти, но потом. Совет всех вызывает.
Когда, наконец, Шепард собрал всю банду, а Совет собрал челюсти, стартовало совещание, то и дело прерываемое сочными зевками со стороны нормандийцев. Впрочем садиться никто не стал — все равно на всех кресел не хватало. Началась беседа с того, что Советникам пришлось отвечать на настоящий град посыпавшихся со всех сторон вопросов. И не только им — Аленко, например, попытался подколоть Найлуса:
— Что-то не видно традиционного фейспалма, — протянул ехидно.
— Было бы что неожиданное, — фыркнул Спектр. И накрепко умолк до конца совещания.
— Все равно не понимаю, — приставал Вакариан к Спаратусу. — Ладно, вы ничего не говорили о попадании — понятно. Но почему было не помочь немного человечеству по старой памяти? Послабления там какие дать...
— Дело тут не в нас, а скорее в представителе Альянса, — отбрыкивался Советник.
— То есть, вы не помогали людям потому, что вам Удина не нравится? Не вижу логики, — фыркнул Гаррус. — Нам он тоже не нравится, но он — еще не весь Альянс.
— Вы таки плохо знаете Удину, — вмешался Валлерн, отвлекшись от высоконаучной беседы с Рексом о последствиях лечения генофага. — Ему дай волю — на шею сядет!
— И ноги свесит, — подтвердил Спаратус. — А нам потом разбираться с возмущенной общественностью, отвечая на вопросы вроде: «С чего вдруг к людям такое особое отношение?»
— Коллеги, вы сами себя ставите в неловкое положение, и меня заодно, — мягко попеняла Тевос. — Наши товарищи по попаданию могут счесть, что собственные кресла мы ценим больше общего дела.
— А я бы не отказалась ее поставить... в неловкое положение, — задумчиво прокомментировала Бенезия, вызвав яростный румянец на лицах «дочери» и, собственно, Советницы, так и замершей с открытым ртом. Да и Аленко как-то подозрительно подавился воздухом — наверное, представил картину в красках.
— Вижу, даже замена сознания на вкусы леди Бенезии не повлияла, — едко вставил Спаратус.
— Мне можно, я ведь матриарх, — отмахнулась та. — Так что там насчет помощи?
Советница, все еще немного запинаясь, все же нашла в себе силы ответить:
— Разумеется, мы помогаем, но неявно. Просто мои коллеги совершенно точно охарактеризовали посла — стоит выполнить хоть одно его требование без пререканий, и отвязаться будет уже почти невозможно. Поверьте, у нас есть горький опыт.
Реплику Бенезии в свой адрес она, видимо, решила проигнорировать.
— А, начав ему открыто потакать, мы, как бы цинично это ни звучало, моментально вылетим с руководящих постов. И помочь уже ничем не сможем, — развел руками саларианец.
— Словом, — продолжила Тевос. — Любое предложение Удины лучше сразу уменьшать в четыре раза — он все равно в итоге сумеет выторговать как минимум половину от начальных условий плюс еще чуть-чуть, и это будет куда больше, чем ему на самом деле нужно. От нас требуется только в меру сопротивляться, чтобы победа не выглядела легкой. Тогда упомянутая общественность успокаивается тем, что Альянсу не дали откусить слишком много, Удина радуется, что так ловко надул Совет, а мы просто вздыхаем с облегчением до следующего приступа дипломатии у посла. Все довольны.
Впрочем, вздохнула она при этом настолько тяжко, что Шепарду даже немного жаль стало бедных, затюканных неугомонным послом, Советников. Но ненадолго, и коммандер начал планомерный троллинг:
— Спаратус, разрешите уточнить. Вот вы маленьким были?
— Разумеется, — подтвердил тот, подозрительно покосившись на капитана. Явно подвох почуял.
— У вас мама с папой были? — не успокаивался Шепард.
— Да были, были, — раздраженно отмахнулся турианец, понявший, куда клонит коммандер. — А злой я как собака потому, что терпеть не могу Спаратуса! Ах да, «Жнецы».
На последней фразе Советник изобразил кавычки и скроил такую рожу, что «Нормандия», наверное, слегка сбилась с курса от дружного хохота. Физиономия турианца стала еще кислее.
— Да вы не переживайте, — попытался утешить его Кайден. — Я вот вообще Аленко.
— И я даже догадываюсь, почему именно вы, — безнадежно вздохнул тот. — Вы вообще очень похожи на прототип.
— И вас туда же, Советник, — огрызнулся уязвленный лейтенант.
— Если вас это успокоит, в своих чувствах вы не одиноки, — произнес капитан с таким искренним сочувствием, что на Советника стало вовсе невозможно смотреть — так его перекосило. — Но теперь все-таки к делу. Чем вы можете помочь нам, не теряя положения, и чем мы можем помочь вам?
Вот сейчас коммандер был непробиваемо серьезен, одним своим видом согнав усмешки со всех лиц. Советники, услышав, что подколов больше не будет, чуть ли не хором облегченно вздохнули — отмучились — и тоже приняли деловой вид. Первым заговорил Валлерн:
— Для начала стоит решить, есть ли смысл вообще пускать Властелина и Сарена на Цитадель? Все же, организовать достаточно быструю эвакуацию гражданских будет сложно. Предлагаю перехватить контроль над Каналом, при необходимости — уничтожить его. Цитадель останется в наших руках, это даст время, чтобы атаковать Жнеца.
— Проблема в том, что для стопроцентного перехвата Властелина в космосе придется рассеять флот, а огневой мощи в таком случае вполне может не хватить для победы, — вступил Спаратус. — Если признаться самим себе предельно честно, мы понятия не имеем, какого отпора ожидать от Жнеца — игра в этом смысле дает на редкость противоречивую информацию. Засада возле Цитадели выглядит надежнее.
— Что ж, осторожная и воинственная стороны высказались, — вздохнула Тевос. — Теперь компромисс — Властелина пропустить, чтобы не нести напрасные потери, сосредоточиться на гетах. Эвакуацию организовать не на корабли, а на лепестки станции, так выйдет быстрее. Интереса для Сарена жилые кварталы не представляют, так что там должно быть относительно спокойно. Самого Сарена перехватить еще на выходе из Канала, избежав таким образом лишних разрушений.
Шепард задумчиво постучал пальцем по подбородку.
— Валлерн, Спаратус, вы согласны с мнением Тевос? — поинтересовался. Саларианец коротко покачал головой. Спаратус высказался многословнее:
— Нет, и с ней мы это уже обсуждали, — турианец завел руки за спину, выпрямляясь в почти строевой стойке. — Теперь ждем ваших комментариев по поводу перечисленных вариантов. Считайте это началом мозгового штурма.
— Служил ведь, — уставился на него Рекс. — Точно служил!
— В звании полковника, — кивнул Спаратус. Внимательные взгляды команды преместились на Тевос.
— Ожидаемо, представитель дипломатического корпуса, — вздохнула та.
— Контрразведка, — ухмыльнулся саларианец, не дожидаясь безмолвного вопроса. — Так что по поводу вариантов?
Шепард обвел взглядом команду. Те, в свою очередь, внимательно уставились на него.
— Что, решать снова мне? — уточнил коммандер.
— Работа у тебя такая, — философски вздохнул Вакариан. — Но тебе лучше говорить последним, чтобы не давить авторитетом. А я, пожалуй, начну...
— Может, мне уйти? — перебила Бенезия. Капитан задумался, взвешивая «за» — возможную помощь в мозговом штурме — и «против» — возможную утечку. Матриарх вздохнула:
— Шепард, я ведь не дура. Прекрасно поняла, почему вы не взяли меня в лабораторию, и одобряю решение не идти на риск. Впрочем, даже будь я дурой, оружие у каждого второго на борту и конвой при любом движении поняла бы верно. Ведь не ученых же вам опасаться, в самом-то деле.
Коммандер только головой покачал. Раскусила с полувзгляда — вот как это называется. Действительно, разумно будет позволить ей высказаться и отправить в трюм в сопровождении пары бойцов, пусть дальше со своей «ассистенткой» милуется.
— Тогда ваша очередь первая, — озвучил свою мысль. Бенезия кивнула:
— Во всех трех планах есть главный прокол — вы предлагаете сосредоточиться либо на Властелине, либо на Сарене, а они опасны совершенно одинаково. Тот же Артериус под прямым управлением Жнеца вполне способен открыть ретранслятор самостоятельно.
— Я предложила одновременную атаку, — возразила Тевос. — То есть, убить Сарена, вынудить Властелина перехватить контроль, убить Сарена еще раз и уничтожить щиты. Как в каноне, только немного раньше.
— За двумя зайцами, — улыбнулась Бенезия.
— В таком случае предложите свой вариант, — потребовал Спаратус.
— Рада бы, но я уже слышала слишком много. Мне пора идти.
— А вас, Штирлиц, я попрошу остаться, — невозмутимо заявил коммандер, вспомнив одно интересное обстоятельство. — И прекратите уже таскать на цитаты мои фразы! Шиала...
— Да, капитан, — вскинулась та.
— Есть информация, что перед рейдом в лабораторию ты пробовала слияние с леди Бенезией. Я говорю именно о тебе потому, что ты можешь засечь попытки контроля.
— Никаких следов, капитан, — покачала головой азари. — Но как вы...
— Значит, вопрос решен, — перебил тот. — Продолжаем.
— План саларианца — фигня, — вздохнул Рекс. — Не пустим Сарена на Цитадель, и с креветкой придется драться честно, а у ваших флотов пока кишка тонка. План азари — тоже фигня. Ловить Сарена возле Канала, это все равно, что тормозить танк лбом. Он ведь сам в переход не полезет, сначала пару дивизий гетов зашлет.
— Захват плацдарма, — влез Спаратус. — Я им то же самое говорил.
— И твой план — фигня, — логично заключил кроган. — Потому что это план из игры без всяких изменений. Чем там кончилось для той «засады», все помнят?
— Им засадили! — высказался Джокер.
— Вот именно.
— Что ж, — хмыкнул Спаратус. — Наш бред вы растерзали. Теперь давайте ваш.
По мере того, как нормандийцы излагали, глаза турианца и азари становились все больше, догоняя в размерах гляделки Валлерна, которому выпучиться сильнее, чем есть, было бы сложно.
— Грандиозно мыслите, — признала Тевос, когда откровения закончились. — Должна признать, составлять планы у вас выходит лучше, чем у нас.
— Впечатляет, — согласился Спаратус. — Хотя по поводу обороны Цитадели я так ничего и не услышал.
— Есть несколько идей, — туманно высказался саларианец. — Стоит обсудить. Рекс, а вы все же подумайте по поводу генофага. Мне еще понятно стремление кроганов избавиться от него любой ценой, но вы-то куда лезете?
— А, может, я кроган! — фыркнул тот. — Просто хорошо маскируюсь.
И уже серьезно добавил:
— Короче, разведчик, ты меня не убедил. Но я подумаю, как не подставить ваши тощие задницы. Сойдет такой договор?
— За неимением лучшего — сойдет, — вздохнул тот неохотно. — Но, надеюсь, мы еще вернемся к этому вопросу.
— Надейся, — буркнул Рекс, когда голограммы исчезли. И крепко задумался. Остальные попаданцы постепенно расползались, в основном, в направлении жилой палубы.
— Спать не идешь? — широко зевнул Шепард, остановившись у кресла, в которое умостился кроган.
— Там азари эти, — напомнил Урднот. — К одной бы я еще забрался под крылышко, а так — просто места не хватит.
Пожелав крогану удачно выспаться в кресле — чего тот, похоже и не заметил, уйдя в себя, — капитан вышел из радиорубки. Приказал ВИ погасить свет внутри, постоял в полутемном, по случаю бортовой «ночи», коридоре и решил, что его подушка еще немного подождет, а пока можно навестить пилота. Повод как раз мерцал на капитанском унике значком входящего сообщения.
В рулевой рубке нашлись, кроме Джокера: клюющий носом в кресле Аленко, аналогично расположившийся с другой стороны Вакариан, по обыкновению подпирающий стенку Найлус... И Кайра Стерлинг.
— Привет, — кивнул ей капитан. — Какими судьбами?
— Киина вам привела, а то он один боится по темноте ходить, — фыркнула та. — Еще матриарха пригласить в администрацию — у СБ к ней куча вопросов. Ну, и просто в гости.
— Турианца я уже разместил, — сообщил Джокер. — В смысле, показал ему на схеме, где у нас спальные капсулы.
— Всегда знал, что ты жестокий человек, — вздохнул из кресла Вакариан. Крайк хищно усмехнулся, разведя мандибулы:
— Ничего, пусть попробует боевых будней.
— Мне кажется, или вы ему какую-то подлянку сделали? — ухмыльнулась Кайра тоже.
— Просто все капсулы на борту рассчитаны примерно на мой рост, — пояснил капитан, для наглядности встав рядом с Крайком. Стерлинг, осознав масштаб предстоящей Лорику с утра трагедии, только головой покачала.
— Злые вы, — протянула с уважением.
— Так что там с Бенезией? — решил уточнить коммандер.
— Ничего особенного, — сержант пожала плечами. — Ответит на десяток дурацких вопросов, свесит штрафы на «Байнери Хеликс», и может катиться.
— Штраф? За гетов — просто штраф? — не поверил пилот.
— Это Новерия, — напомнила Стерлинг. — Половина галактических законов не действует, а нарушение остальных всегда можно обосновать «научной необходимостью». Работы с ИИ здесь разрешены, пристрелить жестянки никого не успели, и хвала Богине за это. Так что — штрафы. На лечение пострадавших и восстановление расхераченного.
— Бардак, — ошарашенно покрутил головой Джокер.
— Бардак, — спокойно согласилась Кайра.
— Почему тогда ты не хочешь из этого бардака улетать? — высунулся из кресла Кайден.
— Потому, что здесь просто бардак, а на «Нормандии»... как бы донести-то яснее...
— Полный бардак? — предположил Найлус.
— Хуже. Полный бордель! Ваша птичка — это вообще такое специальное место, где у нормальных, вроде, разумных все тормоза сносит напрочь. Оглянуться не успею — в кого-нибудь втрескаюсь. А мне память о принципах прошлой жизни еще дорога... как память.
— При чем тут принципы? — не понял Кайден.
— Вы лучше присядьте, — Стерлинг хохотнула. — Ну, или за стенку держитесь крепче. Вот тебя, Аленко, на Земле как звали?
— Зачем тебе? — насторожился лейтенант, почуяв явный подвох.
— Для пущего охренения.
— У нас это... спрашивать не принято, — отмазывался Кайден.
— Да что ты ломаешься, как девочка?
— Тьфу! И ты туда же. Ну, Коля меня звали, и что?
— А меня — Федя!
— Ну и дура! — машинально выдал Джокер. — Нет, серьезно, что ли?
— Абсолютно.
— А где традиционное: «Да не расстраивайся ты так, я вот вообще Аленко»? — насмешливо поинтересовался Найлус, глядя на лейтенанта, словно язык проглотившего. Но тот лишь мрачно зыркнул в ответ и снова спрятался в кресле. Не иначе — ценности переоценивать.
— Словом, я лучше здесь перетопчусь, — заключила сержант. — Найду себе азари красивую, настрогаю с ней кучу синих детишек.
— Опять мои фразы воруют, — пожаловался Шепард. — Только сдается мне, что не «найдешь», а «уже нашла». Я прав?
— Да прав, прав, Пинкертон, — фыркнула Стерлинг.
— Вот так бы сразу и сказала. А то «бардак» да «бордель». Не то, чтобы это была неправда, но все равно обидно. Так что, позвать Бенезию?
— Нафига? Я ее на выходе из вашего клуба перехватила и все уже сказала.
Капитан задумчиво кивнул и собрался уже отчаливать до койки, но его остановил оклик Джокера:
— Джон! А ты зачем приходил-то?
— А! Да. Вот, лови сообщение. Это тебе новое полетное задание на завтра, от адмирала.
Пилот, кивнув, отвернулся. Тут же вскинулся:
— Джон! Капитан! Почему только мне?
Но капитан уже утопал в сторону лестницы.
Впрочем, на пути к долгожданному отдыху его ждали еще две встречи. Первая — с Шиалой, караулившей на лестничной площадке.
— Капитан...
— Джон, — поправил тот.
— Хорошо. Джон, откуда ты узнал про слияние?
— Лиара сказала.
— Но она ведь не говорила, как именно мы учились?
— Нет. Я лишь подумал, что такие знания вряд ли можно передать словами. Только практика. А что не так?
— Просто интересно, — азари таинственно улыбнулась. — Хорошей ночи.
— И тебе того же, — озадаченно согласился капитан.
Вторая встреча вышла и вовсе странной — мимо Шепарда к лифту скользнула Бенезия, тоже ему как-то загадочно улыбнувшись. И тоже пожелав хорошей ночи. Коммандер только в затылке почесал — как она сюда попала из трюма? Или просто не спускалась еще? И чем тогда занималась все это время?
Впрочем, разгадка нашлась в собственной каюте капитана.
— Так вот почему они такие улыбчивые, — протянул он, сам неудержимо ухмыляясь, как довольный кот. — Заговорщицы.
И решительно шагнул в каюту, блокировав за собой дверь.
 

Взгляд из рулевой рубки


Утро лучшего пилота Галактики началось с целой кучи азари — мечты, можно сказать, сбываются. Жаль только синенькие очень торопились, даже в щечку ни одна не поцеловала. Джокер, конечно, не постеснялся бы и потребовать, в качестве платы за проход... Но не был уверен в их чувстве юмора, в отличие от способности сломать человека на раз — по крайней мере, одного конкретного человека. Пришлось открыть шлюз безвозмездно, и, возглавляемые какой-то потрепанной, но донельзя довольной Бенезией, десантницы удалились. Следом скромно просочились ученые и охранники с Вершины.
Тяжко вздохнув об упущенных возможностях, первый лейтенант Моро окончательно продрал глаза и приступил к работе. Запущенная для начала плановая проверка электроники участия человека особо не требовала, шла и шла себе потихоньку, потому от скуки Джокер решил выяснить, куда пропали Гаррус и Найлус — последний вчера все-таки выжил Аленко из кресла, и сам туда упал ночевать.
На второй палубе царили тишина и спокойствие, только Киин, кряхтя, разминался у капсул и бурчал что-то. Судя по смущенному молчанию автопереводчика — отчаянно матерился. Усмехнувшись, Джокер «переключил канал».
На волне трюма показывали турианский бокс. Пилот даже протер глаза на всякий случай, но увлеченно друг друга метелившие Спектр и полицейский никуда с голограммы-монитора не пропали. Выглянув в БИЦ, и убедившись, что никто не собирается проверять, чем он там занят, Джокер вытащил из заначки пачку галет и, за неимением попкорна, захрустел ими, попутно «болея» за обе стороны попеременно. Посмотреть было на что — лупили противники на совесть, не делая скидок на «дружеский» характер матча и не стесняясь применять когти. Вскоре спарринг решился безоговорочным поражением Спецкорпуса — порхнувший через костлявое бедро противника Найлус от души треснулся об пол и тут же оказался заломан классическим приемом «руки за спину, мордой в землю». Джокер даже присвистнул — красиво ведь получилось.
Мучавший исподволь пилота вопрос, что же такое не поделили шипастые, тоже решился, хоть и довольно странно на первый взгляд — гордый собой Гаррус, подняв противника с пола, заграбастал стоявший на ящиках пищевой контейнер. По крайней мере, сожалеющий взгляд Найлуса, направленный на эту посудину, ясно дал понять, что именно стало причиной столь активного спора с очень вескими аргументами. Джокер уже собрался было едко поинтересоваться, в самом ли деле на борту так мало турианских продуктов, что из-за каждого кусочка идет жестокая драка, но вовремя заметил прилагавшуюся к контейнеру трубочку. Моментально догадавшись, для кого на самом деле предназначается подарочек, переключил камеру в инженерный и приготовился смотреть кино дальше.
Ожидания оправдались — дверь открылась почти сразу, и в отсеке появился Вакариан с боевым трофеем. Нашел взглядом Тали, по макушку шлема ушедшую в виртуал настроек ядра. Джокер сделал звук погромче.
— Привет инженерам, — помахал турианец от входа. Кто-то кивнул ему в ответ, но в целом внимания не обратили. Тали тоже не соизволила вернуться в реальность. Вакариан не сдался.
— Ау! — позвал, подойдя и постучав когтем по приборной панели рядом с кварианкой. — Нельзя так много работать. Тебя даже на завтраке не было.
— Что? — удивилась та, очнувшись от рабочей нирваны. Затем заметила подношение в руках кавалера. — О, спасибо, Гаррус. Но это не может немного...
— Нет-нет-нет, — решительно замотал головой турианец. — Моей же отмазкой ты от меня не отделаешься. Держи.
— Ну... Спасибо, — повторилась девушка, растерянно крутя коробочку в руках и словно не зная, куда бы ее деть... подальше. — Но действительно не стоило.
— Что-то не так? — участливо поинтересовался Вакариан.
— Честно? Мне до смерти надоела эта... паста.
Последнее слово кварианка произнесла с искренним незамутненным отвращением. Гаррус расплылся в зубастой усмешке.
— О, поверь, эта паста не настолько противная, — турианец отдельно подчеркнул слово «эта». Тали посмотрела на него с явным — даже сквозь шлем — сомнением.
— Не знаю, мне они все кажутся одинаковыми. Хотя, вроде, там даже какие-то сорта есть...
Кварианка явно задумалась. Затем вздохнула и обреченно поднесла трубочку к шлему, разворачиваясь к консоли. Решила, наверное, отвлечь себя работой от отвратного вкуса.
Послышался тихий звук пошедшей в «аварийный впуск» пасты. Трехпалая лапка так и замерла, не дотянувшись до консоли, и почему-то мелко задрожала.
— Гаррус, — очень тихо и очень удивленно произнесла Тали. — Это что, шоколад?
— Он самый, — вздохнул турианец. — Теплый, как следует продезинфицированный, шоколад. А теперь скажи, где именно я накосячил, и я пойду биться головой об стенку.
— Не надо! — тут же выпалила кварианка. — Но как... То есть, где ты его взял?
— Если быть предельно честным, то мы взяли, — признался Гаррус, принимая свою фирменную позу для вдохновенной болтовни. — Мы с Найлусом, причем ты сама же нас и угостила, помнишь? И мы задумались — а почему ты вообще столько времени таскала в кармане эту несчастную шоколадку? Ответ был очевиден — боишься аллергии. Тогда мы стали сильно думать, как бы запихнуть начинку в конфету... То есть, шоколад в герметичный контейнер.
Турианец оживленно размахивал руками, изображая, насколько сильно они с Найлусом думали. Тали и незримый Джокер внимали.
— Так вот, оказалось, что все гениальное просто! Мы героически стащили у Чаквас капельницу — разумеется, чистую. Но на всякий случай и ее запихнули сначала в дезинфектор. Еще нужна была стерильная атмосфера, но тут уж далеко идти не пришлось — всего лишь до твоей каюты. А дальше элементарно: разогреть, закачать — и все в ажуре.
Вакариан, очнувшись от приступа вдохновения, наконец обратил внимание, что слушательница так и застыла на месте. Смущенно кашлянул.
— Да. Вот как-то так. Ты пей, кстати, а то остынет.
Тали, механически кивнув, сделала пару глотков и ошарашенно протянула:
— Потрясающе. Я неделю ломала голову, пытаясь понять, как быть с этой дурацкой шоколадкой. А тут пришли два кустаря-умельца, в жизни не бывавших на Флоте, не сталкивавшихся с такими проблемами... И раскололи задачку на раз, — девушка перевела взгляд на турианца и предельно серьезным тоном заявила. — Я сейчас как никогда раньше жалею, что на мне проклятый шлем. Я бы тебя расцеловала, честное слово.
— Ну, не будь шлема, у тебя и повода бы не было, — улыбнулся Вакариан.
Кварианка хихикнула и протянула руку к лицу Гарруса. Тот так и замер, боясь, наверное, даже дышать. Джокер перед монитором замер тоже, не в силах решить — не то выключить и не лезть больше в этот мексиканский сериал, не то включить запись и пересматривать потом долгими одинокими ночами...
Тали погладила оцарапанную мандибулу Вакариана, отчего тот разве что не замурлыкал, и тяжело вздохнула.
— Кила, какие вы все-таки мальчишки. Если не могли решить, кто пойдет хвастаться смекалкой, почему сразу драться? Монетку бы кинули.
Расколотый турианец кашлянул, отводя взгляд, но тут же нашелся:
— Монеты вышли из обращения лет сто назад, и это только в Альянсе, так что не вариант. Да и не по-туриански это.
— Ну да, ну да, — голос из-под шлема лучился смехом. — А вы оба турианцы такие турианцы. Иди уже, не мешай работать. И спасибо еще раз.
— Всегда пожалуйста, — ухмыльнулся Вакариан, испаряясь в сторону двери. Тали, покачав шлемом в стиле «Кила, и в кого я втюрилась», вернулась к своей консоли, потягивая шоколад. И Джокер поклясться был готов, что под шлемом у нее все еще улыбка до ушей. Подумав еще, что в кого именно втюрилась кварианка — вопрос действительно интересный, пилот свернул наблюдение и со вздохом начал читать отчет о проведенной диагностике, объемом наверняка посрамивший бы «Войну и Мир». Хотя последнее вполне могло быть иллюзией, вызванной запредельной нудностью этого самого отчета.
Вскоре примчался Шепард. Именно примчался — хотя рот коммандера то и дело широко распахивался в неудержимом зевке, остальной организм метался, словно на энергетиках.
— Не понял, — удивился капитан, заглянув в кресло. — Где Найлус?
— Спать надо больше, — фыркнул пилот. — Все давно на ногах. Может, кроме Рекса — его еще не видел.
— Ага, ясно, — кивнул Шепард. — Передай нашему Спектру, что его челнок на Иден Прайм будет свободен через два часа, я только что проверял.
— Какому именно Спектру? — ехидно уточнил Джокер. — И как это через два часа? Там ведь очередь была на неделю.
— Рассосалась, — дружелюбно пояснил коммандер. — Передать, если делать больше нечего, можешь и мне тоже. Приказ по всем Спектрам, так сказать.
И ушуршал в направлении радиорубки. Джокер тут же включил трансляцию, в надежде увидеть еще что-нибудь интересное. Капитан увлеченно тормошил Рекса, дрыхнувшего в окружении нескольких бутылок.
— Вот это номер! — протянул пилот, позабыв о включенном вместе с камерой интеркоме. — Сегодня что, третье августа?
— Вообще-то, да, — отозвался Шепард, не прекращая попыток растолкать Урднота. — И где только взял? Рекс, поднимай хвостатую задницу и тащи в трюм!
— Там азари, — пробухтел в ответ кроган.
— Нет их там, ушли уже все, — успокоил его коммандер. Убедившись, что просыпаться десантник упрямо не желает, вздохнул: — Ну, ты сам напросился. Подъем! Боевая тревога! Форма одежды номер четыре!
— Чего? — выпучился неведомо как оказавшийся на ногах Рекс. — Какая нахрен форма одежды при боевой тревоге? Там уж в чем успел...
— Ну, это у вас в горячих точках так, — отмахнулся капитан. — А я-то гарнизонно-тыловая крыса. Хотя про форму, вроде, действительно не орали... Так, ладно! Проснулся? Топай в трюм. Поймаешь по дороге Вакариана — тащи с собой, и чтобы оба снова здесь были через десять минут.
— Есть, — отрапортовал, видимо, все-таки не проснувшийся до конца кроган. И тяжелой рысью двинул, куда приказано. Джокер, только теперь обративший внимание, что сам капитан уже щеголяет полной боевой выкладкой, осторожно поинтересовался:
— И надолго ты уходишь?
— Завтра вернусь, — отозвался тот. — Пока поступаешь в распоряжение Хаккета вместе с кораблем. Хотя тебя, по моему, давно уже с фрегатом одним целым считают.
— Пусть только попробуют подумать иначе! — возмутился Джокер. — А куда собрался, если не секрет?
— Да я тут насмотрелся на вас и решил тоже... пару квестов по-быстрому выполнить. И, пока не забыл, вам тут груз должны доставить. Как получите, сразу вылетай.
Слегка ошарашенный напором начальства, пилот механически кивнул, даже не подумав, что его все равно из радиорубки не видно. Тут как раз явились кроган и турианец — бронно, оружно. Хорошо, хоть не конно, как древний русский устав предписывал.
Когда ударная группа уже шагнула в шлюз, Джокер еще успел крикнуть в спину коммандеру:
— Капитан! Открой секрет, как вчера Кайру расколол, насчет азари?
— Она про Богиню ляпнула. Не знаю, как тебе, а мне от нее такое слух резануло. Выпускай давай.
Только уже глядя в обзорное стекло на удалявшуюся троицу, Джокер понял, что так и не получил ответа, куда именно намылилось неугомонное начальство.
Вскоре примчалась и вторая группа: оцарапанный Найлус, задумчивая Тали, Дженкинс, как и капитан не то недоспавший, не то наоборот бодрый и полный сил, и по-настоящему сонная Шиала. Глядя на чудовищные зевки капрала, пилот отчетливо испытал чувство «где-то я такое уже видел». Ответ явился вскоре после отбытия второй партии десанта — Аленко, сумрачно осмотревшийся и задавший потрясающий вопрос:
— А где Шепард?
— Спать надо дольше, — второй раз за день фыркнул пилот. — Он еще час назад схватил в охапку Вакариана и Рекса и улетел, но завтра обещал вернуться. Мило, правда?
— Рекс и Вакариан, — задумчиво повторил лейтенант. — Будь это в... хм... симуляторе, я бы сказал, что предстоит серьезная заварушка.
Джокер недоуменно выглянул из кресла и тут же понял, почему Кайден скромно обозвал игру симулятором — рядом с ним стоял Прессли, растерянно рассматривая датапад.
— Джокер, лейтенант, — поприветствовал присутствующих. — Может, хоть вы знаете, на кой черт нам на борту столько нулевого элемента?
— Эм... Что? — искренне не понял пилот. Взял планшет из протянутой руки. — Ну ни... чего себе! Вот про какой груз он мне толковал.
Кайден, заглянув через плечо, только присвистнул.
— Так что, есть идеи? — вновь подал голос старпом.
— Никаких, — честно признался Джокер. — Ну, разве что капитан решил срочно нарастить мощность ядра нашей птичке... раза в два.
— А это реально? — с сомнением вопросил Кайден.
— Если нам второй раз дадут столько денег, чтобы купить достаточно чистого НЭ и дивизию инженеров для точной настройки, — ответил Прессли.
— Ну, деньги-то капитан где-то нашел, — возразил Аленко. Старпом укоризненно покачал головой и тяжко вздохнул, рассматривая что-то за иллюминатором.
— Я ведь сказал «чистого НЭ». Тот, что нам привезут, даже на батарейки не годится, не говоря уже о наращивании ядра массы.
Лейтенанты переглянулись.
— Ну, а у вас-то есть идеи? — поинтересовался Кайден.
— Немного есть, — кивнул старпом, не отрывая взгляда от пейзажей. — Мне кажется, он собирается что-то взорвать.
— Взорвать?! — со священным ужасом выдохнул Джокер. — Да что может понадобиться взрывать таким количеством? И как это все сдетонировать?
Впрочем, он уже понял, что Прессли прав. И даже догадывался, что именно собрался распылять капитан. Правда, вопрос с детонатором оставался открытым...
— Что-то очень большое, думаю, — вторил его мыслям старпом. — Хотя как это сделать, я тоже не знаю.
— Тогда с чего вы оба взяли, что коммандер что-то там решил взорвать? — не понял Аленко.
— Он постоянно так делает, — невозмутимо пояснил Прессли. — Вспомните сами: здесь вы разогнали реактор, на Ферос брали с собой тридцать килограмм взрывчатки — кстати, обратно ничего не принесли. На Теруме подорвали целый вулкан, и о последнем я тоже не знаю, как это возможно.
— Там был старый бур на нулевом элементе, — объяснил Кайден. — Черт, а ведь и в самом деле похоже, что мы готовим здоровую бомбу.
Минуту царило ошарашенное молчание. Затем Прессли ушел принимать груз, а Кайден повернулся к пилоту и спросил:
— Джокер, ты думаешь о том же, о чем и я?
— Почему на блошином рынке не продают блох? — отозвался тот. — Или о том, насколько не повезло одной конкретной здоровой металлической блохе?
— Второе.
— Честно говоря, сомневаюсь, что на Назару хватит даже такого количества, — покачал головой Джокер. — Разве что дотащить заряд до самого ядра, но это тоже вряд ли просто. А вот на базу клонов хватить должно за глаза и за уши.
— А в чем смысл тащить с собой бомбу туда, где одна уже есть?
— Может, он решил подстраховаться... Не знаю. Взорвать. Взорвать...
— Джокер?
— Не мешай, я думаю. А будешь докапываться — и тебя научу.
— Баян, — отозвался Кайден так же задумчиво. — Но теперь ясно, почему капитан сказал вчера, что полетное задание именно для тебя — сам-то смылся. Куда летим, кстати?
— На Терра-Нову. И я не знаю, зачем, можешь не спрашивать. Надеюсь, не Балака ловить.
— Для драки нас теперь маловато, — поморщился Аленко. Но больше ничего не сказал — постоял над душой еще немного и ушел восвояси, даже не посмотрев на свое любимое кресло. Оно и к лучшему — Джокеру срочно требовалось проверить одну идею. Не о бомбе, нет. О странном состоянии капитана и Дженкинса.
На звонок по оставленному вчера «чтобы своих не терять» номеру Стерлинг та ответила моментально.
— Привет, Джокер. Что хотел?
— Да так, пара вопросов... Есть время?
— Ну, валяй.
— Не сочти за озабоченность, но после ночи с твоей подружкой ты себя как чувствуешь?
— Офигенно, — ничуть не смутилась Кайра. Впрочем, неудивительно — она же Федя.
— Конкретнее можно?
— Конкретнее — хорошо выспись, а потом еще по уши накачайся стимуляторами, тогда поймешь. А словами не объяснить. Хотя рот все равно на портянки рвется.
И, словно подтверждая, заразительно зевнула.
— А она как? — не успокаивался пилот, приближая заодно изображение с камеры на второй палубе.
— А она сонная, как муха, ходит. Ну ты помнишь, активная сторона и все такое. Тебя что, любопытство заело?
— Да, можно и так сказать, — согласился пилот. — Последний вопрос, и я отвалю. Ты действительно Федя?
Короткий смешок на другом конце волны.
— Нет, на самом деле Кирилл. Но классику надо уважать.
— Полностью солидарен, — одобрил Джокер и отключил связь. Покачал головой удивленно. — Ай да Шепард, ай да Лирой. Шустрые.
На мониторе Лиара пыталась по стеночке незаметно просочиться подальше от капитанской каюты, на ходу продирая отчаянно слипающиеся глаза.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Юмор | 09.03.2016 | 594 | 3 | юмор, Вещий_Скиф, мШепард, Проект Ненормандия | Вещий_Скиф
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME