Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Юмор

Обычная история. Часть 4.

Жанр: юмор.
Персонажи: м!Шепард, Гаррус;
Аннотация: Шепард никогда не мог пройти мимо нуждающегося в помощи, и из-за этого попал в очень неприятную историю, случайно втянув в неё и Гарруса;
Описание: Глава, в которой Гаррус и Шепард проходят через жуткое испытание, но в конце концов возвращаются домой. Но Шепард возвращается другим...





— Я понимаю только то, что я не понимаю ничего, — сказал Шепард, глядя на огромную пятидесятиметровую статую крогана. — Откуда на Плюке статуя крогана, да ещё и такая здоровая?!
— Ты ещё посмотри, что написано на её основании! — воскликнул Гаррус. — Вообще в осадок выпадешь!
Шепард перевёл взгляд в указанном Гаррусом направлении, и его глаза стали размером с блюдца каждый. Он подумал было, что ему мерещится это, что он вдруг разучился читать, мысленно он переставлял буквы в словах так и этак, но получалось всегда одно и то же. Огромными буквами на основании статуи было выведено: «УРДНОТ РЕКС».
— Так... Спокойно... Только спокойно... — бормотал Шепард, схватившись за голову. — Всему и всегда есть разумное объяснение...
— Шепард, наша задача сейчас — не объяснения искать, а домой вернуться! — прервал его отчаяние Гаррус. — Неважно, что здесь делают статуя Рекса и труп Жнеца, нам надо добраться до планетария.
Шепард и Гаррус стояли на стоянке пепелацев, куда Уэф и Би посадили свою машину, перед ограждением из проволоки под током, и смотрели на огромную статую крогана. Настолько огромную, что статуя на Цитадели была рядом с ней карликом. Под основанием статуи находился вход в огромный подземный комплекс, настоящий город, который все жители планеты и называли Центр. Город объединял в единое целое комплекс бункеров, расположенных на большой территории, и представлял собой лабиринт ходов, переходов, коридоров и помещений разных объёмов. Настоящий плюкский мегаполис.

До Центра добрались без проблем. Выйдя с луцеколонки с целым мешком чатлов, довольные Шепард и Гаррус отдали весь мешок аборигенам в качестве оплаты за их услугу по доставке их в Центр, взяв себе лишь по горсти пластиковых монет, распихав их по карманам разгрузок. Уэф и Би были так довольны этой сделкой, что всю дорогу до Центра весело кукукали друг другу, переговариваясь. Мешок же с чатлами занял своё место в тайнике на пепелаце.
Прилетев на место, аборигены, не теряя времени, направились куда-то в сторону от ограждения, кукнув друг другу и махнув офицерам рукой, чтобы следовали за ними. По условиям сделки, для получения заветной «показывательной коробки» они должны были узнать в ближайшем планетарии координаты Иллиума, для чего нужно было проникнуть в город.
— А нормального входа в этот планетарий нет? — недовольно поинтересовался Гаррус.
— За нормальный чатлами платить надо, — также недовольно пробурчал Уэф.
— Так и заплатили бы, — согласился с другом Шепард.
— Чтобы внутри эцилоппы у нас все чатлы отобрали?! Чушь не неси, пацак, — ответил толстяк, поправляя свою брезентовую шапку.
— А как же туда люди-то все попали?
— А они там всё время живут, — ответил Уэф.
— Туда только с жёлтыми или малиновыми штанами через главный вход пройти можно, — пояснил Би. — Тогда эцилоппы бить не будут.

Они дошли до торчащей из песка чёрной обугленной трубы, из которой выходил прозрачный сизый дым. У трубы, прислонившись к её чёрной поверхности спиной, сидел тощий пацак, голый по пояс, с латунным обручем на голове. Увидев подошедших к нему, он поднялся и вопросительно произнёс:
— Ку?
— Ку, — ответил Би и протянул ему два пластиковых треугольничка — пару чатлов — плату за вход. Пацак молча отвёл Би в сторону, разгрёб ногой песок, обнажая ржавую крышку люка, и трижды постучал в неё кулаком. Оттуда высунулась растрёпанная женщина, которой тощий протянул один из треугольничков, после чего полез к ней в люк. Офицеры и Уэф последовали за ними.
Лаз вывел их в широкий тёмный тоннель с проложенными по полу рельсами для вагонеток. Пройдя по нему сотню метров, отряд подошёл к перегораживающей вход двери, рядом с которой стоял грязный пацак с фонарём на плече. Лица его почти не было видно.
— Ку! — поприветствовал его тощий обладатель налобного обруча и двинулся было к нему, но затем вдруг остановился, напрягшись, и резко побежал назад, едва не сбив с ног своих спутников. Раздался треск электрического разряда, женщина вскрикнула и, пригнувшись, побежала за своим коллегой. Уэф и Би тоже сорвались с места и побежали прочь, Шепарду и Гаррусу, выхватившим оружие, пришлось прикрывать отход гражданских.
— Лови пацаков!!! — разнёсся по тоннелю противный писклявый голос, сопровождавшийся треском трансклюкаторов.
Что сейчас произошло, офицеры с боевым опытом поняли сразу — засада. Совершенно неудивительно, что эцилоппы решили перекрыть нелегальную лазейку в город — с главных ворот, должно быть, «кормилась» вся охрана, поэтому конкуренты им были ни к чему. Шепард и Гаррус, прикрывая гражданских короткими очередями из автоматов, спиной вперёд отступали к люку. Они не собирались злить охрану, стреляя на поражение, поэтому целились поверх голов, и это сработало — поняв, что натолкнулись на противника с неизвестным оружием, эцилоппы не спешили преследовать отступающих.

Выбравшись на поверхность, пацак и женщина тут же разбежались в разные стороны, скрывшись за барханами, а Би, Уэф и сопровождающие их офицеры побежали к пепелацу. Следом за ними из люка высунулась недовольная чатланская морда и попыталась взять на прицел трансклюкатора убегающих, но расстояние уже было слишком велико. В бессильной злобе он выбрался из люка и с силой захлопнул его за собой. Он, обычный чатланин, взбешённый бездействием эцилоппов, прекрасно знавших об этой пацакской лазейке, но ничего не предпринимавших, он взял на себя труд по её закрытию, но у него снова ничего не вышло — трусливые эцилоппы просто дали несколько выстрелов по ненавистным пацакам и даже не подумали их преследовать. Всё преследование взял на себя именно он — чатланский диссидент, крайне недовольный политикой ПэЖэ относительно понаехавших пацаков — и из личного оружия попытался обезвредить проклятых контрабандистов. Но из-за трусости эцилоппов те снова сбежали! После месяца выслеживаний!
— Я всем расскажу, до чего довёл Плюк этот фигляр Пэжэ!!! Пацаки чатланам на голову сели!!! — в сердцах выкрикнул в небо диссидент. — КЮ!!!
Крикнув это, диссидент зашагал в сторону барханов, в тысячный раз проклиная это забытое всеми богами место...

Когда незадачливая четвёрка добежала до пепелаца, то обнаружила, что люк его открыт, а часть вещей выброшена на песок. Би сразу кинулся к тайнику, и через несколько секунд изнутри пепелаца донёсся его вопль:
— КЮ!!!
Уэф обернулся в сторону ограждения и увидел, как через некогда замаскированный проход на ту сторону пробирается эцилопп с их мешком чатлов. Обернувшись с той стороны, поганый вор лишь самодовольно ухмыльнулся обворованным им артистам. Уэф вдруг мелко затрясся, широко открыл рот и начал издавать рычащие звуки после чего грохнулся на песок. Би спрыгнул на землю подошёл к другу и с перекошенным злобой лицом начал проводить чатланину экзекуцию.
— Кю! — ругался Би, давая Уэфу удары ладонью по челюсти снизу. — Кю! Кю!
— Эй-эй, хватит! — решил вмешаться Гаррус.
— Говорил я — через главные ворота надо было идти, а он!.. «На два чатла дешевле!», — передразнил Би Уэфа. — Жадный, как все чатлане! КЮ!!! — зарядил ему Би ещё раз.
— Вы же сказали, что там нас ограбят! — возмутился Гаррус.
— Пошутили мы! Сэкономить мы хотели! КЮ!!! — зарядил Би другу ещё одну пощёчину.
— Ладно-ладно, спокойно! — попытался успокоить разбушевавшегося Би Шепард, открывая клапан кармана разгрузки. — Есть у нас ещё чатлы. Сейчас за вход заплатим, да и пройдём. А ты лучше сними с движка гравицаппу, чтобы у вас её опять не спёрли.

Кордон на входе преодолели без проблем, заплатив символические десять чатлов с человека. До планетария доехали с комфортом по тоннелю на местном поезде, состоящим из вагонеток для руды, разумеется, даже без сидений. Поезд часто останавливался на «станциях» — объёмных тускло освещённых помещениях, высаживая и принимая новых пассажиров, и на каждой станции, охраняемой эцилоппами, пацакам приходилось делать стражам порядка «Ку!» и признаваться в любви к господину ПэЖэ.

То, что Би и Уэф называли планетарием, оказалось тесным помещением, больше похожим на грязный склад, отгороженный от улицы-коридора проеденными ржавчиной листами железа. Работница планетария — толстая женщина в рваной грязной одежде, с необъятной грудью и фингалом под правым глазом, даже не поприветствовала вошедших, а с места в карьер начала устраивать гостям допрос:
— Думай. Диаметр орбиты твоей планеты, — сказала она, направив на голову Шепарда небольшой цилиндрический приборчик, подключённый куда-то к её одежде.
Вопрос этот поставил в тупик не только Шепарда, но и Гарруса. Если диаметр орбиты Земли он ещё мог назвать — около 300 миллионов километров, но ему нужно было попасть не на Землю, а на Иллиум, а его диаметр был неизвестен ни Шепарду, ни Гаррусу.
— Ладно, — подошла она к какому-то прибору на полке и дёрнула за торчащий из него рычаг, — удельный вес ядра твоей планеты. Думай.
Мозги Шепарда заскрипели ещё сильнее, но также безрезультатно. Разумом он понимал, что работница хочет помочь ему, но никак не мог вспомнить нужную ей для этого информацию.
И тут его осенило. А зачем возвращаться именно на Иллиум? Можно вернуться на Цитадель, а потом оттуда связаться с «Нормандией», чтобы она прилетела за ними! Более того, можно вернуться и на Землю, но это было уже не так хорошо — от Иллиума до Земли лететь несколько недель, Цитадель гораздо ближе.
— Хватит мозгами скрипеть, я уже поняла, что про планету ты ни черта не знаешь, — обречённо произнесла она и подошла к странному светящемуся прибору, похожему на катки для отжима белья. Вставив между катков стальную пластину, она с силой повернула рукоятку, проперфорировав пластину, и подхватила её с другой стороны прибора.
— Вот твоя станция — 013 в Тентуре за Спиралью, — ткнула она пальцем в одну из дырок на пластине, после чего сунула её в руки Шепарда. — Хочешь поговорить — плати ещё чатл.
— Чего?! — не понял Шепард.
— Номер телефона своего думай! — пояснил Уэф.
Этот вопрос едва не поставил Шепарда в тупик — у него всегда была прямая связь с кораблём, он никогда не задумывался о «номере телефона», но заскрипевшие мозги капитана выдали другое решение, не намного менее рациональное — связаться с СпецКорпусом Тактической Разведки, и он немедленно вспомнил номер оператора. Женщина снова направила на него свой цилиндрический приборчик.

— Олбанец! — рявкнул вдруг с потолка саларианский голос, заставив вздрогнуть всех присутствующих, и Шепард понял, что связь уже установлена. Саларианский оператор хотел, конечно же, сказать не то, что он олбанец, а то, что его позывной — «Олбанец». [«Олбанец» — это не опечатка. Прим. Авт.]
— Шепард, Спектр, — ответил капитан в прибор женщины. — Соедините меня с «Джокером». Он должен находиться в районе Иллиума.
— Понял, соединяю, — ответил оператор.
Несколько долгих мгновений с потолка наигрывала какая-то дебильная мелодия, после чего сверху раздался знакомый голос с неискоренимыми весёлыми нотками:
— Морг слушает!
— Ещё раз так ответишь, реально окажешься в морге! — зарычал Шепард в телефон. — Соедини меня с Мирандой!
— Командир?! — Джокер от неожиданности подпрыгнул в кресле. — Где ты? Мы весь Иллиум...
— СОЕДИНИ С МИРАНДОЙ!!! — заорал в голос Шепард.
Через мгновение в трубке раздался голос старпома Лоусон:
— Джон?! Джон, где ты? — голос Миранды был полон беспокойства. — Я уже весь Иллиум на уши поставила!..
— Все вопросы потом, Мири, — ответил ей Шепард. — Где мы сейчас, я сам толком не знаю...
— Мы сейчас тебя запеленгуем и прилетим к тебе...
— Боюсь, что всё не так просто, — ответил ей капитан. — Слушай меня и не перебивай. Прямо сейчас иди в ближайший магазин электроники и купи два инструметрона. Желательно что-нибудь попроще, чтобы даже ребёнок смог разобраться. Затем накачай туда турианской порнухи с эффектом 25 кадра, чем больше, тем лучше...
— Чего накачать?!! — Миранда не верила собственным ушам.
— Пацачка, слушай, что твой пацак тебе говорит! — рявкнул Уэф в прибор, едва не отобрав его у Шепарда, но капитан оттолкнул чатланина и продолжил разговор:
— Сделай, как я говорю, все вопросы потом, мы вернёмся уже очень скоро.
Несколько долгих мгновений с той стороны линии связи была тишина.
— Хорошо, — раздался, наконец, голос Миранды. — Только возвращайся поскорее. Я люблю тебя.
— Я тебя тоже люблю, Мири, — успел сказать Шепард за мгновение до того, как связь отключилась.
— С вас три чатла, — произнесла женщина, и Гаррус покорно протянул ей оплату.

Выйдя в коридор вместе со всей группой, Би глянул на свет на пластину, которую дала ему женщина, и замер, как вкопанный. К нему подошёл Уэф и вопросительно посмотрел на друга, после чего перевёл взгляд на пластину.
— Ку... — ошарашенно произнёс чатланин.
— Ку, — согласился с ним Би.
— Что-то не так? — поинтересовался у них Шепард.
— Всё так, родной, — с нотками разочарования в голосе ответил Би. — Только уж больно далеко эта ваша Цитадель. Боюсь, заряда гравицаппы нам только в один конец хватит.
— Надо ещё одну гравицаппу купить, — поддержал друга Уэф. — Тогда прилетим на место, гравицаппу поменяем и назад вернёмся.
— Но денег у нас больше нет, — грустно сказал Би. — Так что такое предложение, родные: пойдём сейчас на площадь, коробку показывательную вы включите, мы денег соберём и пойдём гравицаппу покупать.
Услышавший это Шепард почувствовал неладное, эти двое аборигенов явно что-то замыслили. Однако выбора у Шепарда и Гарруса не было, приходилось доверять пройдохам-аборигенам. Необходимо было собрать денег на покупку новой гравицаппы, потому аборигены повели офицеров на главную площадь — там было больше всего народу, соответственно, и выручка будет наибольшая, даже с учётом того, что придётся отдать «долю малую» эцилоппам за спокойствие.

Главная площадь Центра представляла собой просто большой зал с высоким потолком, из которого вело множество разнообразных проходов. Это место сейчас напоминало большой муравейник — постоянно спешили куда-то многочисленные жители подземного мегаполиса, пробегали по своим делам посыльные, кое-где вдоль стен стояли патрульные эцилоппы. Гаррус активировал инструментрон и начал настройку, чем немедленно привлёк внимание эцилоппов, однако короткое «Ку!» Уэфа и приветственные приседания Би, Шепарда и Гарруса вполне удовлетворили стражей порядка, и они вернулись на свои посты.

— Может, кто-то позволит нам воспользоваться машинкой перемещения? — предложил Шепард, чувствуя неладное. — Если вы найдёте такого, то мы вам коробку сразу и отдадим.
— Ку? — спросил Уэф мнения Би.
— Заманчиво, — ответил Би. — Есть у нас один пацак на примете... Но возьмёт он дорого. У машинки перемещения заряда не так много, как у графицаппы. Пойду, поищу его и договорюсь, — и исчез в одном из проходов.
— Если он найдёт того пацака, то нажимать на контакт придётся вам с воякой, — сказал вдруг Уэф после небольшой паузы, глядя куда-то на ту сторону зала.
— Мы уже поняли, что кто нажимает, тот и перемещается, — ответил Шепард.
— Капитан, я тебя полюбил — я тебя научу, — сказал Уэф, снова изобразив из себя бывалого ветерана. — Ты когда на машинку перемещения в следующий раз будешь нажимать, придержи её слегка снизу пальцем. Ты тогда вместе с ней переместишься. Понял?
— Зачем ты мне это говоришь?
— Просто, как говорят у вас, на всякий случай, — отмахнулся Уэф.

Над левой рукой Гарруса загорелся голографический экран, на котором началось гипнотизирующее плюкан действо, пробегавшие мимо люди останавливались и приковывались взглядом к экрану. Очень быстро движение на площади было парализовано из-за остановившихся и уставившихся на Гарруса людей с выпученными глазами. Турианец быстро выключил аппарат и оповестил толпу, что продолжение будет после оплаты. В него немедленно полетели пластиковые треугольнички чатлов, Уэф и Шепард едва успевали собирать их. Собрав несколько горстей денег, капитан кивнул товарищу, и тот снова включил «коробку». К Шепарду сбоку немедленно подошёл эцилопп, широко улыбаясь и поигрывая табельным трансклюкатором, капитан понял его правильно и отдал выручку ему. Довольный взяточник отошёл в сторону, убрав оружие в кобуру. Через минуту Гаррус снова выключил инструметрон и потребовал оплаты, в него снова полетели деньги, которые Шепард старательно собирал, но на этот раз эцилопп у стены остался неподвижен. Коммерческое предприятие первого человека-Спектра на Плюке стало приносить чистый доход.

Но всё хорошее заканчивается очень быстро. Всего через десять минут представления загипнотизированные турианцем граждане Центра с воплем «Гипножаба!!!» разбежались кто-куда, и тут же на площадь вышла странная процессия. Возглавляла шествие толстая старая пацачка невероятной степени уродливости, в толстых очках и с плакатом на груди «Вы все дураки и не лечитесь! Одна я здесь умная, в белом пальто стою красивая!» Вид её был настолько страшен и отвратителен, что даже у видавших виды боевых офицеров Войск Альянса и Вооружённых сил Турианской Иерархии мелко затряслись колени. Больше всего она была похожа на отвратительную мерзкую жабу с огромным мерзким ртом. Следом за ней шли не менее отвратительные персонажи — небритый тип с необъятным пивным пузом, женоподобный уродец с каким-то белым порошком на носу, блондинка с лошадиным лицом и вызывающими омерзение постоянно двигающимися тонкими губами. Завершал процессию низкорослый сутулый бородатый уродец, несущий перед собой свёрнутый матрас и постоянно делающий возвратно-поступательные движения тазом, словно сношающий свою ношу. У всех участников процессии на груди была закреплена белая ленточка. Шепард повернулся было к Уэфу за разъяснениями, но чатланин напялил себе на глаза свою шапку с прорезями и вжался спиной в стену, делая вид, что его здесь нет и никогда не было.
— Пацаняки проклятые! — странно выговаривая слова, произнесла со злобой в отвратительном голосе «гипножаба» прямо в лицо Шепарда, отчего у бравого коммандера случился паралич всего организма. Он тщетно пытался сделать хоть глоток воздуха, но дальше рта тот почему-то не проникал. Капитану начало грозить удушение, его глаза выкатились из орбит, в отчаянной попытке попросить помощи он скосил правый глаз в сторону Гарруса, но увидел на его лице точно такое же выражение. Свет вокруг начал угасать, реальность стала расплываться, и Шепард потерял сознание...

...Шепард лежал на тёплом песке, его голова раскалывалась, он чувствовал, что оружия на нём больше нет. Равно как и нет инструметрона. Он попытался пошевелиться, и ему это удалось. Кто-то заботливо поднял его голову и начал лить в рот тёплую воду.
— Друзья! — раздался знакомый голос над головой. — Пацаки! Ну нельзя ж так нажимать! Я же вас еле нашёл! Хорошо, что память есть!
Шепард открыл глаза и увидел прямо перед собой того самого бомжа с Иллиума, который спрашивал у них номер галактики в Спирали. Того самого бомжа, которому Шепард больше всего на свете хотел повыдёргивать ноги за то, что отправил их с Гаррусом на Плюк, однако эту мысль капитан очень быстро загнал обратно туда, откуда она вылезла, и незнакомец не успел её уловить. Шепард осмотрелся и увидел лежащего рядом Гарруса. На его левой руке тоже не было инструметрона.
— Так вот почему Уэф не убежал от гипножабы... — пробормотал Шепард, окончательно приходя в себя. — Грёбаный ворюга...
— Что? — участливо спросил незнакомец.
— Нет-нет, ничего, — успокоил его Шепард. — Как там Гаррус?
— Сейчас придёт в себя, — ответил бомж. — Я ему тоже воды дал.
Гаррус оклемался довольно быстро и теперь стоял рядом, чуть пошатываясь и вполголоса матеря Уэфа, Би, Плюк и всех обитателей галактики Кин-Дза-Дза.
— Вы готовы? — спросил незнакомец. — Я отправлю вас в то самое место, откуда мы с вами тогда перенеслись.
— Готовы, — подтвердили офицеры.
— Нажимайте, — протянул им прибор незнакомец.
Шепард протянул руку к латунной пластине в руке путешественника в пространстве и нажал на указанную им кнопку. Но при этом он слегка придержал прибор снизу пальцем...

...Иллиум и не заметил отсутствие двух его гостей, живя своей жизнью, насыщенной и яркой на события. Шепард и Гаррус стояли у стоянки аэрокаров, безоружные и грязные, и радостно осматривались — они были дома. Турианец немедленно бросился к ближайшему терминалу связи, чтобы связаться с «Нормандией» и сказать, чтобы забирали их как можно скорее, а Шепард стоял молча, глядя на проходящих мимо прекрасных азари, агрессивных кроганов и умных саларианцев, и со счастливой улыбкой на лице сжимал в руке машинку перемещения. В его контуженной гипножабой голове в настоящий момент зарождался План. Не план, а План. Нечто, что станет целью всей его жизни. Его пальцы нежно поглаживали латунный бок машинки перемещения, и довольная злорадная ухмылка коснулась его лица.
— Миранда Лоусон — правительница планеты Плюк, — произнёс он себе под нос. — Звучит? Ещё как звучит!.. надо только накачать побольше турианской порнухи...

Окончание следует.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Юмор | 16.11.2013 | 3065 | 1 | рассказ, rkkawarrior, часть 3, обычная история | rkkawarrior
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 34
Гостей: 34
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт