Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Юмор

Проект «Ненормандия» или Эффект критической массы попаданцев. Главы 22-25

Жанры: стеб, альтернативная история и снова стеб. Попаданчество в промышленных масштабах.
Персонажи: Попаданцы в шкурах канонных героев.
Аннотация: Чаще всего "попасть" засланец умудряется на место Шепарда. Иногда - кого-то из его помощников. А что, если попадут все они поголовно, плюс еще несколько мимо пробегавших? Это будет такой цирк, который надолго запомнится всей спасаемой Галактике. И уж они так спасут, что повторять не захочется!
От автора: Главы очень короткие, потому выкладываю пачками.




Порви шаблон. Порви шаблон, Шепард!

Прогулка по пустым гулким коридорам — само по себе то еще «удовольствие», а уж в столь «воодушевляющей» обстановке... Каждый шаг мчался эхом вдаль, словно нарочно оповещая всех желающих о приближении отряда, отчего почти бесшумные Рекс и Найлус только зубами скрипели, а после и вовсе плюнули: пошли как все. От прозрачных вставок в стенах ощутимо тянуло морозом, тихое поскрипывание многолетнего, толщиной наверняка с целую пирамиду слонов льда по ту сторону таких иллюминаторов как-то вовсе не внушало уверенности в их прочности, а какой-нибудь неожиданный шорох то и дело исполнял на нервах попаданцев зажигательные испанские мотивы.

— Я уже скучаю по гетам, — буркнул Аленко, чтобы разбить, наконец, липкую тишину. — Уверены, что мы вообще кого-то живого найдем, кроме рахни?
— Не каркай, без тебя тошно, — прорычал в ответ Урднот. — Хотя в чем-то ты и прав. Пора уже кого-нибудь убить, пока мы тут не рехнулись совсем. Ну, или просто поболтать.
— А в самом деле, что молчим-то? — удивился Шепард, вынырнув из каких-то своих размышлений. — Все равно ведь шумим, как стадо на выгуле, — какая уж тут конспирация.
— Сам признался, — фыркнул Крайк. — Нет, серьезно, Джон, вам всем потише ходить религия не позволяет?
— Джон? — удивился тот снова. До сих пор иначе как «Шепард», «капитан» и «сэр» в различных комбинациях его никто не называл.
— Ну а что? Рвем же шаблоны.
— Действительно, — улыбнулся коммандер и пожал плечами. — Ну, Джон так Джон, никаких возражений. А теперь марш на разведку, бесшумные наши. Или без приказа действовать уже разучились?
Дружно ухмыльнувшись, разведчики скользнули по коридору и скрылись за поворотом. Тишина, отступившая было, попыталась вернуться на оставленные позиции, но была жестоко отброшена неуемным любопытством Уильямс.
— Шиала, а ты кем раньше была? — поинтересовалась на ходу сержант.
— Я-то думала, здесь не спрашивают о прошлом, — покосилась на нее азари.
— Ну, это не то чтобы правило такое нерушимое. Скорее, негласная договоренность, и то она касается только имен.
Десантница задумалась. Затем потрясла головой, словно пытаясь уложить мысли.
— Странная логика. Но ладно...
Впрочем, не успела она больше и слова сказать, да что там — не успели все навострить уши, — как за углом раздался дружный залп дробовиков.
— За ВДВ!
— Драку заказывали — получаем, — прокомментировал Вакариан, моментально переходя на рысь.

Ворвавшись в занесенный снегом отсек, через разбитый иллюминатор которого с внушительного сугроба щедро сыпались все новые порции, попаданцы застали картину форменного побоища.
Вдоль стены нарезал круги отстреливающийся Найлус, в центре помещения копошилась целая стая рахни. А в центре стаи бесновался бравый Урднот, расшвыривая насекомых щедрыми пинками и выстрелами в упор.
— Гаррус, на штурмовку! Разбиваемся, везде по биотику, — со скоростью саларианца выпалил коммандер, оценив ситуацию. Сопартийцы, как ни странно, его скороговорку отлично поняли и шустро разбежались на тройки, кроме Рекса, который прекрасно справлялся и один. Через мгновение картина уже напоминала незабвенный Старкрафт: отряд снаряженных футуристичным оружием бойцов против стаи давивших массой насекомых. И, видимо, такое сравнение пришло в голову не только Шепарду, поскольку при виде второй накатывающей волны рахни — хотя и с первой-то толком разобраться не успели — с нескольких сторон разом раздался единодушный вопль:
— Зерг раш!

Винтовка жалобно пискнула, сигнализируя о перегреве, и Шепард, чертыхнувшись, выдернул из-за спины дробовик.
Выстрелы слились уже в сплошную канонаду, рахни все прибывали. Сражение постепенно переходило в свалку, где преимущество, как известно, на стороне тех, кого больше. И в данном случае о победителе задумываться даже не приходилось... Если не сменить тактику.
— Рекс! — заорал коммандер, перекрыв шум битвы. — Пробей нам путь к лестнице!
Кроган, мельком обернувшись на остальную бригаду, тоже перекрыл пресловутый шум, причем этажей в семь, и, стряхнув нескольких особо настырных «зергов», рванул куда сказано, набирая разгон. С вязким чвяком, разбрызгивая ядовитые внутренности, протоптался по мелким насекомым и врезался в подтягивавшихся «здоровяков». Из покатившейся кучи-малы полетели конечности, вперемешку все с тем же ядом.
— За ним, — скомандовал капитан. Повторять не пришлось — попаданцы дружно стартовали к чавкающей просеке, паля и швыряясь биотикой во все стороны. Синим полыхнула и куча-мала, разлетаясь на нескольких почти разорванных рахни и одного относительно целого, хоть и залитого с ног до головы отравой, Рекса.
— Сдохни, падла, — почти провыл кроган, всаживая несколько зарядов дроби в особо живучих врагов.
— Рекс, отходим! — рявкнул коммандер, проскакивая мимо. — В коридор, там продержимся!
С лютой ненавистью пнув дохлое насекомое, кроган повернулся и тяжело побежал в проход. Капитан же, напротив, притормозил и развернулся к полю боя.
Державшаяся все время рядом Лиара остановилась тоже и теперь отчаянно жестикулировала, зажигая здесь и там среди сплошной массы насекомых черные дыры «сингулярностей». Аленко, прорывавшийся в компании Эшли и Найлуса, уже не вспыхивал, а просто-напросто светился фиолетовым пульсирующим полем, сбрасывая с ладоней почти непрерывный поток «бросков». Насекомых это расшвыривало не хуже минометного обстрела, но вот сам лейтенант, похоже, готовился вот-вот рухнуть на месте. Шиала, отступавшая с Лироем и Вакарианом, попросту «поднимала» целые поля мелких агрессоров, оставляя добивание напарникам. Тали капитан обнаружил, оглянувшись, рядом с Рексом — в три дробовика те расчищали коридор.
«Все», — с облегчением подумал Шепард, вскидывая вновь сменившую дробовик винтовку и принимаясь выкашивать врагов на пути отступавших отрядов.

Наконец добрались все, и свистопляска понемногу начала стихать: в узком коридоре добить остатки насекомых оказалось заметно проще, хотя те и пытались прорваться по стенам и потолку. Впрочем, даже когда враги закончились, не закончились проблемы.
— Эш, аптечку, — рыкнул Шепард, едва посмотрев на привалившегося к стенке Рекса — все-таки от таких ударных доз яда вперемешку с кислотой даже живучему крогану явно поплохело. Уильямс, уже занимавшаяся не настолько серьезными ожогами — в основном на ногах — попадавших пластом биотиков не глядя бросила в капитана упаковкой панацеллина. Остальные, хвала всем, кому полагалась за это хоть какая-то хвала, вполне могли позаботиться о себе и сами. Обколотый лекарством Рекс медленно сполз на пол, уселся и закрыл змеиные глаза белесой пленкой. Выглядело это не очень успокаивающе, но, по крайней мере, иконка крогана на тактическом интерфейсе прекратила истерически мигать — датчики брони зафиксировали улучшение.
— Что там с колдунами? — вопросил капитан, разобравшись с лечением.
— Думаю, просто зверски устали, — откликнулась Эшли. — Серьезных ран у них нет.
Шепард кивнул. И от души врезал крогану по морде.
— Не понял? — протянул тот, открывая глаза.
— Не спать, косить, — пояснил коммандер свой поступок, украдкой потирая кулак. — Нельзя тебе спать сейчас.
— Не поверишь, но я в курсе, — фыркнул Рекс, устраиваясь на полу поудобнее. Затем оскалился: — Ха! Это была добрая драка, почти как у Грюнта. Кстати, есть у кого-нибудь пожрать?
При волшебном слове «пожрать» и остальные биотики, до того на внешний мир вообще не реагировавшие, дружно зашебуршились, пытаясь подняться.
— Шоколад на бочку, народ, — вздохнул капитан, шагая к Лиаре и подхватывая ее на руки. Шиалу, разумеется, цапнул Лирой, и так от нее не отходивший. Турианцы стояли на страже, Тали в тяжеловесы явно не годилась, так что Кайден достался сержанту. Та, хмыкнув, резким движением взвалила несчастного биотика на плечо. Аленко немедленно закрутился, пытаясь вырваться.
— А ну, виси спокойно! — цыкнула Эшли, стукнув по бронированной заднице. Кайден ответил тем же. — Совсем страх потерял? — возмутилась сержант.
— Вниз... головой... держишь, — прохрипел Аленко. Эшли с мученическим вздохом забросила его на оба плеча и потащила к Рексу, возле которого Дженкинс с капитаном уже рассаживали своих подопечных. Едва она сгрузила лейтенанта рядышком, тот трясущимися руками полез за таблетками.
— Да-а, команда инвалидов, — сокрушенно протянула Уильямс, рассматривая «полевой лазарет». — Что делать-то будем, шкипер?
— Душераздирающее зрелище, — согласился тот. — А что делать... Накормить, напоить, спать уложить. Баньки вот, правда, нет поблизости, но жарко, чую, еще будет.
— Это ты верно чуешь, — согласно прочавкал кроган. — Если уж на краю их территории такое творится, дальше будет только хуже.
— А значит, без колдунства нам никуда, — заключил Шепард. — И пока маги-волшебники не в форме, остается только сидеть ровно.
— Какой идиот назвал это шоколадом? — скривился Аленко, впившись в батончик. — Ничего же общего. Все равно, что резину жевать.
— Как сказал бы профессор Мордин, химически это идентично шоколаду. А на вкус солдатам жаловаться не положено, так что плачь, колись, но продолжай жрать кактус, — любезно посоветовал коммандер.
Остальные биотики запас «шоколада» из пайков уничтожали молча и сосредоточенно.
Тали, насмотревшись на отрядных чародеев, временно переквалифицировавшихся в стаю голодных гусениц, подошла к турианцам и, под завистливыми взглядами левокислотных, сунула каждому половинку настоящей шоколадной плитки.
— Подарочек вам от Мишель. Кажется, мы здесь надолго застряли, так что трескайте.
— Спасибо, — буркнул Найлус, не отрывая настороженного взгляда от коридора.
— Благодарю покорно, — шутовски поклонился Гаррус. А едва кварианка отвернулась, оба дружно переломили свои порции еще раз и шустро припрятали по кусочку.

Шепард глубоко вздохнул, старательно давя желание пострелять в потолок. До упора, до перегрева. А потом еще пару раз — просто от избытка чувств.
После того как биотики немного пришли в себя, на общем совещании решено было сменить тактику, за основу взяв придумку Шиалы — биотики «поднимают» насекомых, бойцы отстреливают. И это работало... до сего момента.
Команда стояла перед дверью на крышу комплекса, и радары уников светились сплошным алым цветом, показывая, что снаружи все просто кишит жуками. Высунуться и проверить, так ли это на самом деле, никто ни рискнул — лекарства уже заканчивались и откачивать половину отряда во второй раз было бы просто нечем.
— Снова не то делаем, — решил, наконец, Шепард, прекратив метаться из угла в угол. — Пытаемся прорваться в лоб там, где это в принципе невозможно.
— Что там думать, прыгать надо? — уточнил Гаррус.
— Вот именно. Только здесь надо именно думать.
— Не вижу, что тут можно сделать, — пожала плечами Эшли. — ВИ сказала, нужна связь. Антенна на крыше, на дороге рахни, другого пути нет. Все просто.
— Как говаривали папуасы, — усмехнулся Вакариан, — даже у того, кто съеден, есть два выхода. Может, выманить их и перестрелять поодиночке?
— Коридор короткий, — не согласился капитан. — Места для маневра нет. Да и рахни поодиночке в атаку не ходят, все больше мелкими группами сотен в пять. Думаем все.
Молчание длилось довольно долго, пока Эшли не вздохнула:
— Ничего в голову не идет. Как ни крути — гиблое дело. Предлагаю отвлечься.
Много недоуменных взглядов.
— В смысле, если долго упираться в одну проблему, рано или поздно начинаешь ходить по кругу, — пояснила сержант. — И нужно отвлечься, подумать о другом. Все равно, что искать вещь, которую куда-то дела и забыла — пока старательно пытаешься вспомнить, ничего не выходит, а когда уже плюнешь и переключишься на другое, вдруг вспоминаешь.
Коммандер, хмыкнув, уселся, привалившись к стене коридора, как уже давно сделали остальные.

— Что ж, попытка не пытка. И на что отвлечемся?
— Ну, — протянула Эшли. — Большая компания, метель за стенами — слышите, как воет? Самое то для всяких историй.
И покосилась на Шиалу.
— Намек поняла, — улыбнулась азари. — Рассказывать-то особо нечего, просто есть такая профессия — офицерская жена.
— Это в каком смысле? — встрял Аленко.
— Не в том, какой пришел на ум твоей испорченности, — отбрила Шиала под одобрительный смешок Уильямс. — Замужем я была, вот и все. По гарнизонам мотались, жили, как могли... Да таких историй в любой книге и любом фильме про нынешнюю армию полно. Коротко рассказывать — пара штампованных фраз, а полностью — жизни не хватит. Потом... Он погиб. Оставил мне в наследство целую философию, как следует жить, чтоб на том свете не стыдно было, да умение стрелять из трех моделей «Калашникова». Бывало полезно такое уметь, если нас в неспокойные места заносило.
— А звали как? — вскинулся Рекс. — Может, я его знал?
— О прошлом здесь не спрашивают, — напомнила Шиала. — Не стоит. Было и прошло.
— Как знаешь...
— Ну, а ты, Рекс? — немедленно влез Вакариан. — Я не о прошлой жизни, а о той драке с рахни. Что на тебя нашло вообще, что ты в разведке драться полез?
— Ну, вышла не просто разведка, а разведка боем, — попытался отмазаться тот. Но тут же вздохнул. — Я сам не понял, что это такое было. Просто мне хотелось их убить, все равно как. Хоть руками рвать, хоть зубами, лишь бы они сдохли.
Попаданцы удивленно переглянулись.
— Мне кажется, или это больше похоже на настоящего Урднота? — осторожно высказалась Эшли.
— У меня так же было, — подал голос Шепард, глядя куда-то сквозь стену. — Там, на баррикадах, я буквально почувствовал себя Шепардом, легендарным коммандером. И не в смысле самомнения — просто я точно знал, что он бы сделал в той ситуации. И поступил так же. Кажется, мы начинаем становиться теми, кем кажемся.
Все поежились одновременно — перспектива потерять себя в чужой жизни откровенно не радовала.
— На самом деле было бы вовсе неплохо получить их опыт, — практично заметил Аленко. — Может, и с жуками бы этими разобрались. А то нам еще гетов из реактора гонять...
И осекся, увидев какое-то совершенно сумасшедшее выражение на лице коммандера.
— Эврика! — рявкнул Шепард, вскакивая. — Тали, только посмей мне сказать, что после года на Мигрирующем флоте не знаешь, как устроены передатчики гетов!


Внезапное завершение миссии.


— То есть мы идем за живым гетом, — недоверчиво уточнил Вакариан уже у двери к реактору.
— Ага, — довольно кивнул Шепард.
— И Тали сделает из него маяк для других гетов.
— Ага, — улыбнулся коммандер. — Таков план.
— И нужен именно рабочий гет, чтобы такое сделать?
— Ага. Так Тали сказала, а спеца лучше у нас, согласись, нет.
— И-и-и... — Гаррус глубоко вдохнул, явно чтобы сказать еще что-нибудь, возвращающее с небес на землю. Но тоже расплылся в усмешке. В очень зубастой усмешке. — А, гулять, так гулять! В конце концов, гетов мне вязать еще не доводилось.
— Вот именно. Пора догонять Найлуса в подвигах во имя прекрасной дамы!
— Я все еще здесь, — в который раз напомнила кварианка, сканировавшая пространство за дверью. — Кстати, нам повезло, там как раз один гет. Три, два, один...

Двери распахнулись.
— Вперед! — рявкнул Шепард, первым прыгая в проход. И первым же едва не вылетел обратно, когда робот взмахнул кулаком — Тали как-то забыла проверить модель платформы, и коммандер нарвался на «рукопашного» здоровяка. Кое-как увернувшись, капитан покатился по полу, вцепившись в винтовку.
— Не стреляй, — крикнула Тали, выглядывая из-за косяка. — Он нужен целым!
А вот Шепард гету целым нужен явно не был, поскольку тяжелый кулак уже трижды успел ударить в место, с которого капитан только что откатился.
В комнату над реактором тем временем ворвался и Гаррус, пнул робота с налета, добавил прикладом.
— Эй, железка! Пойдем, поговорим!
Гет неспешно развернулся к новой цели. Теперь уже турианец залихватски отплясывал по отсеку, уворачиваясь от увесистых ударов в стиле испанского тореро — только плаща не хватало. Шепард пока откатился в уголок — отдышаться и прицелиться в робота на случай, если ситуация выйдет из-под контроля. А коррида все продолжалась.
— Тали, давай поскорее! — завопил Вакариан, чудом проскочив мимо пытавшегося зажать его в угол гета.
— Рано! — отозвалась кварианка. — Его нужно разозлить!
— Так это он еще добрый? — в голосе Гарруса явно проскользнул священный ужас. Гет только что пробил насквозь консоль, за которой пытался спрятаться турианец.
— Так... Так... — бормотала кварианка. — Вот, готово! Он зовет подкрепления.
— Что?! — в один голос взвыли Вакариан и коммандер. Тали, не обращая внимания на их вопли, запустила в гета вирусной миной, от которой робот недоуменно замер на месте.
— Хватайте его и бежим! — скомандовала. Повторять не пришлось — приближавшийся за обеими дверьми обзорной комнаты металлический топот оказался отличным стимулом. В ритме вальса затащив платформу в лифт и сами набившись туда же, попаданцы резво стартовали наверх, к спасению.
— Так, прекрасно, — выдохнул Шепард. — Мы заперты в тесной кабине с двухметровым Терминатором, который может очнуться... Когда, кстати?
— Когда угодно, — рассеянно «порадовала» кварианка, не выныривая из виртуальности инструметрона. — Но он теперь мирный, не беспокойтесь.
— Хотелось бы верить...
Тали тяжело вздохнула.
— Мина непрерывно подает импульсы в его блок «свой-чужой», и он всех определяет, как своих. Побочный результат исследований адмирала... О, приехали!

Двери раскрылись, выпуская попаданцев в коридор к ядру ВИ, в котором валялись обломки нескольких платформ — вот и нашлись победители битвы в гараже. Традиционного заблудшего солдата-рахни, встретившего на выходе, пристрелили уже мимоходом — в одиночку насекомые оказались не так уж страшны.
— А в чем подвох? — не понял Шепард, помогая Вакариану вытолкать очумелого робота из лифта. — С таким оружием вы давно могли наловить пленных гетов и разобраться, что к чему с их общностью.
Гет моргнул напоследок лампочкой и рухнул, навалившись на охнувших мужчин.
— Вот подвох, — снова вздохнула Тали. — Они их тут же отключают, как только засекут вторжение.
— Ну, и? — вопросил Гаррус. — Он вырубился, что делать будем? За новым пойдем?
— Хватит и их винтовки, — отмахнулась кварианка, поднимая чужое оружие. — Хватаем гета и за мной.
— Мне кажется, или она сама себе противоречит? — недоуменно почесал в затылке Шепард.
Тали, шагая к лифту, продолжала объяснять:
— Главное, что мне нужно от винтовки — активный ВИ-процесс. Фокус в том, что оружие не отключается при «захвате в плен», ему на такое мозгов не хватает. Просто не стреляет, но нам это неважно. А от гета понадобится блок «свой-чужой», точнее настройка на вызов подкреплений, которая так и «зависла» в момент отключения. Пропустим через него цепь целеуказателя винтовки, и другие роботы рванут на сигнал, как миленькие. Они и за нами-то не пошли только потому, что мы не определялись, как цели, но, когда я сниму мину, все заработает как надо. Что вы там возитесь? Давайте поживее.
— Да она издевается, — шепнул капитану Вакариан, пытаясь помочь ему поставить гета прямо и утолкать в лифт.
Но, наконец, у них получилось. Спустя пару минут поездки на лифте — к «блокпосту» остальных попаданцев, следивших, не покинут ли рахни свой «пост», — и полчаса подкручивания, развинчивания и паяния из робота получилось нечто, похожее на древний латаный-перелатаный радиоприемник, чинили который целые поколения любителей кустарного ремонта.
— И как это работает? — поинтересовалась Уильямс, с интересом рассматривая плод трудов кварианских.
— Просто как лом: геты видят врагов, геты идут воевать. Шепард, все готово.

На заснеженной крыше комплекса сугробы, казалось, жили собственной жизнью — шевелились, шебуршились, отдельные комки снега то и дело перебегали с места на место, щеголяя лапками и усиками. И такое творилось на любой поверхности, пригодной для зацепа — облепленные мокрым снегом рахни в свою очередь облепили все, что только смогли, местами в несколько слоев. Отдушины вентиляции, выводившие остатки тепла от остывающего реактора, так и вовсе оказались плотно закупорены сплошной массой насекомых и снега. Собственно, они-то и выманили рахни на крышу из вымерзающих коридоров, а теперь те же рахни не давали тем же коридорам вымерзнуть окончательно, устроив такую своеобразную заглушку.
Разрушил столь замечательный симбиоз звук открывшейся двери. Немного заторможенные от низкой температуры насекомые только начали поворачивать усики в сторону шума, как из прохода вывалился гет и тут же рухнул, уставившись на рахни потемневшей линзой «глаза». Больше ничего интересного не появилось, и вообще дверь тут же захлопнулась куда быстрее, чем открылась, так что вскоре рахни вернулись к прежнему занятию — греться.

Попаданцы в этот момент уже резво драпали в сторону лифта, впечатленные творившимся на крыше.
— Как, однако, мы правильно поступили, что не полезли туда, — выдохнул капитан ошарашенно, когда убедился, что преследовать их насекомые не собираются. — Там же тысячи их!
— Да, — мечтательно протянул кроган. — Какая была бы драка...
Уильямс, протянув руку, щелкнула пальцами перед его носом.
— Ре-екс, вернись к нам, — пропела. Урднот вздохнул с сожалением, отрываясь от грез о грандиозном побоище.
Попаданцы тем временем мелкими партиями переправлялись к ядру ВИ, а закончив с этим делом, попрятались в коридоре к монорельсу.
— Так, — коммандер, пересчитав всех по головам, на всякий случай дважды, картинно хрустнул шеей. — Абдулла, поджигай!
— Меня зовут Тали, — притворно обиделась кварианка. И щелкнула инструметроном.

Затем... Затем было азартное ожидание — пока не прекратится металлический топот по ту сторону двери, суматошная пробежка по опустевшему реактору, возня с перезапуском. После — еще пробежка, обратно к лифту на крышу, разборка с остатками выживших после нашествия гетов рахни. Точнее, прорыв по проложенной роботами просеке и поспешный драп уже от самих насекомых, которых все равно осталось еще слишком много. Словом, рутина.
Только на этот раз даже в лифте скрыться от преследования не удалось: рахни не то чересчур близко к панцирям приняли вторжение, не то просто ломанулись на тепло запущенного реактора, но по ведущему к монорельсу коридору пришлось тоже прорываться, стреляя в обе стороны разом — насекомые перли изо всех щелей. Хорошо еще, что почти все они неслись следом, а не стояли на пути. В нужном же направлении врагов оказалось не так много, и раздухарившийся кроган снова почти всех их затаптывал в одиночку.

Наконец, попаданцы дорвались-таки до вагончика местного метро. Какой-то особо отмороженный жук попытался и туда за ними влезть, но был выпнут прямо под режущий удар створок Рексом, под его же комментарий:
— Осторожно, мля. Двери закрываются.
— Да ты в ударе сегодня, — присвистнул на это Аленко.
— Просто мне уже надоело шататься по коридорам, и я злюсь, — заявил кроган, широко ухмыляясь. — А когда я злюсь, я стреляю. Найдите мне еще жуков!
— Эй, это вообще моя фраза! — возмутился коммандер.
— Спокойно, девочки, косметичка у меня, — тут же снова влез Кайден. И, сообразив, что именно только что ляпнул, поспешно прикусил язык. Но поздно — ржали уже все.
— Ох, лучше бы ты молчал, — почти проскулила Эшли, утирая слезы. — Глядишь, за умного бы сошел.
— Ладно, повеселились и хватит, — попытался исправить ситуацию Шепард. — Пора нанести визит в лаборатории.
Но успокаиваться никто не собирался, да капитан и сам поддался общему воодушевлению. Все-таки рахни достаточно потрепали отряд при первой стычке, чтоб начать их опасаться. И неожиданно удачно прошедшая операция, казавшаяся поначалу безнадежной, не могла не радовать.

Словом, и на конечной станции монорельса, и даже выходя из лифта к блокпосту осажденных, шагавший первым коммандер так и не смог прогнать с лица дурацкую улыбочку. Она сама сползла, когда до него дошло, что все бойцы, настороженно ощетинившиеся оружием, щеголяют фирменной броней «с бюстом». Женщины? Взгляд сместился на синюю кожу в прорези шлема ближайшей.
"Азари!«— паническая мысль толкнулась в голову и с воплями умчалась вдоль позвоночника, оставляя ледяной след. А затем весь мир исчез в сполохах биотического сияния.
В синем мареве промелькнула над упавшим командиром Лиара, сама вспыхнувшая так, что глазам больно. Раздался грохот столкновения биотических полей, короткие очереди и чей-то отчаянный крик:
— Не стреляйте! Свои!
— Своих мы тут пока не видели! Только Чужие с кислотной кровью шастают, — задорно отозвался голос Аленко. Но стрелять перестали.
Оклемавшийся от стазиса капитан, поднявшись, обнаружил собственную гоп-команду в полном составе — и когда только успели примчаться — стоящей напротив азарийского блокпоста в классических позах из вестерна «одно лишнее движение, и начнем палить». Синекожие почти все залегли за ящиками, осторожно оттуда выглядывая, кроме той, что держала над ними щит. Со стороны попаданцев такой же купол сверкал вокруг Лиары, а на границах полей неспешно кружились ошметки рахни, обломки ящиков и прочий мусор. Чем-то это напоминало сцену схватки Самары с блудной дочуркой.
А уже мигом позже оказалось, что такая ассоциация даже ближе к действительности, чем хотелось бы — предводительница противниц, явно только что рассмотрев, на кого нарвалась, тяжко вздохнула:
— Спокойно, девочки.
Уильямс сдавленно хрюкнула, покосившись на Кайдена. Тот болезненно поморщился, явно прикидывая, долго ли еще ему будет аукаться неудачная шутка. Но вот продолжение тирады азари согнало ухмылки со всех лиц.
— Шутить с этими ребятами — себе дороже. Так что убираем оружие и дружно сдаемся, — подытожила та, одной рукой продолжая удерживать поле, а другой снимая шлем.
Зависшее молчание нарушили Крайк, уже традиционным фейспалмом, и, внезапно, Дженкинс:
— Так вот ты какая, матриарх азари...

Рано радовались, или о долгих разговорах и новых проблемах.

Десантницы неуверенно опустили оружие, косясь на матриарха так, словно не верили, что она приказала сдаться. Впрочем, мысль ослушаться, похоже, даже не пришла ни в одну синюю голову.
— Леди Бенезия, — констатировал коммандер, завершив «процедуру опознания». Та слегка кивнула, словно на великосветском приеме случайно встретила знакомого. Некоторое время обе стороны переговоров раздумывали, что бы еще сказать, подходящего к ситуации. Первым нашелся Вакариан, театрально-громко прошептавший:
— Эм... Капитан, мы ей верим, или нет?
— Вот именно — поддакнула Уильямс.
— Пока что верим, — поколебавшись, решил Шепард. — Матриарх, нам стоит поговорить наедине. А вот оружие бросать не нужно, это уже крайности, да и рахни рядом.
— К тому же все равно нет смысла отнимать пушку у биотика, — вполголоса озвучила невысказанную мысль начальства Эшли. Бенезия, явно услышав ее, слегка улыбнулась, убрала щит и скомандовала своим:
— Отдыхайте, девочки. Наши гости любезно согласились подержать баррикады, пока вы приходите в себя.

Коммандер, несколько ошарашенный скоростью, с которой предводитель азари припахала его отряд на благо общего дела, не сразу догадался опустить, наконец, винтовку. То-то десантницы так нервничали — наверняка неуютно без защиты стоять под прицелом, имея приказ не стрелять. Вслед за начальством и остальные попаданцы несколько расслабились. Только Лиара так и не убрала барьер, настороженно следя, как ее «мама», протянув рукоятью вперед пистолет, шагнула к отряду, продолжив:
— А насчет оружия — возьмите хотя бы мое, чисто символически. Нужно ведь как-то обозначить мирные намерения, — и, мельком оглянувшись на десантниц, все тем же безукоризненно-вежливым тоном шепнула в сторону Дженкинса: — Кстати, сам олень.
Шепард, приняв знак капитуляции, в свою очередь покосился на исчезавших в коридоре к убежищу гражданских азари. Одна, как назло, все никак не могла решиться уйти, а при ней разговор по душам начинать вовсе не хотелось. Бенезия тоже обратила внимание на отставшую.
— Иди, Алестия, — сказала мягко. — Тебе тоже нужно отдохнуть.
Упрямица тяжко вздохнула и, наконец, покинула помещение. Коммандер среагировал незамедлительно:
— Тали, Гаррус, позаботьтесь, чтобы нас не подслушали. Лиара со мной, остальные на баррикаде.
И приглашающе указал Бенезии на несколько ящиков за укреплениями, словно нарочно расставленных для переговоров — «стол» в центре и две «скамьи» по бокам. Хотя одинаковая высота говорила скорее за то, что это попросту спальные места — перехватить пару часов сна, пока сотоварищи держат рубеж. Мельком Шепард отметил, что такое решение куда разумней, чем держаться на стимуляторах, как поступили в той же ситуации люди. Интересно, где они, кстати?

Итак, пока техники что-то мудрили возле двери, а бойцы занимали еще не остывшие позиции, высокие стороны разместились на низких ящиках и приступили к обсуждению ситуации.
— Ну, здравствуй, Крылышко, — грустно улыбнулась Бенезия, положив начало беседе.
— Не уверена, что ко мне стоит так обращаться, — осторожно намекнула Т«Сони.
— Я и сама не уверена, что имею на это право. Мы ведь обе не отсюда, верно? — матриарх вопросительно взглянула на Шепарда.
— А я вот не уверен, что вы та, за кого себя выдаете, — честно признался коммандер. — Так что у нас тут целое трио неуверенных. Лиара, на всякий случай верни барьер.
Младшая азари тут же зажгла синий купол... над старшей азари. Шепард молча кивнул, одобряя ее решение прикрыть всех разом. Оказавшаяся в своеобразной клетке Бенезия эти действия никак не прокомментировала.
— Итак, — коммандер глубоко вдохнул, прежде, чем продолжить. — Как давно вы здесь?
— С того момента, как предшественница связалась с Сареном, — не задумываясь, ответила матриарх.
— Как вам удалось избежать индоктринации?
— Так же, как и ей. Точнее, она это сделала за меня, создав «отложенную копию» чистого сознания, которую могла «загрузить» в нужный момент. Только на сей раз это оказалось мое сознание.
— То есть копию подменили, — усмехнулся Шепард. И тут же продолжил расспросы, не снижая темпа. — Здесь должны были стоять сотрудники СБ «Двойной спирали». Где они?
— Держат проходы в технический коридор и зал с королевой рахни.
— Что с королевой?
— Я отпустила ее, как только получила контроль. Такой у нас был уговор — свобода в обмен на информацию о ретрансляторе.
— Координаты уже у Сарена? — вскинулся Шепард. Бенезия запнулась.
— Да... Внушение пропало, как только я передала их.
— Внушение прекратилось полностью, или вам приходится бороться? — коммандер напрягся. Матриарх же медленно, но твердо качнула головой:
— Нет. Я не чувствую присутствия «Властелина» уже давно. Больше полусуток, если точнее.
— Как считаете, почему вам удалось вырваться?
— Не знаю. Возможно, это рахни... сделала что-то. Ее восприятие слишком чуждо, чтобы я могла понять больше, чем она сама хотела показать.
— Допустим. А что по поводу ваших десантниц. Они все контактировали с рахни?
— Нет, переговорами занималась только я.
— Но они тоже больше не индоктринированы?

Бенезия нахмурилась, а когда заговорила, то явно медлила с выбором слов:
— Если подумать, то вряд ли нет. Но они мне подчиняются, причем явно осознанно, а не по указке. Напрямую, конечно, не спросишь, но сомнения, вроде тех, что испытывала Алестия по поводу моего приказа...
— Ясно, — перебил Шепард. — То есть, они все же индоктринированы, но перестали получать приказы.
— Думаю, да, — признала матриарх. — Думаю, и я тоже просто перестала получать приказы... по какой-то причине.
Шепард задумчиво хрустнул пальцами.
— Шиала, — позвал. — Жнецы не пытались перехватить контроль над тобой после разборок с Торианином?
— Никак нет, капитан, — отозвалась та. — Ни одной попытки.
— Странно... — коммандер поднял забрало и потер лоб под шлемом. Затем вновь уставился на Бенезию. — Я еще могу поверить, что контакт с королевой помог именно вам преодолеть индоктринацию. Возможно рахни, подобно Торианину, способна противостоять вмешательству в разум — не зря ведь Жнецы ее держали фактически в клетке в третьей части. Но вот ваши бойцы ломают картину.
— А взамен складывается совершенно другая, — продолжила за него матриарх, и пальцы ее чуть дрогнули. — Такая, в которой контроль не прекращался, Жнецы получили мою память, а вы сейчас беседуете с Властелином, единым в нескольких лицах.
Шепард кивнул, внимательно всматриваясь в ее лицо.
— И я бы сказал, что это слишком хитрый план для Жнецов — кроить интриги там, где можно угробить меня вместе со всей командой, попросту установив заранее бомбу на этом самом месте, — коммандер похлопал по ящику, на котором сидел. — Но как раз то, что этого не случилось, косвенно доказывает, что до вашей памяти дядя Назара так и не добрался.
— Но если его цель — индоктринация? — вмешалась Лиара.
— Нет смысла. Если Жнецы узнают об опасности Шепарда — они уничтожают Шепарда. Вторая часть мне в этом свидетельство. Нет коммандера, нет проблемы с помехами Сарену, нет сопротивления на Цитадели. Выгода со всех сторон.
Поколебавшись, Лиара все же сняла защиту.
— То есть я временно признана безопасной, — облегченно заключила Бенезия. Коммандер только рассеянно кивнул:
— Теперь нам осталось придумать, что делать с толпой рахни, заполонивших пути отступления. Обратная поездка на монорельсе грозит вылиться в суицидку, если сказать проще.
— Вообще, с тех пор, как вы починили линию связи, вполне возможно связаться с Хань-Шанем, чтобы они прислали корабль. Проблема в том, чтобы найти такого пилота и такой транспорт, которые способны преодолеть бурю.
— Намек понял, — усмехнулся Шепард, уже подключаясь к линии с инструметрона. — «Нормандия», говорит группа высадки. Прием.
— Слышу вас, капитан, — отозвался пилот после томительной секунды ожидания. — Что так долго? Я тут задолбался работать автоответчиком. Вас все хотят.
— Все — это кто? — уточнил коммандер.
— Совет, Хаккет, СБ Хань-Шаня и почему-то посол элкоров, — бойко перечислил Джокер.
— Посол? — изумился Шепард.
— Вот-вот. Он раз в три часа названивает. Ну, для них это все равно, что раз в пять минут.
— Да ну нафиг! — пробормотал капитан в сторону от микрофона. Затем все-таки вспомнил, зачем звонил. — Так, ладно, пока что всех шли в точку «абонент недоступен». Сейчас мне нужна «Нормандия», и не где-нибудь, а над Вершиной. Справишься?
— Охренительно наивный вопрос, уж простите мой французский, — фыркнул тот. — Проблема в том, чтобы убедить местных бюрократов выпустить нашу птичку в такую погоду, да еще на частную территорию.
— Спроси их там, хватит ли запроса двух Спектров и одной Бенезии, — посоветовал Шепард.
— Даже так? — протянул пилот. — Не знал, что мы теперь занимаемся коллекционированием антиквариата.

Коммандер как раз лихорадочно соображал, как бы заткнуть Джокера, пока тот не ляпнул про раскопки протеанина — все же некоторый червячок сомнений в капитанской душе еще возился, — когда проблему неожиданно решила сама матриарх. То есть, попросту чуть наклонилась, чтобы оказаться поближе к унику коммандера и веско предупредила:
— Джокер, я все слышу.
— Без обид, — ничуть не смутился пилот. — Тем более что я вас уже заочно готов расцеловать — тройной запрос прошел! Ждите через двадцать минут, за вами подлетит белый звездолет с госномером SR-1, водителя зовут Джефф. Отбой.
— Отбой, — повторил коммандер. — Вот и все, скоро улетим.
— Капитан, — окликнула Бенезия и глубоко вздохнула, совсем, как сам Шепард перед трудным разговором. — На самом деле нужно еще уничтожить выведенных рахни, и лучше всего — вместе с лабораторией. Чтобы наверняка.
— Тоже часть вашего договора с королевой? — риторически поинтересовался коммандер. — Что ж, договор дороже денег. И как нам это сделать?
— У меня достаточно прав доступа, чтобы заставить Миру перегрузить реактор. Тогда все, что окажется поблизости от него, испарится, а остальное без отопления замерзнет во льдах всего за пару дней.
— Премиум-доступ, да? — заинтересовался вдруг Рекс.
— Он самый, — кивнула Бенезия. — Одна проблема...
— Ближайший терминал ВИ у нас в риск-лаборатории, — договорил за нее Шепард. — Я помню. Что ж, полчаса вашим бойцам на отдых. Затем они возвращаются на позиции и прикрывают эвакуацию, а мы пойдем вышибать мозги местной фауне. Сдается мне, этот день никогда не закончится.

Очередные хитрые планы и шпионские игры.


Разумеется, высидеть на баррикадах спокойно целых полчаса никто из попаданцев не смог. Причем по очень простой причине — хотелось-то прилечь, так что, пошевелив мозгой, принялись «рвать шаблон»: укреплять подходы подручными средствами, чтобы рахни врасплох не застали.
Так, Тали, Вакариан и Аленко дружно изображали саперов, раскидывая «подарки» за три шага перед укреплением. Техномины клепали тут же, на месте, при помощи уников, заодно меняя вирусную начинку копией «ледяной» матрицы из выцыганенного у Рекса гранатометного заряда. Сам кроган, взамен затребовавший пару десятков «пустых» болванок, припахав Крайка к работе корректировщика, пристреливал свою новую игрушку по выходам вентиляции, откуда, по словам матриарха, и лезли насекомые. Спектр, соответственно, торчал неподалеку от «цели», после каждого выстрела подавая реплики вроде:
— Недолет. Недолет. В точку, давай контрольный. В точку, к следующей.
Тогда кроган вбивал исходные удачного выстрела в присобаченный к оружию кварианкой блок автоприцела, и все начиналось по новой:
— Перелет. Недолет.
Уильямс и Дженкинс, выбрав из кучи бывших ящиков осколки поострее, все теми же, воистину универсальными, инструментами сваривали низкие — под брюхо насекомых — «ежи» и выставляли перед самой баррикадой в шахматном порядке, по всем правилам военной науки. Матриарх тихо косела от тактического гения банды Шепарда, остальные бдили на случай внезапной атаки.

Словом, уже минуты через три небольшая площадка от лифта до штабеля ящиков превратилась в мини-версию линии Маннергейма, и попаданцы с чистой совестью завалились отдыхать, оставив на страже Найлуса и Урднота с гранатометом. Впрочем, первый тут же приволок из угла еще ящик и устроился караулить с удобствами, а второй, завидев такое дело, и вовсе торжественно всучил оружие напарнику, а сам отправился отвлекать начальство от наблюдения за беседой азари — Шиала и Лиара в два голоса расспрашивали Бенезию.
— Но почему геты взбунтовались? — недоумевала Т’Сони.
— Да Ардат-Якши их разберет, — пожала плечами матриарх. — Возможно, причина, по которой у нас контроль слетел, их тоже зацепила. Или мы просто перестали определяться как союзники.
— Шепард, — прогудел кроган, остановившись за плечом капитана.
— Рекс, — так же серьезно отозвался тот. И оба ухмыльнулись.
— Есть разговор, — сообщил Рекс, кивая на дальний угол. Мол, отойдем в сторонку. Коммандер кивнул в ответ, мельком поморщился, увидев всего одного бойца на «блокпосту». Постучал по плечу Дженкинса, тоже уставившегося на азари, показал ему занять освободившееся место на страже. Затем, пока матриарх отвлеклась на бывшую подчиненную, показался на глаза Лиаре, дал знак «следи в оба». И, наконец, присоединился к уже ждавшему в углу крогану.
— Джон, мне нужны файлы из местной сети, — без длинных предисловий начал тот.
— О как, — удивился коммандер. — Что ж, проблем не вижу: дорвемся до Миры, скачаем. Что, кстати, качать будем?
— Данные о генофаге, ясен пень. Ну, это если тебе нужна тяжелая пехота. Или планируешь встретить Жнецов на ретрансляторе и лично всех одной соплей перебить?
— У меня ближайшие планы — не сдохнуть во время драки с Властелином, — честно сообщил Шепард. — И еще раз не сдохнуть во время драки с Коллекционерами. Дальше пока не загадывал.
— А стоило бы, — не одобрил кроган. — Вот представь, что Солус тоже попаданцем окажется, причем уже после переделки генофага. И как тогда кроганов лечить, без информации?
— Все может быть, — признал капитан. — Что ж, мысль разумная. Если что-нибудь о генофаге в сети есть, мы это точно заберем.
— Есть, — убежденно заявил Рекс. — Я знаю. Сообщение в лифте на Цитадели: «Байнери Хеликс удалось без суда решить конфликт с группой кроганов». Не помню, как там дальше.
— И я не помню, — протянул Шепард задумчиво. — Но суть в том, что они от бесплодия лечились, да не вылечились. А потом у Сарена внезапно появилась армия здоровых кроганов. Так выглядит, словно лекарство-то он нашел, только делиться не захотел. Верно?
— Ну, или сам же устроил бучу. Нанял пару горбатых, да и поручил им вой поднять. Чтобы перед Советом задницу свою прикрыть — лекарства-то, вроде как, нет, значит и суда нет.
— А ведь как красиво все сходится, — восхищенно протянул капитан. — Темнее всего под пламенем свечи? Рекс, ты просто гений.
— Жить захочешь, не так еще раскорячишься, — усмехнулся тот. Капитан помолчал, затем решился:
— Думаешь, мы не вернемся? Раз уж так серьезно готовишься?
— Вернемся или нет — это еще на воде вилами, — вздохнул Урднот, глядя куда-то в сторону. — Мне-то, скорее всего, и возвращаться некуда: последнее, что помню, это как мина-«лягушка» из-под ноги прыгнула. Все равно, даже если мы тут по принципу «сделал дело — гуляй нахер», неплохо бы оставить на память Рексу не только новые шрамы.
— Значит, и кланы объединять собираешься? — спросил Шепард. Просто, чтобы хоть что-то спросить, не молчать виновато — все-таки не каждый день слышишь такие откровения.
— Собираюсь. Надо ведь чем-то заняться, пока ты в больничке будешь отдыхать. Но потом все равно с тобой пойду.
— А за себя кого?
— Рива. А чтобы не дурил... Сделаю ему кроганское внушение.
Капитан даже подавился, примерно представив себе это самое «внушение».
— Не завидую ему, — поежился. — Так, ладно. Про генофаг я уяснил. Еще предложения есть?
Рекс картинно развел руками.
— Тогда поехали, — подытожил коммандер, поворачиваясь к отряду. — Бойцы, заканчивай ночевать! У нас тут только что завелось срочное дело, так что отлежитесь уже на «Нормандии».

Попаданцы без пререканий засуетились, подхватывая оружие и заодно проверяя на всякий случай. Пока они возились с программками-диагностами, Бенезия уже вызывала по унику свой отряд.
— Вы уже пытались пройти в лабораторию? — поинтересовался Шепард, подойдя к ней. — Что нас там ждет?
Матриарх кивнула и поморщилась.
— Ничего хорошего. Никаких выживших, никаких простых маршрутов из двух комнат и никакого свободного прохода — жуки там так и кишат. Словом, в одиночку не прорваться, а снимать еще народ с блокпоста было рискованно. Я так понимаю, меня с собой не берете?
— Лучше займитесь выводом гражданских, — покачал головой коммандер. — В условиях полной задницы, которые вы описали, нам лучше работать уже слаженными группами, на притирку времени не будет.
И, уже отряду:
— Все готовы? Погнали.

Группу Шепард повел через зал с гражданскими — убедиться совсем не лишний раз, что Бенезия не свесила на уши нормандийцев слишком уж много лапши. Впрочем, все ученые оказались на месте и уже готовились к скорому отлету, а взвод СБ — куда менее потрепанный, чем в игре — действительно охранял проходы с другой стороны убежища. Мимоходом обменявшись кивками с немного удивленным таким жестом от незнакомца Вентралисом, капитан вывел свой отряд в коридор к залу королевы.
— Джон, тебе не кажется, что Бенезия что-то темнит? — поинтересовался Найлус, нагоняя коллегу.
— Легенда у нее, конечно, красивая получилась, — вздохнул Шепард. — И даже почти все правда — индоктринация, скорее всего, и в самом деле слетела ко всем чертям, раз уж они стрелять не стали. Засада-то вышла бы идеальная — ан нет. Две вещи только неясны: надолго ли такое счастье, и кто же все-таки загрузил матриарху «резервную копию»? А если сама, то зачем? Нас-то рядом не было.
— Я так же подумал, — кивнул турианец. — Не боишься пускать их на борт?
— Придется рискнуть — не бросать же здесь столько разумных. Но Джокеру я скинул письменный приказ для Прессли — все заградительные поля держать включенными, ушки на макушке и пушки наготове.
— Ему это понравится, — усмехнулся Найлус, отставая. Тут же его место заняла Лиара.
— Хм... Джон...
— Да-да? — капитан повернулся к азари. Заодно скользнул взглядом по пустой клетке, где раньше ошивалась рахни.
— Я по поводу твоего задания. Разузнать о причине «попадания». То есть Бенезия ведь какое-то время провела в одном теле с оригиналом, пусть и качестве наблюдателя...
— Смелее, — подбодрил капитан.
— Так вот, — Лиара глубоко вздохнула, прежде чем продолжить. — Она помнит себя с момента индоктринации настоящей Бенезии. Я думаю — может, это какой-то защитный механизм? Ведь смена личности означает другие моральные приоритеты, другие устремления в жизни — то, на что и опирается внушение. Старая программа просто перестает работать. В эту версию укладывается еще Эшли — она «попала» в момент приближения «Властелина».
— А остальные, значит, просто погрешность статистики? — усмехнулся Шепард. — Но что-то в этом есть... Копай дальше, может, что и выяснишь.
Азари кивнула. Затем настороженно зыркнула по сторонам и, встав на цыпочки, шепнула:
— А еще... Знаешь, почему Лирой такой довольный?
Шепард оглянулся на штатного паладина, с улыбкой до ушей выслушивавшего Шиалу. Посмотрел на Лиару, сделав вопросительное лицо. Та быстро осмотрелась еще раз и продолжила все тем же опасливым шепотом:
— «Мамочка» достаточно долго наблюдала жизнь азари «изнутри», чтобы разобраться, как обнимать Вечность. И Шиалу научила.
— И тебя? — поинтересовался капитан, чувствуя на своем лице копию кошачьей ухмылки Дженкинса. Лиара скромно кивнула.
Капитан едва сдержал желание подпрыгнуть до потолка, да и то потому только, что отряд уже пришел к нужному лифту. Он повернулся, чтобы выдать что-нибудь вдохновляющее, но, едва открыв рот, тут же понял, что взорвется от переизбытка энергии, если немедленно не кинется в бой — и куда только усталость делась? Потому ограничился коротким:
— Ай, да ладно... Уроем их!
— Отличная речь, — оскалился кроган.
Наверное, даже на уровне, где «Нормандия» уже принимала на борт беженцев, был слышен первый слитный залп дорвавшихся до драки попаданцев и неизменное кроганское:
— За ВДВ!


Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Юмор | 11.11.2013 | 4097 | 15 | Проект Ненормандия, юмор, Вещий_Скиф, мШепард | Вещий_Скиф
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 49
Гостей: 38
Пользователей: 11

Dredd1875, АР-Гектар, Alzhbeta, Grеyson, shepard1a, Kobonaric, Wipe, Darth_LegiON, Доминирующее_звено, Gothie, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт